Забавная Библия. Часть 1.
Лео Таксиль

Забавная библия. Художник В. Бродский.

Оглавление:

ГЛАВА 1. Сотворение мира и человека
ГЛАВА 2. Грехопадение прародителей
ГЛАВА 3. Краткая история первых людей
ГЛАВА 4. Любовные приключения ангелов на земле
ГЛАВА 5. Всемирный потоп
ГЛАВА 6. Праведный Ной и благословенное богом его потомство
ГЛАВА 7. Праведное житие иже во святых патриарха Авраама
ГЛАВА 8. Святой праотец Лот
ГЛАВА 9. Окончание благочестивой истории о "святом друге божием" Аврааме
ГЛАВА 10. Святой праотец Исаак и дети, дарованные ему богом
ГЛАВА 11. Святой праотец Иаков и нечестивый брат его Исав
ГЛАВА 12. Головокружительная карьера святого Иосифа "прекрасного"
ГЛАВА 13. Благочестивая месть Иосифа
ГЛАВА 14. Премудрое управление Иосифа Египтом
ГЛАВА 15. Новый фаворит господа бога - "святой боговидец" Моисей


ГЛАВА 1. Сотворение мира и человека

   Бог был всегда. В начале времен он был один. На свете не было ничего, кроме него. Не было, впрочем, и никакого "света". В ту пору бог назывался "элохим". Так величает его древнееврейский текст книги "Бытие". Слово "элохим" буквально означает "боги". Довольно странно, что Библия называет так совершенно одинокого господина 1.
   Итак, "элохим", он же "яхве", "саваоф", "адонай", как его в разных местах называет Библия, скучал (или "скучали") среди собственного хаоса. "Тогу богу" называет этот хаос Библия, что можно вольным образом перевести так: "ни дна, ни покрышки" 2.
   Так как вечность бесконечно длинна, то "элохимы" этак проскучали, надо думать, неисчислимое множество миллиардов и миллионов веков. Наконец у бога (будем называть его так, по-современному) мелькнула мысль: раз он бог и всемогущ, то ему не следует изнывать от тоски и скуки, а надо что-нибудь делать. Старик решился взяться за творчество.
   Он, собственно, мог бы все создать и в один присест. Но нет, он решил не спешить: "всякому овощу свое время". И для начала он создал только небо и землю. Вернее говоря, материя сама выступила при изъявлении им своей воли. Правда, материя пока бесформенная, пустая, еще "без дна и покрышки" и насквозь мокрая. "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и дух божий носился над водою", - говорится во втором стихе первой главы книги "Бытие".
   От читателя Библии не требуется понимать, что это значит 3.
   Однако, чтобы не наделать ошибок в работе, богу понадобился свет. Судя по сказанному далее, в предшествовавшие века он сидел в полной темноте. К счастью, он не рисковал обо что-либо стукнуться, ибо вокруг ничего не было.
   "Да будет свет, - приказал бог. - И стал свет" (Бытие, гл. 1, ст. 3).
   Что это был за свет? Этого Библия не говорит. Она просто отмечает: "и увидел бог свет, что он хорош". Значит, бог был удовлетворен этим своим достижением. Прежде всего он позаботился "отделить свет от тьмы". Опять-таки было бы бесполезно стараться понять, что это значит. "И назвал бог свет днем, а тьму ночью. И был "вечер, и было утро: день один" (Бытие, гл. 1, ст. 5).
   После этого старик занялся созданием... угадайте чего? Опять-таки неба! 4 Вот как "священная" книга описывает эту операцию бога по вторичному созданию неба: "И создал бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день вторый" (Бытие, гл. 7, ст. 7-8).
   Эта история с водой "над" твердью и "под" твердью отражает грубые заблуждения всех первобытных народов. Согласно давним представлениям, небеса - это нечто массивное, твердое, откуда и самое название "твердь". Существовало убеждение, что по ту сторону этой тверди имеется громадный водоем, которому небо служит днищем. Теперь всякий грамотный человек знает, что дождь есть вода, испарившаяся с земли. Водяной пар, сгущаясь, образует облака, из которых влага и выпадает в виде осадков на земную поверхность. Но некогда думали, что дождь - это вода, стекающая из верхнего водоема через люки, специально для этого приспособленные. Это мнение, ныне вызывающее только ироническое сожаление, держалось очень долго. Его разделяли все ученые-богословы первых веков христианства 5.
   Пойдем дальше. Третий день бог употребил на работу, плоды которой были более ценны, чем предыдущие. Он опустил свои взоры на нижние воды и сказал сам себе, что было бы полезно собрать их и тем самым дать возможность проступить частям суши. Воды покорно соединились между собой в глубинах, мгновенно образовавшихся для их вмещения. Точно так же мгновенно образовались пространства суши, возвышения, с которых воды побежали в виде ручьев и рек к морям и озерам.
   "И назвал бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел бог, что это хорошо" (Бытие, гл. 1, ст. 10).
   Стоит отметить, что старик большей частью бывал доволен своей работой.
   - Ишь ты, - восклицал он, должно быть, каждый раз, - как это я не догадался заняться всем этим раньше...
   В этот день он был так доволен своими сушами и своими морями, что ему захотелось сделать еще хоть что-нибудь до наступления ночи. "Да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее. и) дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так" (Бытие, гл. 1, ст. 11).
   Не знаешь, как и восторгаться этой изумительной мудростью "творца"! Невозможно быть более тщательным, более предусмотрительным. Подумать только, что было бы на земле, если бы бог насадил плодовые деревья, приносящие плоды иные, чем его род. Возблагодарим заботливого бога за то, что он не дал нам яблонь, приносящих апельсины, апельсинных деревьев, приносящих груши, и груш, приносящих крыжовник. То-то была бы путаница!
   Когда земля ему повиновалась, и яблони проросли, принося именно яблоки, бог еще раз "увидел, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день третий" (Бытие, гл. 1, ст. 12-13).
   Но вот еще странная история: благодаря правильной подаче света прошло уже три дня с утрами и вечерами. И этот свет, в конце дня уступающий место ночным потемкам, освещал зарождающийся мир без всякого видимого источника: ни о каком Солнце речи еще не было. Оно просто пока отсутствовало. Эта штука стоит длинной цитаты из Библии:
   "И сказал бог: да будут светила на тверди небесной (для освещения земли и) для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;
   B да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.
   И создал бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
   B поставил их бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,
   B управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел бог, что это хорошо.
   И был вечер, и было утро: день четвертый" (Бытие, гл. 1, ст. 14-19).
