Забавная Библия. Часть 1.
Лео Таксиль

Забавная библия. Художник В. Бродский.

Оглавление:

ГЛАВА 1. Сотворение мира и человека
ГЛАВА 2. Грехопадение прародителей
ГЛАВА 3. Краткая история первых людей
ГЛАВА 4. Любовные приключения ангелов на земле
ГЛАВА 5. Всемирный потоп
ГЛАВА 6. Праведный Ной и благословенное богом его потомство
ГЛАВА 7. Праведное житие иже во святых патриарха Авраама
ГЛАВА 8. Святой праотец Лот
ГЛАВА 9. Окончание благочестивой истории о "святом друге божием" Аврааме
ГЛАВА 10. Святой праотец Исаак и дети, дарованные ему богом
ГЛАВА 11. Святой праотец Иаков и нечестивый брат его Исав
ГЛАВА 12. Головокружительная карьера святого Иосифа "прекрасного"
ГЛАВА 13. Благочестивая месть Иосифа
ГЛАВА 14. Премудрое управление Иосифа Египтом
ГЛАВА 15. Новый фаворит господа бога - "святой боговидец" Моисей


ГЛАВА 1. Сотворение мира и человека

   Бог был всегда. В начале времен он был один. На свете не было ничего, кроме него. Не было, впрочем, и никакого "света". В ту пору бог назывался "элохим". Так величает его древнееврейский текст книги "Бытие". Слово "элохим" буквально означает "боги". Довольно странно, что Библия называет так совершенно одинокого господина 1.
   Итак, "элохим", он же "яхве", "саваоф", "адонай", как его в разных местах называет Библия, скучал (или "скучали") среди собственного хаоса. "Тогу богу" называет этот хаос Библия, что можно вольным образом перевести так: "ни дна, ни покрышки" 2.
   Так как вечность бесконечно длинна, то "элохимы" этак проскучали, надо думать, неисчислимое множество миллиардов и миллионов веков. Наконец у бога (будем называть его так, по-современному) мелькнула мысль: раз он бог и всемогущ, то ему не следует изнывать от тоски и скуки, а надо что-нибудь делать. Старик решился взяться за творчество.
   Он, собственно, мог бы все создать и в один присест. Но нет, он решил не спешить: "всякому овощу свое время". И для начала он создал только небо и землю. Вернее говоря, материя сама выступила при изъявлении им своей воли. Правда, материя пока бесформенная, пустая, еще "без дна и покрышки" и насквозь мокрая. "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и дух божий носился над водою", - говорится во втором стихе первой главы книги "Бытие".
   От читателя Библии не требуется понимать, что это значит 3.
   Однако, чтобы не наделать ошибок в работе, богу понадобился свет. Судя по сказанному далее, в предшествовавшие века он сидел в полной темноте. К счастью, он не рисковал обо что-либо стукнуться, ибо вокруг ничего не было.
   "Да будет свет, - приказал бог. - И стал свет" (Бытие, гл. 1, ст. 3).
   Что это был за свет? Этого Библия не говорит. Она просто отмечает: "и увидел бог свет, что он хорош". Значит, бог был удовлетворен этим своим достижением. Прежде всего он позаботился "отделить свет от тьмы". Опять-таки было бы бесполезно стараться понять, что это значит. "И назвал бог свет днем, а тьму ночью. И был "вечер, и было утро: день один" (Бытие, гл. 1, ст. 5).
   После этого старик занялся созданием... угадайте чего? Опять-таки неба! 4 Вот как "священная" книга описывает эту операцию бога по вторичному созданию неба: "И создал бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день вторый" (Бытие, гл. 7, ст. 7-8).
   Эта история с водой "над" твердью и "под" твердью отражает грубые заблуждения всех первобытных народов. Согласно давним представлениям, небеса - это нечто массивное, твердое, откуда и самое название "твердь". Существовало убеждение, что по ту сторону этой тверди имеется громадный водоем, которому небо служит днищем. Теперь всякий грамотный человек знает, что дождь есть вода, испарившаяся с земли. Водяной пар, сгущаясь, образует облака, из которых влага и выпадает в виде осадков на земную поверхность. Но некогда думали, что дождь - это вода, стекающая из верхнего водоема через люки, специально для этого приспособленные. Это мнение, ныне вызывающее только ироническое сожаление, держалось очень долго. Его разделяли все ученые-богословы первых веков христианства 5.
   Пойдем дальше. Третий день бог употребил на работу, плоды которой были более ценны, чем предыдущие. Он опустил свои взоры на нижние воды и сказал сам себе, что было бы полезно собрать их и тем самым дать возможность проступить частям суши. Воды покорно соединились между собой в глубинах, мгновенно образовавшихся для их вмещения. Точно так же мгновенно образовались пространства суши, возвышения, с которых воды побежали в виде ручьев и рек к морям и озерам.
   "И назвал бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел бог, что это хорошо" (Бытие, гл. 1, ст. 10).
   Стоит отметить, что старик большей частью бывал доволен своей работой.
   - Ишь ты, - восклицал он, должно быть, каждый раз, - как это я не догадался заняться всем этим раньше...
   В этот день он был так доволен своими сушами и своими морями, что ему захотелось сделать еще хоть что-нибудь до наступления ночи. "Да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее. и) дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так" (Бытие, гл. 1, ст. 11).
   Не знаешь, как и восторгаться этой изумительной мудростью "творца"! Невозможно быть более тщательным, более предусмотрительным. Подумать только, что было бы на земле, если бы бог насадил плодовые деревья, приносящие плоды иные, чем его род. Возблагодарим заботливого бога за то, что он не дал нам яблонь, приносящих апельсины, апельсинных деревьев, приносящих груши, и груш, приносящих крыжовник. То-то была бы путаница!
   Когда земля ему повиновалась, и яблони проросли, принося именно яблоки, бог еще раз "увидел, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день третий" (Бытие, гл. 1, ст. 12-13).
   Но вот еще странная история: благодаря правильной подаче света прошло уже три дня с утрами и вечерами. И этот свет, в конце дня уступающий место ночным потемкам, освещал зарождающийся мир без всякого видимого источника: ни о каком Солнце речи еще не было. Оно просто пока отсутствовало. Эта штука стоит длинной цитаты из Библии:
   "И сказал бог: да будут светила на тверди небесной (для освещения земли и) для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;
   B да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.
   И создал бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
   B поставил их бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,
   B управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел бог, что это хорошо.
   И был вечер, и было утро: день четвертый" (Бытие, гл. 1, ст. 14-19).
   Никаких сомнений, не правда ли? Речь идет о Солнце и Луне. Следовательно, согласно Библии, разделение суток на день и ночь существовало уже до появления Солнца, которое было "создано" богом на четвертый день после появления света.
   Зачем же "святой дух" продиктовал Моисею эти сногсшибательные фантазии относительно Солнца и света? Дело объясняется просто: до конца семнадцатого века даже ученые полагали, что Солнце не дает света, а только "пропускает" его; свет же существует сам по себе. Даже знаменитый французский мыслитель Рене Декарт разделял это заблуждение.
   Датскому астроному Олафу Ремеру (1644-1710) наука обязана открытием важной истины, совершенно противоположной указаниям Библии: свет, проливающийся на наш мир, исходит от Солнца, и распространение его не мгновенное. Ремер определил скорость света, установив - и ныне это многократно доказано, - что свет доходит от Солнца до Земли за 8 минут 18 секунд, то есть имеет скорость почти в 300 тысяч километров в секунду. Он пришел к своему открытию путем наблюдения и изучения затмений спутников Юпитера - планеты, входящей в состав нашей солнечной системы. Ремер проживал тогда во Франции и сделал о своих открытиях сообщение в Парижской академии 22 ноября 1675 года.
   Тот, кто писал библейские строки, конечно, был полным невеждой в астрономии. Но бог-то должен был бы и в ту пору, когда писалась Библия, знать все.
   Обращает внимание и то, сколь ничтожна, по Библии, роль звезд в программе сотворения мира. "Два больших светила" - это Солнце и Луна. Луна - ничтожный спутник нашей Земли! Невежественная книга и не подозревает, что Луна, Земля и даже Солнце - все это еще так мало значит во Вселенной! Даже наше ослепительное Солнце, главное светило нашего солнечного мира, есть не более чем скромная звезда, одна из десятков миллиардов звезд, образующих огромную звездную систему - нашу Галактику. "Священный" автор видит только Землю и все сводит к Земле. Между тем Земля - это одна из планет. Она движется вокруг сравнительно небольшой звезды. Эту звезду - наше Солнце, которое вместе с тем по объему в 1300000 раз больше Земли, - невежественный автор книги "Бытие" ставит в полную зависимость от ее спутника - Земли.
   Автор наивных библейских фантазий обомлел бы, если бы ему довелось воскреснуть в наши дни. Какие глаза он сделал бы, прочитав любую популярную книгу по астрономии или попав в астрономическую обсерваторию, понаблюдал бы в хороший телескоп горы на Луне, пятна на Солнце, спутники планеты Юпитер и иные небесные объекты, которые бог будто бы "поставил на тверди небесной".
   Вернемся к Библии:
   "И сказал бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. (И стало так.)
   И сотворил бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел бог, что это хорошо.
   И благословил их бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
   И был вечер, и было утро: день пятый.
   И сказал бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
   И создал бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел бог, что это хорошо" (Бытие, гл. 1, ст. 20-25).
   Куда же лучше! И всемогущий мастер, у которого есть руки, потирал их от удовольствия. Но впереди его ждало еще лучшее.
   - Однако ни одно из этих животных не похоже на меня, - подумал он. - А жаль! У меня красивая голова, небольшие уши, живой взгляд, правильный нос и, наконец, хорошие зубы. Я, конечно, легко мог бы создать и зеркало, чтобы смотреться в него, но, я думаю, гораздо лучше видеть себя, созерцая похожего на себя. Ладно! Надо, чтобы на земле было животное, похожее на меня.
   В то время как старик этак рассуждал сам с собой, несколько только что созданных им обезьян кувыркались у его ног.
   - В них есть что-то от меня, - должно быть, подумал он. - Но это еще не то. У всех у них есть хвост, а я хвоста не ношу. Есть, правда, и между ними бесхвостые, но... Все же это не то!
   Обезьяны продолжали гримасничать и кувыркаться.
   Тогда бог взял кусок сырой земли и стал лепить человека.
   Можно ли после этого утверждать, что бог есть только дух и рук не имеет?
   Библия говорит также, что, создав человека, бог "вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою" (Бытие, гл. 2, ст. 7).
   Есть одно неясное место в первой главе книги "Бытие" (ст. 27), которое, казалось бы, позволяет заключить, что человек был создан гермафродитом (обоеполым) и что лишь впоследствии бог "внес поправки" в свое творение. Вопрос о создании женщины поднимается только в конце второй главы, а в 27-м стихе первой главы Библия говорит: "и сотворил бог человека по образу своему, сотворил его самцом и самкой по образу божьему". Это и есть стих, буквально переведенный с древнееврейского языка. Он и дал повод к рождению весьма распространенной легенды о богах-гермафродитах. С другой стороны, стих этот, именно вследствие своей двусмысленности, всегда подвергался искажениям со стороны благонамеренных христианских переводчиков 6.
   Однако было бы ошибкой придавать слишком много значения этой библейской фантазии: есть немало и других мест в Библии, совершенно не нуждающихся да, впрочем, и не подлежащих никакому пониманию. Обратимся лучше к тому, что считается общепринятым.
   Как только бог создал человека, он объявил его венцом творения. Тотчас же он устроил для него смотр всем животным. "Господь бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел (их) к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей" (Бытие, гл. 2, ст. 19).
   Это был, вероятно, забавный парад. Даже самый ученый естествоиспытатель едва ли решился бы стать в этом случае на место Адама 7.
   "Наполняйте землю, и обладайте ею, - было сказано Адаму, - и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею.) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Бытие, гл. 1, ст. 28).
   Нелишне отметить, что, вопреки этому божьему велению, "царь природы" - человек вынужден был бороться, и не всегда успешно, со львами, тиграми, медведями, крокодилами, волками и т. п., и не только хищные звери с удовольствием пожирали многих людей, но все человечество является еще добычей и многих неприятных паразитов: блох, вшей, клопов, а также болезнетворных микробов.
   Кроме того, бог, создавший хищных зверей, любящих бифштекс из человечины, самому-то человеку приказал быть вегетарианцем. Цитируем Библию:

И создал господь бог человека из праха земного
"И создал господь бог человека из праха земного" (Бытие, гл. 2, ст. 7)

   "Вот, я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; вам сие будет в пищу" (Бытие, гл. 1, ст. 29).
   Эту особенность питания первых людей просим заметить.
   Наконец, вечером шестого дня, когда все было окончательно или почти окончательно готово, бог, счастливый и до кончиков ногтей довольный своей работой, утомившись, придумал себе отдых. Цитируем: "И совершил бог к седьмому дню дела свои, которые он делал, и почил в день седьмый от всех дел своих, которые делал" (Бытие, гл. 2, ст. 2).
   Продолжаем читать Библию: "И насадил господь бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал...
   Из Эдема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.
   Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото;
   И золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс.
   Имя второй реки Гихон (Геон): она обтекает всю землю Куш.
   Имя третьей реки Хиддекель (Тигр): она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат" (Бытие, гл. 2, ст. 8, 10-14).
   Этими подробностями автор хотел дать точные указания относительно месторасположения земного рая. Но уж лучше бы он ничего не говорил, ибо трудно более глупо попасть впросак.
   Все комментаторы согласно признают, что Фисон есть река Фаз, впоследствии названная Араксом. Это река в Армении, имеющая свои истоки в одном из самых недоступных ущелий Кавказа. Допустим, что в этих местах и встречаются золото и оникс, но уже никто не знает, что такое "бдолах".
   С другой стороны, не может быть никакой ошибки насчет рек Тигра и Евфрата. Ясно, что книга "Бытие" относит местонахождение земного рая к области между Арменией и Ираком (Месопотамия). Хотя истоки Аракса, Тигра и Евфрата и расположены сравнительно недалеко один от другого, однако все эти реки имеют каждая свой собственный источник. Аракс - наибольший приток реки Куры - берет свое начало у Бингель-Дага (в Турции) и течет к Каспийскому морю. Что касается Тигра и Евфрата, то они не только не имеют общих истоков, но, напротив того, сливаются, впадая в Персидский залив.
   По поводу реки, которую книга "Бытие" называет Гихоном, промах "священного" автора прямо фантастичен. "Это, - говорит он, - река, обтекающая землю Куш" (Хуш). Однако, согласно самой же Библии, земля Хуша (сына Хама и отца Нимрода) есть не что иное, как Эфиопия. Следовательно, Гихон - это Нил, который, как известно, протекает не в Азии, а в Африке и в направлении совершенно противоположном Тигру и Евфрату, то есть с юга на север. Если считать его истоки в горах Экваториальной Африки и в области озера Виктория-Ньянца, получится почти 3000 километров расстояния между истоками первых трех рек и этой реки. Книга же "Бытие" объявляет, что все они орошают один и тот же сад - Эдемский 8 . Правда, две из этих рек - Тигр и Евфрат - имеют свои истоки на расстоянии не больше 100 километров один от другого, но уже и это довольно много для сада. И притом, что это, скажите на милость, за сад - эта громадная территория, находящаяся в горах и на отвесных скалах, в одном из самых неудобных мест земного шара?
   Перенесемся мысленно в этот чудесный рай, где четыре большие реки берут начало из одного источника и несут в разные стороны свои воды. Адам гуляет по своей усадьбе и предается усладам безделья. Вот каковы, вероятно, его размышления:
   "Я человек и называюсь Адамом; кажется, это значит "красная земля", так как я был сделан из глины, как простая посуда. Сколько мне лет? Я родился несколько дней тому назад; но, как говорит старая поговорка, мужчине столько лет, сколько показывает его внешность. Вот почему я могу сказать, что я, собственно говоря, родился в возрасте 28 лет, имея все зубы... Нет, еще не все зубы. У меня нет еще зубов мудрости.
   Недурно сложен, черт возьми! Да и как же мог бы я не быть красивым парнем, если, за исключением возраста и бороды, я являюсь точной копией господина бога, самого знаменитого существа во Вселенной? Поглядите-ка на мое здоровье, на эти руки, на эти стройные ноги, на эти мускулы, на этот румянец... Никакого ревматизма! Плюю вообще на все болезни, в том числе на оспу: папаша создал меня с готовой оспенной прививкой. Положительно, я хорош!
   И жизнь недурна в этом прекрасном месте. Ухожу, возвращаюсь, срываю с деревьев любые фрукты и ем сколько влезет. Я не испытываю ни малейшей усталости, так как ничего не делаю. Если я люблю поваляться на траве, так только ради удовольствия.
   Третьего дня любезный хозяин бог устроил мне маленькое развлечение, о котором я сохраню приятное воспоминание на всю мою жизнь: все животные парадировали передо мной. "Имя, которое ты дашь каждому животному, будет его именем", - сказал мне старик. Вот это гостеприимство!
   Трудно вообразить даже, сколько их прошло передо мной, этих животных. Я никогда не думал, что есть столько живых существ на свете. Однако я не затруднялся наделять их именами. Язык, на котором я говорю вполне бегло, хотя никогда и нигде ему не учился, есть язык необыкновенно богатый, обладающий непостижимым обилием выражений. Так, совершенно не размышляя, я узнавал моментально свойство каждого животного, только взглянув на него, и одним словом определял особенности каждого вида. Таким образом, имя, данное мной, есть вместе с тем точное и полное определение. Возьмем, например, животное, которое впоследствии будут называть: "эквус" по-латыни, "иппос" по-гречески, "пферд" по-немецки, "лошадь" по-русски. Ну так вот, я дал ему имя, которое точно определяет это четвероногое, с его гривой, хвостом, хомутом. Ах, он бесподобен, этот язык, на котором я говорю! И как грустно подумать, что когда-нибудь он погибнет навсегда.
   Он был великолепен, этот смотр всем живым существам. И когда я говорю великолепен, то это еще не все. Мы имели еще и комический номер в нашей программе: это было появление рыб. Подумать только: наш сад расположен на суше, вдали от морских берегов. Здесь есть только реки, то есть пресная вода. Вы воображаете, какие рожи корчили морские рыбы, подымаясь по Тигру и Евфрату, чтобы прийти представиться мне? Отсутствие соленой воды их ужасно расстраивало. Как я хохотал! А морские млекопитающие? Вот кому было плохо. К счастью, ради этого случая папаша догадался расширить реки моего садика, а не то ни один кит никогда по ним не пролез бы... Только я дал им имена, надо было посмотреть, как они стали улепетывать, хлопая плавниками, чтобы поскорей добраться до своего океана. Я за бока держался от хохота!
   Быть может, найдутся люди, которые не захотят верить этой истории? Нечестивцы будут отрицать, что тюлени, моржи, белые медведи, пингвины для этого парада смогли прибыть в долину Тигра и Евфрата, что сюда же собирались кенгуру, утконосы и страусы эму из Австралии, слоны, носороги, бегемоты и крокодилы из Африки, попугаи, ламы, аллигаторы, анаконды из Южной Америки и так далее. Ну и что ж? Критика ничего не значит. Честное слово, я видел здесь, в этом саду Эдемском, тюленей, китов, песцов, оленей и других животных всего мира.
   Придиры скажут: "Ну а уникальные породы рыб из разных водоемов, например байкальский омуль, чудской сиг, дальневосточный лосось, - как они добрались?" Эти рыбы получили специальное разрешение от бога и явились на смотр в Эдем... воздушным путем. Да будет анафема неверующим, которые не удовлетворяются этим объяснением!
   Да, наконец, на кой черт я вступаю в спор по поводу всего этого? Тем хуже для тех, кто мне не поверит, когда я утверждаю, что предо мной прошли все животные: позвоночные, беспозвоночные, пресмыкающиеся. Нет даже ни одного насекомого, которому я не дал бы имени. Но кто больше всех изумил меня, так это большой белый червь, длинный и плоский, который потихоньку вылез из меня самого, противный червь, которого будущие естествоиспытатели назовут солитером. Этот долговязый дурак, как только вылез, отвесил мне глубокий поклон. Я дал ему имя, и после этого он снова залез в меня через задний проход и поселился во мне. Если я об этом говорю, то лишь для того, чтобы быть точным. Правду сказать, я не знал, что я внутри обитаем. Впрочем, мой жилец меня нисколько не беспокоит. Ничто не нарушает упоительной жизни, которую я веду вот уже пять дней".
   Адам смотрит на свое отражение в чистой ключевой воде, в источнике четырех великих рек, потом лениво растягивается на траве.
   - Как приятно жить! - бормочет он.
   Но вот он зевнул, потянулся. Незнакомая истома постепенно овладевает им. Вот еще новость! Он не чувствует никакой усталости. Что же это значит? Он ничего не понимает. Он испытывает таинственное и непреодолимое чувство. Его веки слипаются. Адам спит. Это первый сон человека.
   Пока Адам храпит "во все носовые завертки", приходит бог-отец. Он останавливает продолжительный взгляд на спящем бездельнике.
   - Все-таки следует признать: когда я берусь за работу, то делаю ее хорошо, - говорит он с удовлетворением. - Парень хорошо сложен; можно было бы поклясться, что это я сам... когда я был моложе на несколько миллиардов веков.
   Нагибаясь, он щиплет Адама за икры. На эту божественную шутку Адам отвечает еще более громким храпом.
   - Прекрасно, - продолжает мастер "элохим", - не нужно никакого обезболивания. Я вижу, что мой молодой Адам достаточно крепко спит: его и пушка не разбудит. А теперь за работу, ибо я пришел сюда по весьма важному делу. Пока меня никто не слышит, я могу сделать признание: я заметил сегодня утром, что иногда я все-таки поступаю немного неуклюже, можно сказать коряво. Где была моя голова, когда я создавал человека без подруги? Каждому животному я дал самку. По крайней мере, из этого правила есть очень мало исключений. Глиста-солитер, правда, гермафродит, и это понятно, потому что если бы он жил парами, то и не назывался бы солитером 9 . Но человек не глиста, черт возьми! Значит, надо ему сделать подругу, и я сделаю ее из его же собственного тела.
   Сказав это, бог-отец "взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал господь бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку" (Бытие, гл. 2, ст. 21-22).
   Мне так и слышится крик человека, внезапно проснувшегося: - Ой-ой! Мне выломали ребро!
   Вообразите же его удивление, когда он увидел хорошенькую живую куклу.
   - Это еще что такое?
   - Это? Это твоя жена. Честь имею вас поздравить с законным браком, - ответил бог. - Посмей только сказать, что она тебе не нравится!
   - Правду сказать, она недурна.
   - То-то, недурна! Счастливчик! И ведь без тещи. Тебе прямо везет, мой милый.
   Библия рассказывает, что Адам воскликнул: "вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего). Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть" (Бытие, гл. 2, ст. 23-24).
   Не стоит комментировать это восклицание новобрачного Адама. Каких еще галантных слов вы от него ждете?
   Что касается извлеченного ребра, то следует напомнить, что, согласно утверждению Блаженного Августина, бог отнюдь не возвратил его Адаму. Следовательно, Адам так и остался инвалидом - без одного ребра. Это, вероятно, было "ложное" ребро, ядовито замечает Вольтер, "ибо недостача настоящего ребра была бы очень заметна".
   Книга "Бытие" говорит еще (Бытие, гл. 2, ст. 25): "И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились".
   Благочестивые комментаторы утверждают, что эта нагота без стыда есть доказательство невинности наших прародителей, признак их духовного совершенства. В соответствии с этим богословским рассуждением следовало бы считать живущими в состоянии духовного совершенства всех людей первобытной культуры, которые не носили никаких одежд, например инков в Америке, некоторые племена в Африке, обитателей Полинезии, Меланезии и иных. Тем не менее, захватывая эти страны, испанские, португальские, французские, английские колонизаторы истребляли туземные племена, жившие в полной невинности, а христианские священники благословляли эти избиения, теоретически обосновывая чудовищные зверства "цивилизаторов". С другой стороны, утверждают, что заставил применять одеяния только холод, ибо в наготе жили именно обитатели наиболее жарких стран. Кроме того, когда все ходят голыми, никому и не стыдно быть голым. Если же кто и краснел бы при этом, то только из-за неприятности обнаруживать какой-нибудь телесный недостаток, которого нет у других.