   Никаких сомнений, не правда ли? Речь идет о Солнце и Луне. Следовательно, согласно Библии, разделение суток на день и ночь существовало уже до появления Солнца, которое было "создано" богом на четвертый день после появления света.
   Зачем же "святой дух" продиктовал Моисею эти сногсшибательные фантазии относительно Солнца и света? Дело объясняется просто: до конца семнадцатого века даже ученые полагали, что Солнце не дает света, а только "пропускает" его; свет же существует сам по себе. Даже знаменитый французский мыслитель Рене Декарт разделял это заблуждение.
   Датскому астроному Олафу Ремеру (1644-1710) наука обязана открытием важной истины, совершенно противоположной указаниям Библии: свет, проливающийся на наш мир, исходит от Солнца, и распространение его не мгновенное. Ремер определил скорость света, установив - и ныне это многократно доказано, - что свет доходит от Солнца до Земли за 8 минут 18 секунд, то есть имеет скорость почти в 300 тысяч километров в секунду. Он пришел к своему открытию путем наблюдения и изучения затмений спутников Юпитера - планеты, входящей в состав нашей солнечной системы. Ремер проживал тогда во Франции и сделал о своих открытиях сообщение в Парижской академии 22 ноября 1675 года.
   Тот, кто писал библейские строки, конечно, был полным невеждой в астрономии. Но бог-то должен был бы и в ту пору, когда писалась Библия, знать все.
   Обращает внимание и то, сколь ничтожна, по Библии, роль звезд в программе сотворения мира. "Два больших светила" - это Солнце и Луна. Луна - ничтожный спутник нашей Земли! Невежественная книга и не подозревает, что Луна, Земля и даже Солнце - все это еще так мало значит во Вселенной! Даже наше ослепительное Солнце, главное светило нашего солнечного мира, есть не более чем скромная звезда, одна из десятков миллиардов звезд, образующих огромную звездную систему - нашу Галактику. "Священный" автор видит только Землю и все сводит к Земле. Между тем Земля - это одна из планет. Она движется вокруг сравнительно небольшой звезды. Эту звезду - наше Солнце, которое вместе с тем по объему в 1300000 раз больше Земли, - невежественный автор книги "Бытие" ставит в полную зависимость от ее спутника - Земли.
   Автор наивных библейских фантазий обомлел бы, если бы ему довелось воскреснуть в наши дни. Какие глаза он сделал бы, прочитав любую популярную книгу по астрономии или попав в астрономическую обсерваторию, понаблюдал бы в хороший телескоп горы на Луне, пятна на Солнце, спутники планеты Юпитер и иные небесные объекты, которые бог будто бы "поставил на тверди небесной".
   Вернемся к Библии:
   "И сказал бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. (И стало так.)
   И сотворил бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел бог, что это хорошо.
   И благословил их бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
   И был вечер, и было утро: день пятый.
   И сказал бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
   И создал бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел бог, что это хорошо" (Бытие, гл. 1, ст. 20-25).
   Куда же лучше! И всемогущий мастер, у которого есть руки, потирал их от удовольствия. Но впереди его ждало еще лучшее.
   - Однако ни одно из этих животных не похоже на меня, - подумал он. - А жаль! У меня красивая голова, небольшие уши, живой взгляд, правильный нос и, наконец, хорошие зубы. Я, конечно, легко мог бы создать и зеркало, чтобы смотреться в него, но, я думаю, гораздо лучше видеть себя, созерцая похожего на себя. Ладно! Надо, чтобы на земле было животное, похожее на меня.
   В то время как старик этак рассуждал сам с собой, несколько только что созданных им обезьян кувыркались у его ног.
   - В них есть что-то от меня, - должно быть, подумал он. - Но это еще не то. У всех у них есть хвост, а я хвоста не ношу. Есть, правда, и между ними бесхвостые, но... Все же это не то!
   Обезьяны продолжали гримасничать и кувыркаться.
   Тогда бог взял кусок сырой земли и стал лепить человека.
   Можно ли после этого утверждать, что бог есть только дух и рук не имеет?
   Библия говорит также, что, создав человека, бог "вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою" (Бытие, гл. 2, ст. 7).
   Есть одно неясное место в первой главе книги "Бытие" (ст. 27), которое, казалось бы, позволяет заключить, что человек был создан гермафродитом (обоеполым) и что лишь впоследствии бог "внес поправки" в свое творение. Вопрос о создании женщины поднимается только в конце второй главы, а в 27-м стихе первой главы Библия говорит: "и сотворил бог человека по образу своему, сотворил его самцом и самкой по образу божьему". Это и есть стих, буквально переведенный с древнееврейского языка. Он и дал повод к рождению весьма распространенной легенды о богах-гермафродитах. С другой стороны, стих этот, именно вследствие своей двусмысленности, всегда подвергался искажениям со стороны благонамеренных христианских переводчиков 6.
   Однако было бы ошибкой придавать слишком много значения этой библейской фантазии: есть немало и других мест в Библии, совершенно не нуждающихся да, впрочем, и не подлежащих никакому пониманию. Обратимся лучше к тому, что считается общепринятым.
   Как только бог создал человека, он объявил его венцом творения. Тотчас же он устроил для него смотр всем животным. "Господь бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел (их) к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей" (Бытие, гл. 2, ст. 19).
   Это был, вероятно, забавный парад. Даже самый ученый естествоиспытатель едва ли решился бы стать в этом случае на место Адама 7.
   "Наполняйте землю, и обладайте ею, - было сказано Адаму, - и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею.) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Бытие, гл. 1, ст. 28).
   Нелишне отметить, что, вопреки этому божьему велению, "царь природы" - человек вынужден был бороться, и не всегда успешно, со львами, тиграми, медведями, крокодилами, волками и т. п., и не только хищные звери с удовольствием пожирали многих людей, но все человечество является еще добычей и многих неприятных паразитов: блох, вшей, клопов, а также болезнетворных микробов.
   Кроме того, бог, создавший хищных зверей, любящих бифштекс из человечины, самому-то человеку приказал быть вегетарианцем. Цитируем Библию:

И создал господь бог человека из праха земного
"И создал господь бог человека из праха земного" (Бытие, гл. 2, ст. 7)

   "Вот, я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; вам сие будет в пищу" (Бытие, гл. 1, ст. 29).
   Эту особенность питания первых людей просим заметить.
   Наконец, вечером шестого дня, когда все было окончательно или почти окончательно готово, бог, счастливый и до кончиков ногтей довольный своей работой, утомившись, придумал себе отдых. Цитируем: "И совершил бог к седьмому дню дела свои, которые он делал, и почил в день седьмый от всех дел своих, которые делал" (Бытие, гл. 2, ст. 2).