ГЛАВА 2. Грехопадение прародителей

   Мы подошли теперь к изумительному приключению, которое - увы! - положило конец благоденствию Адама и его супруги.
   "И произрастил господь бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла" (Бытие, гл. 2, ст. 9). "И заповедал господь бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть;
   А от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь" (Бытие, гл. 2, ст. 16-17).
   Полезно, раньше всего, заметить, что для религиозного наставления существовало много учебных руководств, называвшихся "священной историей". В этих книгах обходились молчанием стеснительные места Библии. Так, обыкновенно верующим говорят только о "дереве познания добра и зла". Мы увидим сейчас, почему церковники ни слова не говорят о "дереве жизни". Мы приведем стих 22 главы третьей, обычно пропускаемый в книгах для легковерных людей.
   Но сейчас займемся пока только плодом, послужившим причиной падения человека. Напомним, что император Юлиан Философ 10 , память которого так ненавистна для церковников, сделал по поводу этого чудесного дерева несколько замечаний.
   "Нам кажется, - писал он, - что господь бог должен был бы, наоборот, приказать человеку, своему созданию, есть как можно больше плодов от "дерева познания добра и зла"; потому что раз бог дал ему мыслящую голову, то необходимо было его учить, и еще более необходимо заставить его познать добро и зло, дабы он хорошо выполнял свои обязанности. Запрещение нелепое и жестокое. Оно было во сто раз хуже, чем если бы человеку бог дал желудок, который не мог бы принимать пищи".
   Другое соображение, которое так и напрашивается, - это то, что, по-видимому, господь бог имел заднюю мысль и был, в конце концов, рад падению человека. В общем, Адам был вправе сказать ему:
   - Дорогой мой папаша бог! Если я не ошибаюсь, добро - это есть то, что нравственно хорошо, что вам нравится; а зло, наоборот, - то, что плохо, что вам не нравится. Так или не так?
   - Совершенно верно, сынок, - ответил бы "создатель".
   - В таком случае, - мог бы продолжать Адам, - дайте мне узнать, что такое зло, дабы я мог его избегать. Иначе зачем здесь это дерево, если мне нельзя его трогать?
   Однако ответы вместо самого бога дают те, кто прикрывается его именем.
   - Бог, - говорят они, - поставил испытание нарождающемуся человечеству. Он хотел видеть, будет ли Адам ему повиноваться, когда бог потребует от него незначительного лишения.
   Но и это утверждение легко опровергнуть. Согласно богословским умствованиям, бог всезнающ - ему известно и будущее. Значит, он должен был предвидеть, что произойдет. Ничто ведь не делается без его воли. Значит, бог сам хотел, чтобы созданные им люди согрешили, - в этом не может быть никакого сомнения.
   В дальнейшем вся эта история действительно оборачивается против бога. Вот что рассказывает книга "Бытие":
   "Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал господь бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
   И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
   Только плодов дерева, которое среди рая, сказал бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
   И сказал змей жене: нет, не умрете;
   Но знает бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
   И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел" (Бытие, гл. 3, ст. 1-6).
   Что, прежде всего, поражает в этом рассказе - это то, что речь "змея", его разговор с женщиной, самый факт объяснения "змея" на языке первопредков не представлен автором как нечто сверхъестественное, чудесное, ни даже как аллегория. Книга "Бытие" так и представляет самого "змея" именно как змею. Это пресмыкающееся, полное хитрости и соблазна, делается искусителем женщины, изъясняясь с легкостью, которой позавидовал бы любой волокита, намеревающийся использовать доверчивость наивной простушки.
   Змея так натурально описана в Библии, что христианские богословы, находя неправдоподобной эту версию, сочли необходимым внести в библейскую сказку свою поправку. Однако эта поправка изменяет все, что изложено в книге "Бытие" по этому поводу и находится в полном противоречии с Библией. Согласно этим исправлениям, столь же хитрым, сколь и благочестивым, сам дьявол принял форму змеи и соблазнил жену Адама. Так повернули дело богословы, так они учат ныне.
   Это толкование есть мошенническая подделка книги "Бытие". Во-первых, ни одно слово подлинного текста не дает повода к такому толкованию. Во-вторых, между различными авторами ветхозаветных книг Библии есть всего два, упомянувших о дьяволе: автор Книги Иова, согласно которому дьявол стал в один прекрасный день спорить с богом в небесах, а также автор Книги Товита, который говорит о бесе Асмодее. влюбленном в некую Сарру: у ней он последовательно удавил семь мужей. Однако обе эти книги появляются в самом конце Библии, и ни в них и ни в каких других нет и речи о Сатане-Люцифере - дьяволе, которого церковники выводят всякий раз, когда им надо придать побольше пряности и интереса религиозным легендам. Нигде в Библии нет и поповского рассказа о Сатане, восставшем против бога и побежденном архангелом Михаилом. Это, как, впрочем, и все относящееся к дьяволу, было придумано гораздо позже того, как были составлены ветхозаветные книги Библии 11.
   С другой стороны, иные веселые комментаторы, философы-скептики в погоне за несколько легкомысленным символом обратили знаменитое "дерево познания добра и зла" в яблоню; они предполагали, что весь этот эпизод имеет в виду рассказать о том, что госпожа Адам, не знавшая еще любви, получила первый урок ее от дьявола-соблазнителя, обратившегося для этого случая в змею.
   Как бы ни смешна была эта шутка, которая, впрочем, ничуть не хуже благочестивых толкований, ее точно так же нужно оставить, как и текст, подделанный церковниками. Мы должны брать Библию так, как она есть. В эпизоде, которым мы занимаемся в настоящую минуту, выведено именно животное, называемое змеей, а не какой-нибудь дьявол. Что касается любовных намеков, приписываемых "змею" - соблазнителю, то их в этом тексте книги "Бытие" нет совсем.
   Именно змея сама по себе выведена здесь. Автор видит это животное глазами приверженцев разных религий. В древности змея считалась животным очень хитрым, очень умным и злобным. Некоторые африканские племена поклонялись ей.
   С другой стороны, случай с этим говорящим "змеем" весьма распространен в восточной литературе: все мифологии, расцветшие в Азии, полны говорящих животных. У халдеев, например, рыба Оаннес каждый день высовывала голову из вод Евфрата и в течение долгих часов держала проповеди к народу, сбегавшемуся на берега. Она давала разные советы и обучала песнопению и земледелию.
   Библейский "змей" вовсе не нуждался в том, чтобы в него вселился дьявол. Впрочем, он был гораздо менее хитер, чем его пытается изобразить книга "Бытие". Рассказ о "змее" отличается необыкновенной наивностью и насквозь противоречив. Так, например, спрашивается, что имел в виду змей под словами "вы будете, как боги"? Это выражение, указывающее на многочисленность богов, встречается не в одном только этом месте книги "Бытие"; и дальше мы будем видеть, что даже и иудейский бог Яхве в своих речах отнюдь не считает себя единственным богом. Христианские толкователи, поставленные в тупик этими словами змея, утверждают, что под словом "боги" пресмыкающееся имело в виду ангелов. Им возражали, что змей не мог знать ангелов. Но, в сущности, по той же самой причине он не мог знать и "богов". Наивность и противоречивая путаница - это постоянная особенность Библии.
   Нет, он уж не так хитер, этот змей. Его советы очень неполны. Змей, по-настоящему умный, должен был бы сказать женщине:
   - Поешь запретного плода, а затем сейчас же, сию минуту поешь от древа жизни, что тебе вовсе не запрещено.
   А бог? Не был ли он сам первопричиной искушения? Зачем дал он змею дар слова? Без этого змей никогда не мог бы объясняться с женщиной.
   Библия не приводит слов, которыми мадам Адам убедила своего мужа поесть вместе с ней запретного плода. Попытаемся восполнить этот пробел.
   Представьте себе первую женщину, любопытство которой было возбуждено змеем. Она приближается к "древу познания", стоящему посреди сада, рядом с "древом жизни". Долго и не без колебания она рассматривает его.
   - Он не так уж красив, - говорит она, - этот змей, который только что приставал ко мне. Но право же, у него недурные манеры, и он неплохо говорит. Мне кажется, можно последовать его совету, потому что, ей-богу, довольно глупо ничего не знать. Мы живем с Адамом все равно как индюки, а могли бы быть, как боги. Соблазнительный плод! Нет прекраснее его во всем саду. Однако, если змей меня надул, будет очень грустно. Жизнь так приятна. Поесть яблочка очень хочется, но если в результате я должна буду от этого умереть? Это уже много хуже.
   Она ходит и ходит вокруг дерева; змей, спрятавшись поблизости в кустах, следит за всеми ее движениями.
   - Нет, это немыслимо, чтобы мы умерли из-за пустяка. Бог-отец нас надувает. В конце концов, у него довольно-таки хитрый вид, у этого старикашки. А змей? У него очень миленькая маленькая голова, добродушное выражение, а глаза так и блестят умом. Старику, конечно, выгодно, чтобы мы так и прожили весь век, ничего не зная о прелестных вещах, представляющих привилегию богов. Его угроза имела в виду, вероятно, нагнать на нас страху. Вот и все! Он не хочет, чтобы мы все знали. Ах, уж эти старики! Они все одинаковы! Не надо им верить.
   Она тащит к дереву одну из садовых скамеек, взбирается на нее и срывает яблоко. (Мы говорим "яблоко", хотя Библия не дает на этот счет никаких указаний; но, в конце концов, совершенно не важно, как назвать плод.) Она рассматривает яблоко и облизывается. Змей все видит; он выпрямляется на хвосте позади куста и наслаждается.
   Госпожа Адам подносит яблоко к ротику.
   - В самом деле, как его кушают, этот плод? Его надо чистить или можно есть с кожицей? Все равно, так или иначе он, должно быть, вкусен.
   Она колеблется еще немного.
   - Знать все или ничего не знать? Вот в чем вопрос. Когда мы играем в прятки с Адамом - хорошо это или дурно? Жестокая загадка! Надо ли стричь овец, или же мы Делаем зло, снимая с них шерсть? Голова кругом идет. А манера Адама ковырять пальцем в носу - хорошо это или плохо? Ей-богу, это не жизнь - не знать всего этого!
   Набравшись решимости, она кусает яблоко.
   - Ой-ой-ой, как вкусно! Как сочно! Ах, старый плут, запретил нам есть такую вкусную вещь!
   Она ложится на скамью и с еще большим наслаждением вкушает "запретный плод".
   Приходит Адам, разговаривая сам с собой:
   - От скуки я сейчас наловил карасей в Тигре, но так как я вегетарианец, то сейчас же выбросил их в Евфрат.
   Замечает свою супругу.
   - Эй, женщина, что ты там грызешь?
   Госпожа Адам мгновенно вскочила на ноги:
   - Ой, не ругай меня. Это плод... с дерева... ты знаешь. С одного из двух деревьев, что посреди сада...
   - Я это вижу, черт возьми! Это именно и есть плод, которого нам запрещено касаться. Ну и глупа же ты, женщина! Забыла, что ли, что старик говорил?
   - Какой старик? Папаша? Это который во все путается? Вот еще! Он смеется над нами, эта старая обезьяна.
   - Что ты говоришь?
   - Он грозил смертью. Помнишь?
   - Конечно, помню. У меня бегают мурашки по спине.
   - Ха-ха-ха, дурачок! Его угроза-это только уловка.
   - Что ты врешь? Ты совсем одурела.
   - Это уловка, я тебя уверяю. Я уже знаю целую кучу вещей, с тех пор как я поела яблока.
   - Ты знаешь, что добро и что зло? Ты знаешь, что надо делать и чего делать не надо? Ты знаешь все, как и почему?
   - Да, начинаю знать, мой милый. Постой, вот я уже знаю, сколько крупиц соли нужно положить в одно яйцо.
   - Быть не может!
   - Я знаю, почему петухи закрывают глаза, когда поют.
   - Поразительно! А почему у лягушек нет хвоста, ты знаешь?
   - Я это только что узнала.
   - А ну-ка, скажи.
   - Потому что это мешало бы им сидеть.
   - Поразительно!
   - И того больше! Я еще знаю, я уверена, ты слышишь? Я уверена, что ты умница и ни разу мне не изменил.
   Адам ошеломлен.
   - Тысяча чертей! Ну и ученая же у меня жена! А ведь это правда, что я ни разу ей не изменил. А если бы я тебе изменил, это было бы хорошо или плохо?
   - Это было бы очень дурно, сударь! Очень дурно!
   Она притягивает его к себе, на скамеечку.
   - Впрочем, дорогой мой Адамушка, от тебя самого зависит сделаться таким же ученым, как я, так же быстро и так же дешево. Откуси яблочка!
   Она протягивает ему яблоко.
   - Мне и самому хочется, дорогая женушка. Но для чего это нам быть учеными, как академики, если мы от этого сегодня же умрем? В конце концов, давай рассудим: умереть, скажем, через тысячу лет, это еще куда ни шло; но свернуть себе шею сегодня - нет, это было бы слишком глупо.
   Госпожа Адам дернула плечиками.
   - Ты как будто не веришь, милая моя. Но я хорошо помню все, что он говорил, папаша бог. Я лично с ним разговаривал и уверяю тебя, что он был очень серьезен. Вот тебе его подлинные слова: "А от дерева познания добра и зла не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь". Дело ясное, как видишь. Если тебе твоя шкура не дорога, то своей я еще дорожу.
   - Адам, Адам, какой ты смешной! Разве я умерла, скажи?
   - Нет, ты еще жива. Но и день еще не кончился. Берегись!
   - Ах, как мужчины упрямы! Ты можешь гордиться, дорогой мой: у тебя упрямство, как у осла. Прямо удивительно, сколько времени нужно, чтобы убедить тебя, что старик посмеялся над нами. Вот ты только что говорил об академиках.
   - Ну, говорил. Так что же?
   - Но ведь они же истинные кладези премудрости, как ты думаешь?
   - Конечно!
   - Ну вот, академики-то как раз и бессмертны 12.
   Этот довод смутил Адама. Его же супруга стала ласково, но упорно настаивать.
   - Ну, для моего удовольствия, дорогой мой, поешь яблочка! Когда ты поешь, мы оба будем, как боги.
   - Как боги?
   - Не расспрашивай! Так сказал змей.
   Адам решился. Раз уж змей говорит...
   - Ладно, давай яблоко.
   Он жадно укусил. Две минуты прошло в молчании; слышно было, как мухи летали. Вдруг Адам испустил крик: в него вошло познание.
   - Тысяча чертей! - воскликнул он. - Мы наги, как черви! Что за безобразие!
   Женщина всплеснула руками: - У меня даже нет подвязок. Ой, как это неприлично!
   - Одеваться, одеваться, скорей одеваться...
   ..."И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания" (Бытие, гл. 3, ст. 7).
   Заметьте, что первый человеческий костюм не был из виноградных листьев; заслуга возделывания винограда досталась, по Библии, позднее патриарху Ною.
   Одевшись, супруги оглядели друг друга.
   - Это не так уж плохо, - заметил муж.
   - Право же, фиговый листок мне очень к лицу. Эти платья, быть может, немного пыльны, их не вытряхивали с тех пор, как эти деревья насадил бог. Возьми-ка щетку, Адам!
   Однако их удовольствие продолжалось недолго.
   "И услышали голос господа бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица господа бога между деревьями рая" (Бытие, гл. 3, ст. 8).
   Библейский бог, как мы видим еще раз, есть вполне телесное существо; он гуляет, он разговаривает, как человек. Книга "Бытие" представляет своего бога точно так же, как и языческие легенды. Разные народы древности действительно имели одинаковые представления о богах, как о человекоподобных существах.
   Критики спрашивают, в каком виде бог являлся Адаму, а впоследствии тем, с кем он разговаривал собственными устами. Церковники утверждают, что он имел вид человеческий и что иначе и быть не могло, раз человека он создал "по образу и подобию своему". Тогда чем же отличается древнееврейское представление о боге от других религий, которые проповедники христианства клеймят названием языческих? Древние римляне, принявшие верования греков, представляли себе богов также не иначе, как в человеческом виде. Это заставляет думать, что не бог создал человека по своему образу и подобию, а человек по своему подобию вообразил себе богов. Не будем, впрочем, настаивать, ибо заразиться таким мнением - значит обеспечить себе место в геенне огненной. Напомним только остроумное замечание одного философа: "Если бы кошки имели своего бога, они приписали бы ему ловлю мышей".
   Такие подробности, как эта прогулка бога по Эдемскому саду, с очевидностью показывают, что здесь и речи нет о какой-нибудь мистической аллегории: все повествование выдержано в самом реалистическом стиле.
   "И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам) где ты?" (Бытие, гл. 3, ст. 9).
   Он смущен и жалок, этот бедный господин Адам; и жена его тоже потеряла задор. Они стараются скрыться, спрятаться. Не тут-то было: как скрыться от всевидящего ока? Напрасно стараются они, несчастные, спрятаться от глаз "всевидящего"! Позади них, сбоку - повсюду гремит зов божий, как голос властного и строгого хозяина, собирающегося наказать своего непослушного раба. Ничего не поделаешь, - попались, придется сознаться. Понуря головы, они просят прощения.
   "Он сказал: голос твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся" (Бытие, гл. 3, ст. 10).
   Вот они перед хозяином, перед этим богом, который знает будущее, который предвидел случай со змеем и с яблоком и который сердится, как будто он ничего не подозревал, как будто все произошло не по его всемогущей воле. Адам и Ева не подумали об этом в своем смущении. Они держатся, как напроказившие ребятишки.
   - Не я первый начал, это она. Больше не буду. Ей-богу, больше не буду!
   "И сказал (бог): кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел" (Бытие, гл. 3, ст. 11-12).
   Адам, как видно, довольно удачно упрекает бога за его всеведение:
   - Ведь это ты, мой бог, мне дал жену. Разве ты не знал, кого даешь мне в спутники жизни?
   "И сказал господь бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела" (Бытие, гл. 3, ст. 13).
   Сейчас старик назначит наказание. Он действует по порядку: кто первый начал, тому первому и влетит. Берегись!
   "И сказал господь бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту" (Бытие, гл. 3, ст. 14-15).

И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам), где ты?
"И услышали голос господа бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица господа бога между деревьями рая. И воззвал господь бог к Адаму, и сказал ему: (Адам), где ты?"(Бытие, гл. 3, ст. 8-9)

   Это наказание, назначенное змее, безоговорочно доказывает, что богословы грубо завираются, когда со своей манией повсюду видеть дьявола, приписывают ему искушение женщины. Если бы был виноват Сатана, то, конечно, бог наказал бы именно его, а не змею.
   Однако наказание за искушение постигает единственно и исключительно змею, как животное, как "зверя" полевого. Можно подумать, что этот злой советчик имел когда-то ноги, что бог отнял у него эти ноги и заставил его ползать. Это наказание было бы в высшей степени несправедливым, если бы змея не была лично причастна к делу.
   Предположите, что какой-нибудь плут перерядится в одно прекрасное утро в обыкновенного человека, положим в местного церковника, и под его видом совершит какие-нибудь мошенничества. Что будет, если его поймают, разоблачат и приведут в суд? Осудит ли суд церковника? Конечно, нет. Он накажет настоящего виновника. Это ясно!
   Так что богословы хорошо бы сделали, если бы отказались от своей сказки о дьяволе - соблазнителе первой женщины: это не выдерживает критики. Если они все же хотят сохранить эту сказку, то надо признать, что бог не разглядел в этой истории козней дьявола, видел одну только змею и совершенно напрасно лишил ее, неповинную, ног.
   Если верно, что люди питают отвращение к змее, если верно, что при встрече они стараются размозжить голову змее, а она старается ужалить их в ногу, то, напротив, есть один пункт наказания, которого змеи не отбывают: они не питаются прахом. Это наказание никогда не было выполнено. Остается только предположить, что бог применил здесь "условное осуждение". Удивительно, что Библия забыла это отметить.
   И еще один вопрос: какая же змея играла роль соблазнителя? Уж? Удав? Очковая змея? Эфа? Гюрза? Виды змей очень многочисленны.
   Допустим, что госпожу Адам подстрекнул уж; допустим даже, что наказание, вынесенное ужу, было бы справедливо применить ко всему потомству этого ужа и в будущем всех ужей лишить ног во искупление вины их предка. Ведь если бы женщина не успела вовлечь мужчину в грех непослушания, была бы наказана только она одна. Не правда ли? Но бедные змеи! Провинился один уж, а вот медянка, боа-констриктор, гремучая змея, удав, гадюка и много-много других пород потеряли ноги и ползают на брюхе, несмотря на очевидную их невиновность!
   "Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою" (Бытие, гл. 3, ст. 16).
   Все комментаторы единодушно сходятся на том, что наказание это касается не только госпожи Адам, но также и всех женщин до конца мира. Не останавливаясь на том, сколько здесь несправедливого и сумасбродного со стороны бога, мы отметим, прежде всего, что, по-видимому, если бы первая женщина сумела устоять против нашептываний змея, она не рожала бы в муках. До этого дня она, значит, была сложена совершенно иначе, чем ко времени своих первых родов. Следовательно, в одно мгновение, то есть в самый момент произнесения приговора, бог перевернул вверх дном весь организм женщины. Вот уж поистине перст божий!
   Затем стоит отметить, что, несмотря на свое всемогущество, господу богу не удалось провести в жизнь наказания, которому он подверг весь женский пол: очень многие женщины рожают без болей. Во-вторых, сколько их, этих женщин, которые не только не находятся в повиновении у своих мужей, но водят их за нос и держат в трепете! Имя им легион!
   "Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей.
   Терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою.
   В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты, и в прах возвратишься" (Бытие, гл. 3, ст. 17-19).
   Те же замечания, что и выше. Наказание, вынесенное Адаму, должно распространиться на всех мужчин: в этом сходятся все богословы.
   Самое страшное из наказаний есть смертный приговор. Правда, этот замечательный бог забыл свою недавнюю угрозу, что поевший запретного плода умрет в самый день проступка. Эта забывчивость бога-отца предоставила приговоренным довольно продолжительную отсрочку. Если верить Библии, Адам прожил еще 930 лет (Бытие, гл. 5, ст. 5). Но если бы Адам не ел яблока, он никогда не умер бы, и мы тоже были бы бессмертны.
   Если бог действительно таков, как его изображает Библия, то он сделал хорошо, что змей остался немым с тех пор и ничего не может рассказать, иначе он сделал бы кое-какие разоблачения. Надо отметить, однако, что лишение дара слова не значится в числе вынесенных змею наказаний.
   Еще одно замечание поневоле напрашивается само собой. Это относительно хлеба с большой примесью пота. Весьма вероятно, что в первобытные времена не было хлеба и люди питались тогда чем придется. Но не будем придираться. Допустим, что бог имел в виду цивилизованное будущее. Евреи, в среде которых появились библейские сказания, действительно ели хлеб, когда перешли к оседлой жизни и стали заниматься земледелием. Однако церковники утверждают, что Библия была написана не для одних евреев: это-де закон для обитателей всего мира. Но хлеб едят только в тех странах, где растут хлебные злаки. Эскимосы не знают муки. Во многих областях Индии, Америки, Центральной и Южной Африки люди питаются плодами и добычей от охоты.
   Может быть, скажут, что слово "хлеб" бог употребил в фигуральном смысле, имея в виду все виды пищи? Почему же все-таки наказание это не распространилось действительно на всех? Если трудящиеся работают, чтобы есть, если кто-нибудь живущий плодами своего труда видит себя искупающим вину Адама, то это вовсе не относится к богатым людям, наслаждающимся наследственными миллионами! А упитанные священнослужители? Эти если и потеют, то разве только от жира. Не труды по добыванию пищи заставляют их орошать своим потом хлеб насущный!
   Стих 18 очень недружелюбен по отношению к человеческому роду. Кроме хлеба человек приговорен питаться только одною полевою травою, наравне с животными. Что даст ему земля? "Тернии и волчцы", - грозит Библия. Бог прозевал, однако: несмотря на его гневный приказ, люди едят еще кое-что, кроме хлеба и травы. И почему бог молниями своими не разрушает рестораны, объявляющие мясные блюда в своих меню?
   Но вот что произошло после произнесения приговора: "И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих" (Бытие, гл. 3, ст. 20).
   Этот милый муж доселе не позаботился дать имя своей подруге; он просто звал ее женой, как это видно из стиха 23 главы второй книги "Бытие".
   А теперь мы увидим, что бог не тотчас же изгнал Адама и Еву из земного рая, вопреки распространенному мнению. Сначала бог-отец, найдя слишком легкими их костюмы из фиговых листьев, сделался портным:
   "И сделал господь бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их" (Бытие, гл. 3, ст. 21) 13.
   Для изготовления этих одежд понадобилось избиение ни в чем не повинных животных; значит, первая скотобойня была освящена и открыта самим господом богом. Как же требовать после этого, чтобы наши предки не пожелали использовать в пищу мясо так быстро и неожиданно убитых и раздетых животных? "Плевать на вегетарианскую диету", - должны были они сказать друг другу.
   А господь бог так и оставил бы Адама с Евой и жить и умирать в раю, если бы, встретив их через некоторое время одетыми, он не вспомнил о знаменитом "дереве жизни", плодов которого мужчина и женщина так и не догадались поесть.
   "И сказал господь бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно" (Бытие, гл. 3, ст. 22).
   Таков стих 22, о котором совсем умалчивают учебники "священной истории".
   Итак, ясно: эти два болвана - Адам и Ева, коим плоды от "дерева жизни" не были запрещены, самым глупым образом пропустили их. А если бы мужчину и женщину осенила счастливая мысль поесть чудесных плодов, пока бог выкраивал для них одежды из звериных шкур, то-то бы они натянули нос своему строгому судье! Приговор не мог бы быть приведен в исполнение, и бог оказался бы бессильным.
   Не правда ли, она довольно смешна, "святая" Библия: когда читаешь ее внимательно?
   Этот "единый" бог, который вдруг проговаривается существовании нескольких богов, конечно, болтает лишнее. Но, кроме того, он, "всемогущий", беспомощно признает свою неспособность привести в исполнение им же вынесенный смертный приговор. Подумать только! Немножко присутствия духа, немного догадки, и Адам с Евой стали бы бессмертны, несмотря на бога и даже против его собственной воли.
   И как же должен был, в конце концов, поздравлять себя старый бог, когда наконец вспомнил об этом проклятом "дереве жизни".
   "И выслал его господь бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни" (Бытие, гл. 3, ст. 23-24).
   Никаких сомнений, не правда ли? Это именно злосчастное "дерево жизни" больше всего занимало старого "элохима". Ни в коем случае Адам и Ева не должны были к нему возвратиться. Но, в конце концов, что за дикая мысль была создавать это дерево? В самом деле, при способности знать будущее бог, конечно, никак не мог упустить из виду то обстоятельство, что один из наших отдаленных предков должен будет согрешить и что придется приговорить к смерти его и весь род людской. При этих обстоятельствах "дерево жизни" не могло быть для него ничем иным, как помехой. Не лучше ли было бы богу его вовсе не взращивать?
   А этот херувим с горящим мечом у ворот сада Эдемского - это что еще за ерунда такая? Разве одним словом, одним усилием воли бог не мог сокрушить и уничтожить "дерево жизни", отныне потерявшее всякий смысл? И этого бог не догадался сделать!
   Ищут отважных добровольцев! Кто хочет записаться в экспедицию по отысканию рая? Раз уж господь бог позаботился об охране ворот эдемских, раз уж он дошел до того, что принял столь примитивные оборонительные меры против попыток человечества вступить на путь, ведущий к "дереву жизни", значит, рай земной и чудесное древо еще где-нибудь существуют. Если, исследуя область Тигра и Евфрата, мы увидим ангела с огненным мечом, караулящего какие-нибудь ворота, мы можем воскликнуть:
   - Приехали! Вот он, рай, созданный богом 14.
   Впрочем, кто он такой, этот страж? В древнееврейском тексте книги "Бытие" употреблено слово "херув". Оно значит "бык" и происходит от слова "хараб", что значит "пахать". Древние евреи во многом подражали своим соседям и затем поработителям - вавилонянам в обычаях, касавшихся также и религии. Они, например, стали лепить громадных быков, из которых сделали нечто подобное сфинксам, сложных животных, которых они помещали в святилищах. Эти изображения имели два лица: одно - человеческое, другое - бычье, а также крылья, человеческие ноги и бычьи копыта. Христианские богословы это переиначили: из "херува" они сделали "херувима". А херувимы - это розовощекие молодые ангелочки, не имеющие тела и вообще ничего, кроме детской головы и двух маленьких крылышек. Их много, этих ангелочков, в церковных украшениях. Весьма возможно, что ангельский швейцар земного рая не совсем соответствует представлениям наивных верующих о "херувимах" и что это, наоборот, "херув" в древнееврейском смысле, с головой о двух лицах, из коих одно бычье. Это поможет путешественникам узнать его издали. Или же если это херувим христианского типа, без тела и рук, - значит, пылающий меч он держит в зубах, и это лишний раз обратит на себя наше внимание.
   Мы лично склоняемся больше к фигуре дворника с получеловечьей-полубычьей головой.
   Итак, смелей в поиски рая! Даже если нам не удастся проникнуть туда, путешествие будет интересное: можно будет пошататься, по крайней мере, вокруг сада и занести рай на географическую карту, до сих пор страдающую этим существенным пробелом.