   Продолжаем читать Библию: "И насадил господь бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал...
   Из Эдема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.
   Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото;
   И золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс.
   Имя второй реки Гихон (Геон): она обтекает всю землю Куш.
   Имя третьей реки Хиддекель (Тигр): она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат" (Бытие, гл. 2, ст. 8, 10-14).
   Этими подробностями автор хотел дать точные указания относительно месторасположения земного рая. Но уж лучше бы он ничего не говорил, ибо трудно более глупо попасть впросак.
   Все комментаторы согласно признают, что Фисон есть река Фаз, впоследствии названная Араксом. Это река в Армении, имеющая свои истоки в одном из самых недоступных ущелий Кавказа. Допустим, что в этих местах и встречаются золото и оникс, но уже никто не знает, что такое "бдолах".
   С другой стороны, не может быть никакой ошибки насчет рек Тигра и Евфрата. Ясно, что книга "Бытие" относит местонахождение земного рая к области между Арменией и Ираком (Месопотамия). Хотя истоки Аракса, Тигра и Евфрата и расположены сравнительно недалеко один от другого, однако все эти реки имеют каждая свой собственный источник. Аракс - наибольший приток реки Куры - берет свое начало у Бингель-Дага (в Турции) и течет к Каспийскому морю. Что касается Тигра и Евфрата, то они не только не имеют общих истоков, но, напротив того, сливаются, впадая в Персидский залив.
   По поводу реки, которую книга "Бытие" называет Гихоном, промах "священного" автора прямо фантастичен. "Это, - говорит он, - река, обтекающая землю Куш" (Хуш). Однако, согласно самой же Библии, земля Хуша (сына Хама и отца Нимрода) есть не что иное, как Эфиопия. Следовательно, Гихон - это Нил, который, как известно, протекает не в Азии, а в Африке и в направлении совершенно противоположном Тигру и Евфрату, то есть с юга на север. Если считать его истоки в горах Экваториальной Африки и в области озера Виктория-Ньянца, получится почти 3000 километров расстояния между истоками первых трех рек и этой реки. Книга же "Бытие" объявляет, что все они орошают один и тот же сад - Эдемский 8 . Правда, две из этих рек - Тигр и Евфрат - имеют свои истоки на расстоянии не больше 100 километров один от другого, но уже и это довольно много для сада. И притом, что это, скажите на милость, за сад - эта громадная территория, находящаяся в горах и на отвесных скалах, в одном из самых неудобных мест земного шара?
   Перенесемся мысленно в этот чудесный рай, где четыре большие реки берут начало из одного источника и несут в разные стороны свои воды. Адам гуляет по своей усадьбе и предается усладам безделья. Вот каковы, вероятно, его размышления:
   "Я человек и называюсь Адамом; кажется, это значит "красная земля", так как я был сделан из глины, как простая посуда. Сколько мне лет? Я родился несколько дней тому назад; но, как говорит старая поговорка, мужчине столько лет, сколько показывает его внешность. Вот почему я могу сказать, что я, собственно говоря, родился в возрасте 28 лет, имея все зубы... Нет, еще не все зубы. У меня нет еще зубов мудрости.
   Недурно сложен, черт возьми! Да и как же мог бы я не быть красивым парнем, если, за исключением возраста и бороды, я являюсь точной копией господина бога, самого знаменитого существа во Вселенной? Поглядите-ка на мое здоровье, на эти руки, на эти стройные ноги, на эти мускулы, на этот румянец... Никакого ревматизма! Плюю вообще на все болезни, в том числе на оспу: папаша создал меня с готовой оспенной прививкой. Положительно, я хорош!
   И жизнь недурна в этом прекрасном месте. Ухожу, возвращаюсь, срываю с деревьев любые фрукты и ем сколько влезет. Я не испытываю ни малейшей усталости, так как ничего не делаю. Если я люблю поваляться на траве, так только ради удовольствия.
   Третьего дня любезный хозяин бог устроил мне маленькое развлечение, о котором я сохраню приятное воспоминание на всю мою жизнь: все животные парадировали передо мной. "Имя, которое ты дашь каждому животному, будет его именем", - сказал мне старик. Вот это гостеприимство!
   Трудно вообразить даже, сколько их прошло передо мной, этих животных. Я никогда не думал, что есть столько живых существ на свете. Однако я не затруднялся наделять их именами. Язык, на котором я говорю вполне бегло, хотя никогда и нигде ему не учился, есть язык необыкновенно богатый, обладающий непостижимым обилием выражений. Так, совершенно не размышляя, я узнавал моментально свойство каждого животного, только взглянув на него, и одним словом определял особенности каждого вида. Таким образом, имя, данное мной, есть вместе с тем точное и полное определение. Возьмем, например, животное, которое впоследствии будут называть: "эквус" по-латыни, "иппос" по-гречески, "пферд" по-немецки, "лошадь" по-русски. Ну так вот, я дал ему имя, которое точно определяет это четвероногое, с его гривой, хвостом, хомутом. Ах, он бесподобен, этот язык, на котором я говорю! И как грустно подумать, что когда-нибудь он погибнет навсегда.
   Он был великолепен, этот смотр всем живым существам. И когда я говорю великолепен, то это еще не все. Мы имели еще и комический номер в нашей программе: это было появление рыб. Подумать только: наш сад расположен на суше, вдали от морских берегов. Здесь есть только реки, то есть пресная вода. Вы воображаете, какие рожи корчили морские рыбы, подымаясь по Тигру и Евфрату, чтобы прийти представиться мне? Отсутствие соленой воды их ужасно расстраивало. Как я хохотал! А морские млекопитающие? Вот кому было плохо. К счастью, ради этого случая папаша догадался расширить реки моего садика, а не то ни один кит никогда по ним не пролез бы... Только я дал им имена, надо было посмотреть, как они стали улепетывать, хлопая плавниками, чтобы поскорей добраться до своего океана. Я за бока держался от хохота!
   Быть может, найдутся люди, которые не захотят верить этой истории? Нечестивцы будут отрицать, что тюлени, моржи, белые медведи, пингвины для этого парада смогли прибыть в долину Тигра и Евфрата, что сюда же собирались кенгуру, утконосы и страусы эму из Австралии, слоны, носороги, бегемоты и крокодилы из Африки, попугаи, ламы, аллигаторы, анаконды из Южной Америки и так далее. Ну и что ж? Критика ничего не значит. Честное слово, я видел здесь, в этом саду Эдемском, тюленей, китов, песцов, оленей и других животных всего мира.