ГЛАВА 3. Краткая история первых людей

   Четвертая глава книги "Бытие" начинается кратким и достаточно ясным замечанием о том, что после изгнания из рая библейские "прародители" прежде всего позаботились оставить после себя потомство. "Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от господа. И еще родила брата его, Авеля..." (Бытие, гл. 4, ст. 1-2).
   Наши богословы, толкуя вкривь и вкось Библию, и здесь нашли о чем поспорить. Некоторые из них, вопреки вышеприведенному тексту и, по-видимому, не считая его достаточно ясным, держались того взгляда, что любовное общение первых людей совершилось еще в Эдеме. Иные поддерживают мнение, что Ева, едва лишь созданная, уже потеряла невинность. Другие утверждают, ссылаясь на вышеприведенные строки книги "Бытие", что Адам и не думал познать Еву раньше, чем они были изгнаны из рая.
   Разногласия не остановились на одном этом. Богословы разделились между собой также и по следующему изумительному поводу: если считать, что брачное общение "первых человеков" совершилось после ухода их из Эдема, то нет никаких оснований утверждать, что это случилось сейчас же. В таком случае когда же? Когда именно? Богословы хотят все знать; эти люди обладают необыкновенным любопытством, в особенности в вопросах такого рода. Они утверждают, что Адам оттянул решительные шаги в отношении своей жены на пятнадцать и даже на тридцать лет. Иные утверждают самым серьезным образом, что Адам и Ева по обоюдному соглашению и ради искупления своего греха нарушили половое воздержание не меньше чем через... сто лет.
   Вы думаете, это все? Ах, как мало вы знаете богословов! Некоторые из них отыскали легенду, согласно которой Адам сохранял свою девственность сто пятьдесят лет, все за злосчастный "запретный плод", и жил все это время с некоей Лилит, которая, подобно ему, была сделана из земли. От сожительства с этой женщиной родилось несколько чертей 15 . Только много лет спустя Адам женился на Еве, когда с него бог снял отлучение. Вот тогда у него и стали рождаться дети-люди. Наконец, были и такие комментаторы, которые утверждали, что после выселения из Эдема дьявол некоторое время жил с Евой как муж с женой.
   А вопрос о родах Евы? Милые богословы нашли и здесь неисчерпаемый материал для благочестивых размышлений и "научных" исследований. Они, например, совершенно серьезно разбирали вопрос о том, были у Адама и Евы пупки на животах или нет.
   Однако все это смешные мелочи. Перейдем к тому, что представляется вполне серьезным и существенным. Серьезное в Библии тоже может вызывать веселое оживление и здоровый смех.
   "И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец", - сообщает Библия (Бытие, гл. 4, ст. 2).
   Прошу вас поразмыслить одну секунду: который из двух сыновей Адама, по-вашему, послушал бога в выборе профессии? Конечно, Каин, потому что господь приказал человеку обрабатывать землю и питаться исключительно тем, что производят поля. А Авель стал пастухом. Если он разводил стада овец, то уж, конечно, не для того, чтобы любоваться, как они пасутся, а самому играть на свирели. Он разводил своих овец на жаркое. Как видим, Авель нарушил категорические и ясные предписания божии. Однако это не помешало ему стать любимчиком бога. Право же, дорогие богословы, вашего господа бога надо держать не в монастырских кельях, а в подходящем лечебном заведении.
   "Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар господу, и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его" (Бытие, гл. 4, ст. 3-5).
   Было действительно от чего огорчаться: ведь бог здесь проявил капризную несправедливость 16.
   "И сказал господь (бог) Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним" (Бытие, гл. 4, ст. 6-7).
   Библия не сообщает, что ответил Каин богу. Надо признать, что непонятная галиматья, изложенная в стихе седьмом, могла бы сбить с толку хоть кого. Ответить действительно было трудновато. Каин не был пророком. Иначе он мог бы сказать:
   - Значит, вы предпочитаете мясные жертвоприношения, многоуважаемый господин бог? Ладно! Однако вы подаете пример, которому последуют все языческие жрецы. Вы обнаруживаете вкусы, которых будут держаться все идолы. Вкусы эти впоследствии будут объявлены грубыми и недостойными божества... Да еще знаете кем? Самими же приверженцами Библии служителями религии!
   Но Каин ничего не ответил. Этот человек, который положил столько труда на взращивание тыкв, который приносил господу в жертву свои самые сочные дыни и видел их отвергнутыми, понял, что бог смеется над ним, и был этим так обижен, что на минуту потерял голову. И вот вместо того, чтобы разгневаться на капризного и грубого самодура-бога, он набросился на своего брата.
   "И сказал Каин Авелю, брату своему: (пойдем в поле). И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его" (Бытие, гл. 4, ст. 8).
   Коротко и ясно. Каин был парень быстрый. Он приглашает своего брата выйти погулять, уводит его в поле под каким-то предлогом, вроде того чтобы наловить бабочек, и, забравшись далеко, завязывает с Авелем нелепую ссору; потом киркой по голове - и готово! И выходит, что из всего человечества почин в смерти сделал не кто иной, как сам любимчик господа бога - Авель.
   Что происходит после этого в голове Каина? Тронут ли он ужасом своего преступления? Нисколько. Он моментально превращается в закоренелого разбойника, в этакого прирожденного каторжника. У него нет ни малейших угрызений совести. Он вдруг обнаруживает необыкновенную дерзость по отношению к богу, не чувствуя перед ним страха.
   "И сказал господь (бог) Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?" (Бытие, гл. 4, ст. 9).
   Так и видишь картину перед глазами: бог-отец высовывается из-за облака и вопрошает убийцу, а тот сплевывает сквозь зубы с великолепным спокойствием профессионального преступника, уверенного в том, что он замел следы преступления и водит за нос следственные органы. Однако бог не упустил ни одной подробности происшествия; его божественное око и на сей раз оказалось на высоте.
   "И сказал (господь): что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко мне от земли" (Бытие, гл. 4, ст. 10).
   Ясно, что Каин будет жестоко наказан. Бог проклинает его и объявляет:
   "Когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле" (Бытие, гл. 4, ст. 12).
   Каин обречен на бродяжничество, на то, чтобы не иметь ни кола ни двора, на то, чтобы вечно и безостановочно скитаться и маяться. Но позвольте, дорогой бог! Если в своих скитаниях он не будет знать ни отдыха, ни покоя, то как же он будет в то же время земледельцем? Ведь это занятие требует оседлости. Как сможет он обрабатывать землю, хотя бы даже и бесплодно?
   Однако библейский Каин принял все это всерьез, сильно испугался и даже со страху забыл, что человечество состоит всего из трех человек - его родителей и его самого. Ему уже мерещится, что во время своих скитаний он может быть убит из-за угла какими-то злоумышленниками.
   "И сказал Каин господу (богу): наказание мое больше, нежели снести можно; вот, ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня" (Бытие, гл. 4, ст. 13-14).
   И сразу смягчился гнев господень. Потеряв чувство действительности, бог принимает Каина под свою защиту против несуществующих убийц. Если это не бред, то интересно знать, что это?
   "И сказал ему господь (бог): за то всякому, кто убьет Каина, отметится всемеро. И сделал господь (бог) Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его" (Бытие, гл. 4, ст. 15).
   Тут невольно ожидаешь дальше рассказа о скитальческих приключениях Каина. Однако нет. Никто, оказывается, не был большим домоседом, чем этот "бродяга".
   "И пошел Каин от лица господня и поселился в земле Нод, на восток от Эдема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох" (Бытие, гл. 4, ст. 16-17).
   Отсюда мы узнаем, что Каин женился; автор не говорит, на ком. Но ясно, что у Адама и Евы были дочери, которых Библия не удостоила упоминания, и что Каин женился на одной из своих сестер. Мы ему не поставим этого в вину: кровосмешение, судя по "священному писанию", было обязательно в первые времена человечества.
   Но что заставляет нас привскочить от удивления, так это город, основанный Каином. Это уж чересчур! Бродяга, строящий город! А каких рабочих держал он? Какими инструментами пользовались они для строительных работ? И, наконец, где навербовал Каин жителей для этого славного города? Благочестивый автор "священного писания" не постеснялся солгать здесь с великим апломбом.
   Последующие стихи описывают нам потомство Каина. Енох родил Ирада; Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала. Относительно всех этих лиц известны только их имена. Мафусал родил некоего Ламеха, который был в вопросах брака более ненасытен, чем его благородные предки. Почтенный Ламех является изобретателем многоженства: для начала он берет себе двух жен. От жены своей Ады он имеет двух сыновей, названных Иавал и Иувал, и от жены своей Циллы он имел сына Тувалкаина и дочь Ноему.
   Похоже на то, что сыновья Иавала предпочли чистый воздух полей городу, построенному их предком Каином, ибо они первые на земле жили в шатрах (ст. 20). Что касается сыновей Иувала, то им город, напротив, понравился; они же оказались и самыми веселыми в семье: они любили музыку. Иувал "был отец всех играющих на гуслях и свирели" (ст. 21).
   Многоженец Ламех был, по-видимому, без царя в голове. Книга "Бытие" приводит одну из его речей, имеющую, правда, то хорошее качество, что она коротка. Однако ни один комментатор никогда не мог толково объяснить ее:
   "И сказал Ламех женам своим: ...жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отметится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро" (Бытие, гл. 4, ст. 23-24).
   Эта речь страшно подействовала на обеих дам: будучи, вероятно, совершенно ошеломлены, они не потребовали ни малейшего объяснения этому ретивому бахвальству.
   Далее "писание" непосредственно переходит к регистрации акта рождения Сифа, третьего сына Адама.
   "И познал Адам еще (Еву) жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, (говорила она) бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин. У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя господа (бога)" (Бытие, гл. 4, ст. 25-26).

Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот (700) лет, и родил он сынов и дочерей...
"Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот (700) лет, и родил он сынов и дочерей... По рождении Еноса, Сиф жил восемьсот (707) лет, и родил сынов и дочерей... По рождении Каинана, Енос жил восемьсот пятнадцать (715) лет, и родил сынов и дочерей" (Бытие, гл.5, ст. 4, 7, 10).

   Следующая, пятая глава посвящена исключительно родословной Ноя, происходившего от Адама через Сифа. Потомство Каина оставляется в стороне и в дальнейшем не упоминается.
   Мы находим следующее развитие родового дерева, в котором названы только имена старших сыновей: Сиф, Енос, Каинан, Малелеил, Иаред. Енох, Мафусал. Ламех. Ной. Самое любопытное в этой главе - это сведения о необыкновенном долголетии всех этих патриархов: Адаму было 130 лет, когда родился Сиф, и он прожил еще 800 лет; Сиф умер в возрасте 912 лет; Енос прожил 905 лет, Каинан - 910 лет. Самым молодым умер Ламех. отец Ноя; этот Ламех (которого не следует смешивать с чудаковатым двоеженцем Ламехом) скончался на своей 777-й весне.
   Енох, сын Иареда, был самый ловкий из всех остальных: он просто-напросто не умер.
   "Енох жил шестьдесят пять (165) лет и родил Мафусала. И ходил Енох пред богом, по рождении Мафусала, триста (200) лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноха было триста шестьдесят пять лет. И ходил Енох пред богом; и не стало его, потому что бог взял его" (Бытие, гл. 5, ст. 21-24).
   Этот случай великолепен! Неважно, какими объяснениями богословы его растили: мы им не удивляемся.
   Почетный кубок за долголетие достался Мафусалу - сыну взятого живым на небо Еноха: он таки был здоров! Прожил он в половом воздержании 187 лет и только после этого позволил себе произвести на свет Ламеха второго. Затем он прожил еще 782 года, на этот раз уже проявляя мужские способности:
   "По рождении Ламеха, Мафусал жил семьсот восемьдесят два года и родил сынов и дочерей" (Бытие, гл. 5, ст. 26).
   Итого 969 лет! Не извольте cомневаться: такая уж раньше была продолжительная жизнь.
   А что вы скажете о сыне Ламеха Ное? Он назвал сына своего Ноем, "сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял господь (бог)" (Бытие, гл. 5, ст. 29).
   "Ною было пятьсот лет и родил Ной (трех сынов): Сима, Хама и Иафета" (Бытие, гл. 5, ст. 32).
   Дожить до 500 лет и только тогда начать целоваться со своей женой? Впрочем, лучше поздно, чем никогда!
   Много чернил было пролито по поводу необыкновенного долголетия патриархов из книги "Бытие". Католические ученые-богословы, чувствуя, как трудно переварить этого рода небылицы, старались спасти повествования "священной" книги от насмешек; они стали утверждать, что под годами надо подразумевать, быть может, лишь обороты Луны, ибо в ту эпоху якобы время считали только по месяцам. Таким образом, выходило бы, что Мафусал прожил всего 80 лет. Но этих комментаторов осадили бешеные фанатики, которые хотят верить в чудеса долголетия первых людей. Они настаивают на том, что библейские годы надо считать именно по 12 месяцев, иначе библейские сказания станут и вовсе смешными. Например, Авраам, согласно книге "Бытие", умер "насыщенный жизнью" 175 лет от роду (Бытие, гл. 25, ст. 7-8). Если же годы считать по оборотам Луны, получится, что Авраам прожил всего 14 лет и 7 месяцев. Или еще: Библия говорит, что Енос, Каинан, Малелеил родили первенцев в возрасте 90, 70 и 65 лет. Если считать по оборотам Луны, надо допустить, что эти праотцы имели детей в возрасте 7 с половиной лет, 5 лет и 10 месяцев и 5 лет и 5 месяцев. Наконец, согласно библейскому тексту, Нахор произвел потомство в 29 лет. Можно ли допустить, восклицает один благочестивый комментатор, что Нахору было только 2 года и 5 месяцев, когда у него родился первый сын?!
   Конечно же, уважаемые господа, служители культа, Библия считает год в 12 месяцев. Но таким образом в высшей степени забавно, что простак Ной ждал, пока ему стукнет 500 лет, чтобы, наконец, начать свою половую жизнь.