   Придиры скажут: "Ну а уникальные породы рыб из разных водоемов, например байкальский омуль, чудской сиг, дальневосточный лосось, - как они добрались?" Эти рыбы получили специальное разрешение от бога и явились на смотр в Эдем... воздушным путем. Да будет анафема неверующим, которые не удовлетворяются этим объяснением!
   Да, наконец, на кой черт я вступаю в спор по поводу всего этого? Тем хуже для тех, кто мне не поверит, когда я утверждаю, что предо мной прошли все животные: позвоночные, беспозвоночные, пресмыкающиеся. Нет даже ни одного насекомого, которому я не дал бы имени. Но кто больше всех изумил меня, так это большой белый червь, длинный и плоский, который потихоньку вылез из меня самого, противный червь, которого будущие естествоиспытатели назовут солитером. Этот долговязый дурак, как только вылез, отвесил мне глубокий поклон. Я дал ему имя, и после этого он снова залез в меня через задний проход и поселился во мне. Если я об этом говорю, то лишь для того, чтобы быть точным. Правду сказать, я не знал, что я внутри обитаем. Впрочем, мой жилец меня нисколько не беспокоит. Ничто не нарушает упоительной жизни, которую я веду вот уже пять дней".
   Адам смотрит на свое отражение в чистой ключевой воде, в источнике четырех великих рек, потом лениво растягивается на траве.
   - Как приятно жить! - бормочет он.
   Но вот он зевнул, потянулся. Незнакомая истома постепенно овладевает им. Вот еще новость! Он не чувствует никакой усталости. Что же это значит? Он ничего не понимает. Он испытывает таинственное и непреодолимое чувство. Его веки слипаются. Адам спит. Это первый сон человека.
   Пока Адам храпит "во все носовые завертки", приходит бог-отец. Он останавливает продолжительный взгляд на спящем бездельнике.
   - Все-таки следует признать: когда я берусь за работу, то делаю ее хорошо, - говорит он с удовлетворением. - Парень хорошо сложен; можно было бы поклясться, что это я сам... когда я был моложе на несколько миллиардов веков.
   Нагибаясь, он щиплет Адама за икры. На эту божественную шутку Адам отвечает еще более громким храпом.
   - Прекрасно, - продолжает мастер "элохим", - не нужно никакого обезболивания. Я вижу, что мой молодой Адам достаточно крепко спит: его и пушка не разбудит. А теперь за работу, ибо я пришел сюда по весьма важному делу. Пока меня никто не слышит, я могу сделать признание: я заметил сегодня утром, что иногда я все-таки поступаю немного неуклюже, можно сказать коряво. Где была моя голова, когда я создавал человека без подруги? Каждому животному я дал самку. По крайней мере, из этого правила есть очень мало исключений. Глиста-солитер, правда, гермафродит, и это понятно, потому что если бы он жил парами, то и не назывался бы солитером 9 . Но человек не глиста, черт возьми! Значит, надо ему сделать подругу, и я сделаю ее из его же собственного тела.
   Сказав это, бог-отец "взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал господь бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку" (Бытие, гл. 2, ст. 21-22).
   Мне так и слышится крик человека, внезапно проснувшегося: - Ой-ой! Мне выломали ребро!
   Вообразите же его удивление, когда он увидел хорошенькую живую куклу.
   - Это еще что такое?
   - Это? Это твоя жена. Честь имею вас поздравить с законным браком, - ответил бог. - Посмей только сказать, что она тебе не нравится!
   - Правду сказать, она недурна.
   - То-то, недурна! Счастливчик! И ведь без тещи. Тебе прямо везет, мой милый.
   Библия рассказывает, что Адам воскликнул: "вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего). Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть" (Бытие, гл. 2, ст. 23-24).
   Не стоит комментировать это восклицание новобрачного Адама. Каких еще галантных слов вы от него ждете?
   Что касается извлеченного ребра, то следует напомнить, что, согласно утверждению Блаженного Августина, бог отнюдь не возвратил его Адаму. Следовательно, Адам так и остался инвалидом - без одного ребра. Это, вероятно, было "ложное" ребро, ядовито замечает Вольтер, "ибо недостача настоящего ребра была бы очень заметна".
   Книга "Бытие" говорит еще (Бытие, гл. 2, ст. 25): "И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились".
   Благочестивые комментаторы утверждают, что эта нагота без стыда есть доказательство невинности наших прародителей, признак их духовного совершенства. В соответствии с этим богословским рассуждением следовало бы считать живущими в состоянии духовного совершенства всех людей первобытной культуры, которые не носили никаких одежд, например инков в Америке, некоторые племена в Африке, обитателей Полинезии, Меланезии и иных. Тем не менее, захватывая эти страны, испанские, португальские, французские, английские колонизаторы истребляли туземные племена, жившие в полной невинности, а христианские священники благословляли эти избиения, теоретически обосновывая чудовищные зверства "цивилизаторов". С другой стороны, утверждают, что заставил применять одеяния только холод, ибо в наготе жили именно обитатели наиболее жарких стран. Кроме того, когда все ходят голыми, никому и не стыдно быть голым. Если же кто и краснел бы при этом, то только из-за неприятности обнаруживать какой-нибудь телесный недостаток, которого нет у других.

ГЛАВА 2. Грехопадение прародителей

   Мы подошли теперь к изумительному приключению, которое - увы! - положило конец благоденствию Адама и его супруги.
   "И произрастил господь бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла" (Бытие, гл. 2, ст. 9). "И заповедал господь бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть;
   А от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь" (Бытие, гл. 2, ст. 16-17).
   Полезно, раньше всего, заметить, что для религиозного наставления существовало много учебных руководств, называвшихся "священной историей". В этих книгах обходились молчанием стеснительные места Библии. Так, обыкновенно верующим говорят только о "дереве познания добра и зла". Мы увидим сейчас, почему церковники ни слова не говорят о "дереве жизни". Мы приведем стих 22 главы третьей, обычно пропускаемый в книгах для легковерных людей.
   Но сейчас займемся пока только плодом, послужившим причиной падения человека. Напомним, что император Юлиан Философ 10 , память которого так ненавистна для церковников, сделал по поводу этого чудесного дерева несколько замечаний.
   "Нам кажется, - писал он, - что господь бог должен был бы, наоборот, приказать человеку, своему созданию, есть как можно больше плодов от "дерева познания добра и зла"; потому что раз бог дал ему мыслящую голову, то необходимо было его учить, и еще более необходимо заставить его познать добро и зло, дабы он хорошо выполнял свои обязанности. Запрещение нелепое и жестокое. Оно было во сто раз хуже, чем если бы человеку бог дал желудок, который не мог бы принимать пищи".
   Другое соображение, которое так и напрашивается, - это то, что, по-видимому, господь бог имел заднюю мысль и был, в конце концов, рад падению человека. В общем, Адам был вправе сказать ему:
   - Дорогой мой папаша бог! Если я не ошибаюсь, добро - это есть то, что нравственно хорошо, что вам нравится; а зло, наоборот, - то, что плохо, что вам не нравится. Так или не так?
   - Совершенно верно, сынок, - ответил бы "создатель".
   - В таком случае, - мог бы продолжать Адам, - дайте мне узнать, что такое зло, дабы я мог его избегать. Иначе зачем здесь это дерево, если мне нельзя его трогать?
   Однако ответы вместо самого бога дают те, кто прикрывается его именем.
   - Бог, - говорят они, - поставил испытание нарождающемуся человечеству. Он хотел видеть, будет ли Адам ему повиноваться, когда бог потребует от него незначительного лишения.
   Но и это утверждение легко опровергнуть. Согласно богословским умствованиям, бог всезнающ - ему известно и будущее. Значит, он должен был предвидеть, что произойдет. Ничто ведь не делается без его воли. Значит, бог сам хотел, чтобы созданные им люди согрешили, - в этом не может быть никакого сомнения.
   В дальнейшем вся эта история действительно оборачивается против бога. Вот что рассказывает книга "Бытие":
   "Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал господь бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
   И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
   Только плодов дерева, которое среди рая, сказал бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
   И сказал змей жене: нет, не умрете;
   Но знает бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
   И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел" (Бытие, гл. 3, ст. 1-6).
   Что, прежде всего, поражает в этом рассказе - это то, что речь "змея", его разговор с женщиной, самый факт объяснения "змея" на языке первопредков не представлен автором как нечто сверхъестественное, чудесное, ни даже как аллегория. Книга "Бытие" так и представляет самого "змея" именно как змею. Это пресмыкающееся, полное хитрости и соблазна, делается искусителем женщины, изъясняясь с легкостью, которой позавидовал бы любой волокита, намеревающийся использовать доверчивость наивной простушки.
   Змея так натурально описана в Библии, что христианские богословы, находя неправдоподобной эту версию, сочли необходимым внести в библейскую сказку свою поправку. Однако эта поправка изменяет все, что изложено в книге "Бытие" по этому поводу и находится в полном противоречии с Библией. Согласно этим исправлениям, столь же хитрым, сколь и благочестивым, сам дьявол принял форму змеи и соблазнил жену Адама. Так повернули дело богословы, так они учат ныне.
   Это толкование есть мошенническая подделка книги "Бытие". Во-первых, ни одно слово подлинного текста не дает повода к такому толкованию. Во-вторых, между различными авторами ветхозаветных книг Библии есть всего два, упомянувших о дьяволе: автор Книги Иова, согласно которому дьявол стал в один прекрасный день спорить с богом в небесах, а также автор Книги Товита, который говорит о бесе Асмодее. влюбленном в некую Сарру: у ней он последовательно удавил семь мужей. Однако обе эти книги появляются в самом конце Библии, и ни в них и ни в каких других нет и речи о Сатане-Люцифере - дьяволе, которого церковники выводят всякий раз, когда им надо придать побольше пряности и интереса религиозным легендам. Нигде в Библии нет и поповского рассказа о Сатане, восставшем против бога и побежденном архангелом Михаилом. Это, как, впрочем, и все относящееся к дьяволу, было придумано гораздо позже того, как были составлены ветхозаветные книги Библии 11.
   С другой стороны, иные веселые комментаторы, философы-скептики в погоне за несколько легкомысленным символом обратили знаменитое "дерево познания добра и зла" в яблоню; они предполагали, что весь этот эпизод имеет в виду рассказать о том, что госпожа Адам, не знавшая еще любви, получила первый урок ее от дьявола-соблазнителя, обратившегося для этого случая в змею.
   Как бы ни смешна была эта шутка, которая, впрочем, ничуть не хуже благочестивых толкований, ее точно так же нужно оставить, как и текст, подделанный церковниками. Мы должны брать Библию так, как она есть. В эпизоде, которым мы занимаемся в настоящую минуту, выведено именно животное, называемое змеей, а не какой-нибудь дьявол. Что касается любовных намеков, приписываемых "змею" - соблазнителю, то их в этом тексте книги "Бытие" нет совсем.
   Именно змея сама по себе выведена здесь. Автор видит это животное глазами приверженцев разных религий. В древности змея считалась животным очень хитрым, очень умным и злобным. Некоторые африканские племена поклонялись ей.
   С другой стороны, случай с этим говорящим "змеем" весьма распространен в восточной литературе: все мифологии, расцветшие в Азии, полны говорящих животных. У халдеев, например, рыба Оаннес каждый день высовывала голову из вод Евфрата и в течение долгих часов держала проповеди к народу, сбегавшемуся на берега. Она давала разные советы и обучала песнопению и земледелию.
   Библейский "змей" вовсе не нуждался в том, чтобы в него вселился дьявол. Впрочем, он был гораздо менее хитер, чем его пытается изобразить книга "Бытие". Рассказ о "змее" отличается необыкновенной наивностью и насквозь противоречив. Так, например, спрашивается, что имел в виду змей под словами "вы будете, как боги"? Это выражение, указывающее на многочисленность богов, встречается не в одном только этом месте книги "Бытие"; и дальше мы будем видеть, что даже и иудейский бог Яхве в своих речах отнюдь не считает себя единственным богом. Христианские толкователи, поставленные в тупик этими словами змея, утверждают, что под словом "боги" пресмыкающееся имело в виду ангелов. Им возражали, что змей не мог знать ангелов. Но, в сущности, по той же самой причине он не мог знать и "богов". Наивность и противоречивая путаница - это постоянная особенность Библии.
   Нет, он уж не так хитер, этот змей. Его советы очень неполны. Змей, по-настоящему умный, должен был бы сказать женщине:
   - Поешь запретного плода, а затем сейчас же, сию минуту поешь от древа жизни, что тебе вовсе не запрещено.
   А бог? Не был ли он сам первопричиной искушения? Зачем дал он змею дар слова? Без этого змей никогда не мог бы объясняться с женщиной.
   Библия не приводит слов, которыми мадам Адам убедила своего мужа поесть вместе с ней запретного плода. Попытаемся восполнить этот пробел.
   Представьте себе первую женщину, любопытство которой было возбуждено змеем. Она приближается к "древу познания", стоящему посреди сада, рядом с "древом жизни". Долго и не без колебания она рассматривает его.