ГЛАВА 4. Любовные приключения ангелов на земле

   Мы подходим к одному из наиболее любопытных мест Библии - к месту, вычеркивание которого в кратких руководствах по "священной истории" лучше всего характеризует беззастенчивость церковников и их искусство подтасовывать догматы веры. "Святые" отцы церкви на все лады поют, что Библия есть книга "божественная", что она была написана под непосредственную диктовку самого бога, что все написанное в ней есть сама истина, самая совершенная, самая высшая и что эта книга достойна самого искреннего поклонения. Почему же церковники не предоставляют верующим возможности знать ее целиком, не исключая ни одного стиха? Ведь эти "священные" книги нужно принимать так, как они есть. Если же вычеркнуть из них те или иные места, потому что они находятся в противоречии с некоторыми пунктами богословских наук, провозглашенными догматами веры, тогда проще выбросить всю книгу. Она более не священна, а достойна презрения. Ложь в одном каком-нибудь пункте может послужить достаточным аргументом для того, чтобы опровергнуть божественное происхождение всей книги.
   Однако, назвав имя Ноя, религиозные проповедники непосредственно переходят к истории с потопом, утверждая, что разврат людской прогневил бога и заставил его наслать потоп на всех, за исключением одной семьи, глава которой якобы оставался праведником.
   Это не Библия! Она говорит иное. В четырех стихах шестой главы книга "Бытие" указывает, какова была истинная причина порчи людей. Господа церковники, вы не имеете права обходить молчанием этот эпизод из вашего "священного писания"! Если он ставит вас в затруднительное положение тем хуже: не надо было "святому духу" диктовать такие вещи автору "Пятикнижия". Пилюля горька, но "святые" учителя и отцы церкви некогда уже глотали ее; теперь ваша очередь - глотайте и вы!
   Пилюля, которую современные богословы стараются не проглотить, а выплюнуть, желая, чтобы она не была никем замечена, состоит из первых стихов шестой главы книги "Бытие".
   "Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери;

тогда сыны божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал
"Когда люди начали умножаться на земле, и родились у них дочери; тогда сыны божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал"(Бытие, гл. 6, ст. 1-2).