   - Он не так уж красив, - говорит она, - этот змей, который только что приставал ко мне. Но право же, у него недурные манеры, и он неплохо говорит. Мне кажется, можно последовать его совету, потому что, ей-богу, довольно глупо ничего не знать. Мы живем с Адамом все равно как индюки, а могли бы быть, как боги. Соблазнительный плод! Нет прекраснее его во всем саду. Однако, если змей меня надул, будет очень грустно. Жизнь так приятна. Поесть яблочка очень хочется, но если в результате я должна буду от этого умереть? Это уже много хуже.
   Она ходит и ходит вокруг дерева; змей, спрятавшись поблизости в кустах, следит за всеми ее движениями.
   - Нет, это немыслимо, чтобы мы умерли из-за пустяка. Бог-отец нас надувает. В конце концов, у него довольно-таки хитрый вид, у этого старикашки. А змей? У него очень миленькая маленькая голова, добродушное выражение, а глаза так и блестят умом. Старику, конечно, выгодно, чтобы мы так и прожили весь век, ничего не зная о прелестных вещах, представляющих привилегию богов. Его угроза имела в виду, вероятно, нагнать на нас страху. Вот и все! Он не хочет, чтобы мы все знали. Ах, уж эти старики! Они все одинаковы! Не надо им верить.
   Она тащит к дереву одну из садовых скамеек, взбирается на нее и срывает яблоко. (Мы говорим "яблоко", хотя Библия не дает на этот счет никаких указаний; но, в конце концов, совершенно не важно, как назвать плод.) Она рассматривает яблоко и облизывается. Змей все видит; он выпрямляется на хвосте позади куста и наслаждается.
   Госпожа Адам подносит яблоко к ротику.
   - В самом деле, как его кушают, этот плод? Его надо чистить или можно есть с кожицей? Все равно, так или иначе он, должно быть, вкусен.
   Она колеблется еще немного.
   - Знать все или ничего не знать? Вот в чем вопрос. Когда мы играем в прятки с Адамом - хорошо это или дурно? Жестокая загадка! Надо ли стричь овец, или же мы Делаем зло, снимая с них шерсть? Голова кругом идет. А манера Адама ковырять пальцем в носу - хорошо это или плохо? Ей-богу, это не жизнь - не знать всего этого!
   Набравшись решимости, она кусает яблоко.
   - Ой-ой-ой, как вкусно! Как сочно! Ах, старый плут, запретил нам есть такую вкусную вещь!
   Она ложится на скамью и с еще большим наслаждением вкушает "запретный плод".
   Приходит Адам, разговаривая сам с собой:
   - От скуки я сейчас наловил карасей в Тигре, но так как я вегетарианец, то сейчас же выбросил их в Евфрат.
   Замечает свою супругу.
   - Эй, женщина, что ты там грызешь?
   Госпожа Адам мгновенно вскочила на ноги:
   - Ой, не ругай меня. Это плод... с дерева... ты знаешь. С одного из двух деревьев, что посреди сада...
   - Я это вижу, черт возьми! Это именно и есть плод, которого нам запрещено касаться. Ну и глупа же ты, женщина! Забыла, что ли, что старик говорил?
   - Какой старик? Папаша? Это который во все путается? Вот еще! Он смеется над нами, эта старая обезьяна.
   - Что ты говоришь?
   - Он грозил смертью. Помнишь?
   - Конечно, помню. У меня бегают мурашки по спине.
   - Ха-ха-ха, дурачок! Его угроза-это только уловка.
   - Что ты врешь? Ты совсем одурела.
   - Это уловка, я тебя уверяю. Я уже знаю целую кучу вещей, с тех пор как я поела яблока.
   - Ты знаешь, что добро и что зло? Ты знаешь, что надо делать и чего делать не надо? Ты знаешь все, как и почему?
   - Да, начинаю знать, мой милый. Постой, вот я уже знаю, сколько крупиц соли нужно положить в одно яйцо.
   - Быть не может!
   - Я знаю, почему петухи закрывают глаза, когда поют.
   - Поразительно! А почему у лягушек нет хвоста, ты знаешь?
   - Я это только что узнала.
   - А ну-ка, скажи.
   - Потому что это мешало бы им сидеть.
   - Поразительно!
   - И того больше! Я еще знаю, я уверена, ты слышишь? Я уверена, что ты умница и ни разу мне не изменил.
   Адам ошеломлен.
   - Тысяча чертей! Ну и ученая же у меня жена! А ведь это правда, что я ни разу ей не изменил. А если бы я тебе изменил, это было бы хорошо или плохо?
   - Это было бы очень дурно, сударь! Очень дурно!
   Она притягивает его к себе, на скамеечку.
   - Впрочем, дорогой мой Адамушка, от тебя самого зависит сделаться таким же ученым, как я, так же быстро и так же дешево. Откуси яблочка!
   Она протягивает ему яблоко.
   - Мне и самому хочется, дорогая женушка. Но для чего это нам быть учеными, как академики, если мы от этого сегодня же умрем? В конце концов, давай рассудим: умереть, скажем, через тысячу лет, это еще куда ни шло; но свернуть себе шею сегодня - нет, это было бы слишком глупо.
   Госпожа Адам дернула плечиками.
   - Ты как будто не веришь, милая моя. Но я хорошо помню все, что он говорил, папаша бог. Я лично с ним разговаривал и уверяю тебя, что он был очень серьезен. Вот тебе его подлинные слова: "А от дерева познания добра и зла не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь". Дело ясное, как видишь. Если тебе твоя шкура не дорога, то своей я еще дорожу.
   - Адам, Адам, какой ты смешной! Разве я умерла, скажи?
   - Нет, ты еще жива. Но и день еще не кончился. Берегись!
   - Ах, как мужчины упрямы! Ты можешь гордиться, дорогой мой: у тебя упрямство, как у осла. Прямо удивительно, сколько времени нужно, чтобы убедить тебя, что старик посмеялся над нами. Вот ты только что говорил об академиках.
   - Ну, говорил. Так что же?
   - Но ведь они же истинные кладези премудрости, как ты думаешь?
   - Конечно!
   - Ну вот, академики-то как раз и бессмертны 12.
   Этот довод смутил Адама. Его же супруга стала ласково, но упорно настаивать.
   - Ну, для моего удовольствия, дорогой мой, поешь яблочка! Когда ты поешь, мы оба будем, как боги.
   - Как боги?
   - Не расспрашивай! Так сказал змей.
   Адам решился. Раз уж змей говорит...
   - Ладно, давай яблоко.
   Он жадно укусил. Две минуты прошло в молчании; слышно было, как мухи летали. Вдруг Адам испустил крик: в него вошло познание.
   - Тысяча чертей! - воскликнул он. - Мы наги, как черви! Что за безобразие!
   Женщина всплеснула руками: - У меня даже нет подвязок. Ой, как это неприлично!
   - Одеваться, одеваться, скорей одеваться...
   ..."И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания" (Бытие, гл. 3, ст. 7).
   Заметьте, что первый человеческий костюм не был из виноградных листьев; заслуга возделывания винограда досталась, по Библии, позднее патриарху Ною.
   Одевшись, супруги оглядели друг друга.
   - Это не так уж плохо, - заметил муж.
   - Право же, фиговый листок мне очень к лицу. Эти платья, быть может, немного пыльны, их не вытряхивали с тех пор, как эти деревья насадил бог. Возьми-ка щетку, Адам!
   Однако их удовольствие продолжалось недолго.
   "И услышали голос господа бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица господа бога между деревьями рая" (Бытие, гл. 3, ст. 8).
   Библейский бог, как мы видим еще раз, есть вполне телесное существо; он гуляет, он разговаривает, как человек. Книга "Бытие" представляет своего бога точно так же, как и языческие легенды. Разные народы древности действительно имели одинаковые представления о богах, как о человекоподобных существах.
   Критики спрашивают, в каком виде бог являлся Адаму, а впоследствии тем, с кем он разговаривал собственными устами. Церковники утверждают, что он имел вид человеческий и что иначе и быть не могло, раз человека он создал "по образу и подобию своему". Тогда чем же отличается древнееврейское представление о боге от других религий, которые проповедники христианства клеймят названием языческих? Древние римляне, принявшие верования греков, представляли себе богов также не иначе, как в человеческом виде. Это заставляет думать, что не бог создал человека по своему образу и подобию, а человек по своему подобию вообразил себе богов. Не будем, впрочем, настаивать, ибо заразиться таким мнением - значит обеспечить себе место в геенне огненной. Напомним только остроумное замечание одного философа: "Если бы кошки имели своего бога, они приписали бы ему ловлю мышей".
   Такие подробности, как эта прогулка бога по Эдемскому саду, с очевидностью показывают, что здесь и речи нет о какой-нибудь мистической аллегории: все повествование выдержано в самом реалистическом стиле.
   "И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам) где ты?" (Бытие, гл. 3, ст. 9).
   Он смущен и жалок, этот бедный господин Адам; и жена его тоже потеряла задор. Они стараются скрыться, спрятаться. Не тут-то было: как скрыться от всевидящего ока? Напрасно стараются они, несчастные, спрятаться от глаз "всевидящего"! Позади них, сбоку - повсюду гремит зов божий, как голос властного и строгого хозяина, собирающегося наказать своего непослушного раба. Ничего не поделаешь, - попались, придется сознаться. Понуря головы, они просят прощения.
   "Он сказал: голос твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся" (Бытие, гл. 3, ст. 10).
   Вот они перед хозяином, перед этим богом, который знает будущее, который предвидел случай со змеем и с яблоком и который сердится, как будто он ничего не подозревал, как будто все произошло не по его всемогущей воле. Адам и Ева не подумали об этом в своем смущении. Они держатся, как напроказившие ребятишки.
   - Не я первый начал, это она. Больше не буду. Ей-богу, больше не буду!
   "И сказал (бог): кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел" (Бытие, гл. 3, ст. 11-12).
   Адам, как видно, довольно удачно упрекает бога за его всеведение:
   - Ведь это ты, мой бог, мне дал жену. Разве ты не знал, кого даешь мне в спутники жизни?
   "И сказал господь бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела" (Бытие, гл. 3, ст. 13).
   Сейчас старик назначит наказание. Он действует по порядку: кто первый начал, тому первому и влетит. Берегись!
   "И сказал господь бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту" (Бытие, гл. 3, ст. 14-15).

И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам), где ты?
"И услышали голос господа бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица господа бога между деревьями рая. И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам), где ты?"(Бытие, гл. 3, ст. 8-9)

   Это наказание, назначенное змее, безоговорочно доказывает, что богословы грубо завираются, когда со своей манией повсюду видеть дьявола, приписывают ему искушение женщины. Если бы был виноват Сатана, то, конечно, бог наказал бы именно его, а не змею.
   Однако наказание за искушение постигает единственно и исключительно змею, как животное, как "зверя" полевого. Можно подумать, что этот злой советчик имел когда-то ноги, что бог отнял у него эти ноги и заставил его ползать. Это наказание было бы в высшей степени несправедливым, если бы змея не была лично причастна к делу.
   Предположите, что какой-нибудь плут перерядится в одно прекрасное утро в обыкновенного человека, положим в местного церковника, и под его видом совершит какие-нибудь мошенничества. Что будет, если его поймают, разоблачат и приведут в суд? Осудит ли суд церковника? Конечно, нет. Он накажет настоящего виновника. Это ясно!
   Так что богословы хорошо бы сделали, если бы отказались от своей сказки о дьяволе - соблазнителе первой женщины: это не выдерживает критики. Если они все же хотят сохранить эту сказку, то надо признать, что бог не разглядел в этой истории козней дьявола, видел одну только змею и совершенно напрасно лишил ее, неповинную, ног.
   Если верно, что люди питают отвращение к змее, если верно, что при встрече они стараются размозжить голову змее, а она старается ужалить их в ногу, то, напротив, есть один пункт наказания, которого змеи не отбывают: они не питаются прахом. Это наказание никогда не было выполнено. Остается только предположить, что бог применил здесь "условное осуждение". Удивительно, что Библия забыла это отметить.
   И еще один вопрос: какая же змея играла роль соблазнителя? Уж? Удав? Очковая змея? Эфа? Гюрза? Виды змей очень многочисленны.
   Допустим, что госпожу Адам подстрекнул уж; допустим даже, что наказание, вынесенное ужу, было бы справедливо применить ко всему потомству этого ужа и в будущем всех ужей лишить ног во искупление вины их предка. Ведь если бы женщина не успела вовлечь мужчину в грех непослушания, была бы наказана только она одна. Не правда ли? Но бедные змеи! Провинился один уж, а вот медянка, боа-констриктор, гремучая змея, удав, гадюка и много-много других пород потеряли ноги и ползают на брюхе, несмотря на очевидную их невиновность!
   "Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою" (Бытие, гл. 3, ст. 16).