   Тогда сыны божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал.
   И сказал господь (бог): не вечно духу моему быть пренебрегаемым человеками (сими), потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет.
   В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди" (Бытие, гл. 6, ст. 1-4).
   Хотя книга "Бытие" не рассказала нам истории сотворения ангелов, но вот, однако, уже второй раз она упоминает об этих совершеннейших существах: в первый раз это был "херув", поставленный часовым у ворот Эдема. Полезно в таком случае сказать несколько слов относительно веры в ангелов у древних евреев.
   Христиане, взяв свою религию из их верований, просто придумали новые догмы, которых в Библии нет и следа. Так, всецело выдуманной, например, является история с возмущением дьявола Сатаны и поражением его архангелом Михаилом. Исследуя здесь Библию преимущественно с точки зрения христианской веры, нельзя пренебречь этим вопросом.
   По учениям христианских богословов, в некие времена хозяин небес - бог, по-видимому, сказал себе, что не подобает ему, всемогущему, ограничиваться созданием только неба и земли. Раз он населил землю, почему не населить и небеса? Ему в свое время надоел хаос. Но еще больше ему надоело одиночество в раю. Так как он был мастер буквально из ничего создавать целые кучи забавных вещей и даже одушевленных существ, то он и создал себе ангелов, назначением которых было составлять приятное общество для бога лично. Он заказал себе также кресло с гербом для председательствования на небесных собраниях. Чтобы развлекать бога, ангелы беспрерывно поют. Будучи сверхъестественными существами, они, конечно, никогда не устают и всегда бывают в голосе.
   Но вот один из ангелов, парень, которого церковники прозвали Люцифером-Сатаной, облюбовал для самого себя трон всевышнего и подумал, что невредно было бы ему занять председательское кресло вместо его всемогущего создателя. Это преступное побуждение показалось великолепной штукой некоторым ангелам, которым, вероятно, надоели беспрестанные упражнения в пении, и они присоединились к смельчаку, тогда как подавляющее большинство остальных ангелов было против его затеи. Некий Михаил, называемый архангелом, то есть "старший ангел", взял на себя защиту интересов бога. Он принял на себя командование небесным войском и хорошенько всыпал Сатане. Ангел-бунтовщик был низвергнут в ад - в некое подземное "царство", немедленно созданное для него. Туда же свалились его сообщники, а бог снова воссел на своем председательском кресле.
   Такова легенда, которую церковники сделали догматом веры для своих трепещущих слушателей, ибо в конце концов этот эпизод служит главным образом для того, чтобы нагонять страх на набожных людей: берегитесь, мол, благочестивые овцы! Если вы не будете подчиняться велениям господ церковников, вы полетите вдогонку дурным ангелам - прямо в ад.
   В древнееврейской Библии, там, где речь идет о дьяволе, то есть в тех ее книгах, которые написаны бесспорно после вавилонского плена (более чем через тысячу лет после времени, к которому относится смерть Моисея), наиболее важный из всех демонов называется Сатаной. Дьяволы же - это просто злые духи, подобные богу и его приближенным. Никакого другого пояснения относительно их не дается. Их отнюдь не представляют бедняжками, изгнанными из небесного рая и прикованными к стенам огненного ада. Так, например, в предании об Иове злой дух Сатана гуляет по небу, расхаживает там, как у себя дома, и даже запросто вступает в споры с богом. Видя, что эти дьяволы из последних книг Библии так хорошо себя чувствуют и не страдают от адских мук, критики заметили, что это соответствует верованиям халдеев и персов, книги которых восходят к еще более глубокой древности, чем книги евреев. Было сделано заключение, что евреи во время долгого вавилонского пленения присоединили к своим верованиям некоторые верования народов, среди которых им пришлось жить. Впрочем, самое имя, которым евреи обозначали главнейшего дьявола, носит отпечаток религии халдейской или вавилонской: "Сатана" не есть слово еврейское, а халдейское и обозначает "ненависть".
   Следовательно, бог скрыл от "избранного" им еврейского народа не только историю с дворцовым заговором некоторого числа ангелов, но даже и настоящее имя главного бунтовщика. Библия нигде не называет его Люцифером. Это имя ему дали христиане. Но отцы и учителя церкви всячески старались найти какое-нибудь указание относительно Люцифера в Ветхом завете. Ради этого они прибегли к подтасовке, довольно хорошо обманывающей верующих, которые сами Библию не читают, а только слушают ее в чтении и толковании профессионалов. Подтасовку эту надо вывести на чистую воду, и мы просим читателя извинить нам маленькое, но необходимое отклонение.
   В пророчестве Исаии (гл. 14, ст. 12) идет речь о Люцифере под его настоящим именем, утверждают богословы и приводят начало стиха, однако фальсифицируя его при помощи латинского перевода Библии.
   В этой главе Исаия, фанатически возбужденный еврей, разгневанный тем, что вавилоняне так долго держат в плену его народ, изливает свой патриотический гнев и предсказывает царю вавилонскому, что его царство тоже потерпит крушение и будет обращено в прах.
   "...Помилует господь Иакова, - восклицает Исаия, - и снова возлюбит Израиля; и поселит их на земле их... Ты произнесешь победную песнь на царя вавилонского и скажешь: как не стало мучителя, пресеклось грабительство! Сокрушил господь жезл нечестивых, скипетр владык.
   Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы.
   А ты повержен вне гробницы своей, как презренная ветвь, как одежда убитых, сраженных мечом, которых опускают в каменные рвы, - ты, как попираемый труп,
   Не соединишься с ними в могиле; ибо ты разорил землю твою, убил народ твой: во веки не помянется племя злодеев" (Исаия, гл. 14, ст. 1, 4, 5, 12, 19, 20).
   Нужно поистине непостижимое нахальство, чтобы утверждать, что здесь Исаия говорит о Люцифере-Сатане. Речь идет, конечно, о царе вавилонском - и только о нем; это - излияние гнева, злобы и угроз по адресу Навуходоносора - поработителя еврейского народа.
   Теперь посмотрим, каким образом "святой" Иероним, переводивший Библию на латинский язык, подделал текст. Пользуясь тем, что Исаия сравнивает царя вавилонского с утренней звездой (планета Венера), имевшей название Хелел (Заря) у евреев и Люцифер (Светоносец) у римлян, он позволил себе так изложить по-латыни первую часть двенадцатого стиха: "Quomodo cecidisti de coelo, Lucifer, qui mane oriebaris" ("Как упал ты с неба, Люцифер, ты, который вставал по утрам").
   Подлинный еврейский текст, упоминая имя Хелел, говорит о царе вавилонском. Царь сравнивается с утренней звездой - Венерой. А богословы восклицают с торжественным видом: "Падение Люцифера отмечено Библией! Об этом говорит сам Исаия".
   Уверенно до наглости! Еще раз скажем: в древних "священных" книгах евреев нет никаких оснований для легенды о возмущении и поражении Люцифера!
   Мы возвращаемся к ангелам главы шестой книги "Бытие" и снова обращаемся к источникам не менее священным, чем предыдущие, в которых найдем некоторые подробности относительно сожительства этих небожителей с красивыми девушками человеческой породы.
   Школьные учебники "священной истории", составленные для обихода простых смертных, не содержат, конечно, ни малейшего намека на приключения, разоблаченные вышеприведенными четырьмя стихами, но эти четыре стиха не вычеркнуты из Библии. Это еще не все: служители религии имеют для себя, и только для себя, еще одну книгу, которую они окружают большим почетом, не распространяя ее, однако, широко. Это Книга Еноха.
   Енох - вы не забыли? - был патриарх, проживший 365 лет, в которого влюбился бог и которого он забрал к себе на небеса "во плоти и в костях", как Юпитер Ганимеда 17 . Однако, согласно одной легенде, Енох якобы написал книгу, которую он, по счастью, не унес с собой в рай. Он завещал ее своему сыну Мафусалу, а Ной захватил драгоценную рукопись с собой в ковчег.
   Правда, этой книги Еноха долгое время никто не видел. Утверждают, что во "времена апостолов" (то есть 19 веков назад) она уже имелась, хотя, впрочем, неизвестно где. Доказательство этому находят в Новом завете. Послание апостола Иуды говорит так (ст. 14-15): "о них (грешниках. - В. Ш.) пророчествовал и Енох, седьмый от Адама, говоря: "се, идет господь со тьмами святых ангелов своих - сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых..."
   Ну, раз "святой апостол" цитирует книгу, значит, он ее знает! И в течение нескольких веков богословы спрашивали: что сталось с книгой Еноха? Наконец довольно известный путешественник шотландец Яков Брюс нашел эту знаменитую книгу в Абиссинии (Эфиопии). Правду сказать, он просто напал на эфиопскую легенду, ибо в конце концов мало вероятно, чтобы мифический Енох писал свои истории именно на эфиопском языке. Но посмотрите, как хорошо, в сущности, иметь "божественное провидение", когда занимаешься богословием! Написанная Енохом на языке, господствовавшем до "вавилонского столпотворения", эта чудесная книга имела счастливую судьбу. Несмотря на то что первобытный язык был столь внезапно и безвозвратно потерян, она нашла себе древнееврейского переводчика. Затем этот еврейский перевод, будто бы известный апостолам и отцам церкви, пропал, как муха. И вдруг опять: какой-то шотландец в конце восемнадцатого века находит полный ее список в Абиссинии. Большое вам спасибо, "божественное провидение"! Еще раз спасибо!