   Все комментаторы единодушно сходятся на том, что наказание это касается не только госпожи Адам, но также и всех женщин до конца мира. Не останавливаясь на том, сколько здесь несправедливого и сумасбродного со стороны бога, мы отметим, прежде всего, что, по-видимому, если бы первая женщина сумела устоять против нашептываний змея, она не рожала бы в муках. До этого дня она, значит, была сложена совершенно иначе, чем ко времени своих первых родов. Следовательно, в одно мгновение, то есть в самый момент произнесения приговора, бог перевернул вверх дном весь организм женщины. Вот уж поистине перст божий!
   Затем стоит отметить, что, несмотря на свое всемогущество, господу богу не удалось провести в жизнь наказания, которому он подверг весь женский пол: очень многие женщины рожают без болей. Во-вторых, сколько их, этих женщин, которые не только не находятся в повиновении у своих мужей, но водят их за нос и держат в трепете! Имя им легион!
   "Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей.
   Терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою.
   В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты, и в прах возвратишься" (Бытие, гл. 3, ст. 17-19).
   Те же замечания, что и выше. Наказание, вынесенное Адаму, должно распространиться на всех мужчин: в этом сходятся все богословы.
   Самое страшное из наказаний есть смертный приговор. Правда, этот замечательный бог забыл свою недавнюю угрозу, что поевший запретного плода умрет в самый день проступка. Эта забывчивость бога-отца предоставила приговоренным довольно продолжительную отсрочку. Если верить Библии, Адам прожил еще 930 лет (Бытие, гл. 5, ст. 5). Но если бы Адам не ел яблока, он никогда не умер бы, и мы тоже были бы бессмертны.
   Если бог действительно таков, как его изображает Библия, то он сделал хорошо, что змей остался немым с тех пор и ничего не может рассказать, иначе он сделал бы кое-какие разоблачения. Надо отметить, однако, что лишение дара слова не значится в числе вынесенных змею наказаний.
   Еще одно замечание поневоле напрашивается само собой. Это относительно хлеба с большой примесью пота. Весьма вероятно, что в первобытные времена не было хлеба и люди питались тогда чем придется. Но не будем придираться. Допустим, что бог имел в виду цивилизованное будущее. Евреи, в среде которых появились библейские сказания, действительно ели хлеб, когда перешли к оседлой жизни и стали заниматься земледелием. Однако церковники утверждают, что Библия была написана не для одних евреев: это-де закон для обитателей всего мира. Но хлеб едят только в тех странах, где растут хлебные злаки. Эскимосы не знают муки. Во многих областях Индии, Америки, Центральной и Южной Африки люди питаются плодами и добычей от охоты.
   Может быть, скажут, что слово "хлеб" бог употребил в фигуральном смысле, имея в виду все виды пищи? Почему же все-таки наказание это не распространилось действительно на всех? Если трудящиеся работают, чтобы есть, если кто-нибудь живущий плодами своего труда видит себя искупающим вину Адама, то это вовсе не относится к богатым людям, наслаждающимся наследственными миллионами! А упитанные священнослужители? Эти если и потеют, то разве только от жира. Не труды по добыванию пищи заставляют их орошать своим потом хлеб насущный!
   Стих 18 очень недружелюбен по отношению к человеческому роду. Кроме хлеба человек приговорен питаться только одною полевою травою, наравне с животными. Что даст ему земля? "Тернии и волчцы", - грозит Библия. Бог прозевал, однако: несмотря на его гневный приказ, люди едят еще кое-что, кроме хлеба и травы. И почему бог молниями своими не разрушает рестораны, объявляющие мясные блюда в своих меню?
   Но вот что произошло после произнесения приговора: "И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих" (Бытие, гл. 3, ст. 20).
   Этот милый муж доселе не позаботился дать имя своей подруге; он просто звал ее женой, как это видно из стиха 23 главы второй книги "Бытие".
   А теперь мы увидим, что бог не тотчас же изгнал Адама и Еву из земного рая, вопреки распространенному мнению. Сначала бог-отец, найдя слишком легкими их костюмы из фиговых листьев, сделался портным:
   "И сделал господь бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их" (Бытие, гл. 3, ст. 21) 13.
   Для изготовления этих одежд понадобилось избиение ни в чем не повинных животных; значит, первая скотобойня была освящена и открыта самим господом богом. Как же требовать после этого, чтобы наши предки не пожелали использовать в пищу мясо так быстро и неожиданно убитых и раздетых животных? "Плевать на вегетарианскую диету", - должны были они сказать друг другу.
   А господь бог так и оставил бы Адама с Евой и жить и умирать в раю, если бы, встретив их через некоторое время одетыми, он не вспомнил о знаменитом "дереве жизни", плодов которого мужчина и женщина так и не догадались поесть.
   "И сказал господь бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно" (Бытие, гл. 3, ст. 22).
   Таков стих 22, о котором совсем умалчивают учебники "священной истории".
   Итак, ясно: эти два болвана - Адам и Ева, коим плоды от "дерева жизни" не были запрещены, самым глупым образом пропустили их. А если бы мужчину и женщину осенила счастливая мысль поесть чудесных плодов, пока бог выкраивал для них одежды из звериных шкур, то-то бы они натянули нос своему строгому судье! Приговор не мог бы быть приведен в исполнение, и бог оказался бы бессильным.
   Не правда ли, она довольно смешна, "святая" Библия: когда читаешь ее внимательно?
   Этот "единый" бог, который вдруг проговаривается существовании нескольких богов, конечно, болтает лишнее. Но, кроме того, он, "всемогущий", беспомощно признает свою неспособность привести в исполнение им же вынесенный смертный приговор. Подумать только! Немножко присутствия духа, немного догадки, и Адам с Евой стали бы бессмертны, несмотря на бога и даже против его собственной воли.
   И как же должен был, в конце концов, поздравлять себя старый бог, когда наконец вспомнил об этом проклятом "дереве жизни".
   "И выслал его господь бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни" (Бытие, гл. 3, ст. 23-24).
   Никаких сомнений, не правда ли? Это именно злосчастное "дерево жизни" больше всего занимало старого "элохима". Ни в коем случае Адам и Ева не должны были к нему возвратиться. Но, в конце концов, что за дикая мысль была создавать это дерево? В самом деле, при способности знать будущее бог, конечно, никак не мог упустить из виду то обстоятельство, что один из наших отдаленных предков должен будет согрешить и что придется приговорить к смерти его и весь род людской. При этих обстоятельствах "дерево жизни" не могло быть для него ничем иным, как помехой. Не лучше ли было бы богу его вовсе не взращивать?
   А этот херувим с горящим мечом у ворот сада Эдемского - это что еще за ерунда такая? Разве одним словом, одним усилием