   Брюс привез свою находку в библиотеку Оксфордского университета, к неслыханной радости богословов. Появились переводы. В 1838 году был издан английский перевод ирландского архиепископа Ричарда Лоуренса 18.
   Книга Еноха делится на 11 глав. Во второй главе ее и рассказана история о любви ангелов к человеческим девушкам.
   "Так как число людей сильно увеличилось, то были у них очень красивые девушки. И самые прекрасные из ангелов полюбили их и были вовлечены через это во многие ошибки. И воодушевились они, и сказали: пойдем на землю и изберем жен себе между красивейшими дочерьми человеческими. Тогда Семиазас, которого бог создал князем над самыми блестящими ангелами, сказал им: это намерение прекрасно, но я боюсь, что вы не дерзнете осуществить его, и придется мне одному породить детей от прекрасных дочерей человеческих. И все ответили: клянемся исполнить намерение наше, и да будем прокляты, если его нарушим. И соединились они клятвою. И было их двести сперва. И было это во времена, когда жил Иаред, отец Еноха. И отправились они вместе и спустились с небес и взошли на гору Хермонскую, гору клятв. И вот имена двадцати главнейших между ними: Семиаэас. Атаркуф, Арасиел, Хобабиел, Хорамам, Рамиел, Сампсих, Закинел, Балкиел, Азакиел, Фармар, Амариел, Анагемас, Фаузаил, Самиел, Саринас, Евмиел, Тириел, Юмиел, Сариел. Они, и другие, и много других еще взяли женщин в жены в году 1170 по сотворении мира. И от браков этих родились исполины..." 19
   Здесь, конечно, нет никакой речи о бунте против бога: попросту несколько небесных ловеласов, во главе с князем Семиазасом, который не есть ни Люцифер, ни Сатана, отправились в поисках амурных приключений на землю, и больше ничего.
   Верно, что, когда их примеру стали следовать многие, бог, видя себя покинутым, начал ворчать. Но он еще долго терпел и не сердился. А насчет причины его великого гнева, который в конце концов разразился. Книга Еноха и книга "Бытие" расходятся. Здесь что-то не ладно. Посмотрим!
   Согласно книге "Бытие", в результате ухаживания ангелов за красивыми земными женщинами люди сделались слишком чувственны. Тут, по-нашему, есть чем заняться богослову. Действительно, сказал бы он, если красивым девушкам игра понравилась и они были так ненасытны, то ангелы, будучи существами сверхъестественными, могли доставлять им удовольствие в сверхъестественной же мере, а это должно было вызвать подражание со стороны простых смертных, их соперников, что последним было не так легко. Но какое дело до этого богу, спросим мы? Не заповедал ли он человечеству плодиться и размножаться?
   Книга Еноха представляет события в другом свете. Ангелы, сделавшись счастливыми папашами на земле, почувствовали интерес к своим детям и оказались совершенно необыкновенными наставниками. Они научили своих детей не только шлифованию драгоценных камней, но также магии и искусству предсказывать будущее по небесным светилам. Они и своих любовниц научили великим тайнам. Последствия ясны: барыш ни любовницы ангелов - и их незаконнорожденные сынки-исполины вскоре возвысились над прочими людьми. Легко сказать! Чего только не натворишь, если знаешь магию!
   "И возрыдала земля и наполнилась криками скорби".
   Тронутые такими "страданиями" земли, четверо из ангелов содружества попросили бога положить конец этим бедам. В это самое время господин Азазел - ангел, женатый на земной девушке, - поссорился с Семиазасом, надавал ему тумаков и занял его место предводителя небесных гуляк. Бог послал ангела Рафаила побить ангела Азазела, и наш Азазел был заключен Рафаилом в пещеру в пустыне Додоел.
   И вот бог нашел, что потоп, как ни верти, необходим. Чтобы воспрепятствовать исполинам заниматься магией, он решил утопить весь свет, в том числе и простых людей, которые только страдали от этих колдунов. Но ангелов, которые пошли шататься и бражничать по земле, он отозвал на небеса и приказал впредь вести себя смирно и не блудить.
   Надо полагать, что именно в эту пору ангелы и сделались бесполыми. Господь бог, чтобы оградить себя от возможных новых шалостей с их стороны, вероятно, обязал их расстаться с соответствующими органами, как это делали восточные цари по отношению к каждому занимавшему известную должность в его гареме. Совершенно напрасно церковники вычеркивают этот эпизод из своих кратких руководств "священной истории". По крайней мере люди знали бы, почему ангелы стали евнухами.
   Этот бедняга Азазел, забытый в пещере, куда его бросил Рафаил, конечно, утонул во время всемирного наводнения. Прольем же слезу над его печальной судьбой!
   Скажите после этого, что не перст самого провидения помог найти Книгу Еноха? Она не пропадала у первых христиан; апостол Иуда ее цитирует; некоторые из отцов церкви также говорили об этой книге как о книге весьма известной. Книга Еноха была в почете у христиан до четвертого века. А позднее, разглядев, что "Енох" подтверждает и хорошо объясняет неприятные четыре стиха шестой главы Бытия, церковники изъяли ее из Библии.
   Видя, как евреи представляли себе ангелов, мы не можем не признать, что христианская церковь внесла в эту теорию значительные поправки. Тем не менее она все-таки признает, что еврейский народ был избран богом, и принимает его религиозные книги как "священные" и "непререкаемые".
   Евреи располагали ангелов по иерархической лестнице в 10 ступеней: 1) кадошим, или пресвятые, 2) офамим - быстрые, 3) оралим - сильные, 4) шасмалим - пламенные, 5) серафим - искры, 6) малахим - посланцы, 7) элохим - божественные, 8) бен-элохим - дети божии, 9) херувим - ангелы быки, 10) ишим - одушевленные. Но папа Григорий первый распределил ангелов совсем по-иному. По его "всесвятейшему" велению в христианстве принято распределение ангелов на три степени по три чина в каждой: первая степень - серафимы, херувимы и престолы; вторая степень - ангелы силы, власти и господства и третья степень - ангелы начала, архангелы и просто ангелы. Отсюда видно, как значительна власть папы: иметь право перестраивать небесные ранги - это не шутка.
   Христианские церковники утверждают, что евреи не понимали своих "священных" книг и что они и до сих пор так и не понимают своей религии, не знают "истинной веры". Подумать только, эти глупые евреи "не догадывались", что их Исаия, нападая на царя вавилонского, их врага, и "предсказывая" ему день разрушения его могущества, имел в виду не падение этого царя, а древнюю легенду о бунте Люцифера против бога! И что за болваны были эти раввины, если они не сумели прочитать этого между строк!
   Да и кроме этого, говорят христианские церковники, есть еще немало вещей, которых евреи даже и не подозревали в своей Библии.
   Например, "троица"! Попробуйте убедить верующего еврея, что он поклоняется одному богу в трех лицах. Вы напрасно потеряете время: он будет смеяться вам в лицо. Он вам ответит, что если бы бог был триедин, то он сознался бы в этом Моисею, патриархам, пророкам. С Библией в руках он будет утверждать, что ни одно слово в ней не намекает на существование "троицы", которую он считает непонятной, и что, наоборот, "священное писание" представляет личность бога единой и неделимой.
   Видя это "убогое недомыслие", христианский богослов снисходительно улыбается и поводит плечами. Ему, видите ли, достаточно двух первых стихов в книге "Бытие", чтобы показать, что "троица" существовала во все времена и что это совершенно ясно. Торжественно он их процитирует:
   "В начале сотворили элохим небо и землю. Земля же была пуста пустынна ("тогу богу"), и тьма была над бездной, и дух божий носился над водами".
   Таков буквальный перевод еврейского текста.
   Вы не видите здесь бога-отца, бога-сына и бога-духа? Действительно, при первом взгляде их что-то незаметно. Но наденьте богословские очки, и вы очень легко различите "троицу". Нашими очками, если вы позволите, будет рассуждение Блаженного Августина в его прелестной книге "De cantico novo" (гл. 7). Нет ничего более убедительного, чем это его рассуждение. Все богословы согласно считают Августина светочем богословия.
   Выражение "в начале", которое есть начало времен и вещей, означает "бог-сын". Хотите доказательств? Откройте новозаветную книгу "Откровение святого Иоанна Богослова", главу третью: Христос называется здесь "началом создания божия" (ст. 14). Откройте Евангелие от Иоанна, главу восьмую: спрошенный евреями - "кто же ты?" - Иисус ответил: "от начала сущий" (ст. 25).
   Первый стих книги "Бытие" должен, следовательно, быть прочтен так: "в боге сыне, который есть начало, бог-отец создал небо и землю".
   Вы "увидели" первых двух персонажей "троицы", но вы еще не видите третьего? Минуту терпения! Возьмите, пожалуйста, опять очки "святого" Августина. Третий персонаж - "бог-дух" - находится во втором стихе, в конце: "дух божий носился над водой". Этот "дух" ничего не говорит вам? Этот "дух" и есть бог - "святой дух".
   Поэтому перевод еврейского текста получается такой: "в боге-сыне, начале всех вещей, бог-отец создал небо и землю; но земля была в хаосе, темнота покрывала ее, и бог-дух носился над водой".
   И подумать только, что евреи умудрились не увидеть этого в двух первых стихах их же собственной Библии! Действительно необыкновенное ослепление!
   Восторгайтесь "богом-духом", который в эпоху хаоса тратил свое время только на то, чтобы носиться над водами. Напрашивается, однако, невольно вопрос: действительно ли "святой дух" есть голубь?
   По-нашему, это просто утка!

ГЛАВА 5. Всемирный потоп

   Книга "Бытие" очень сдержанна в описании подробностей преступлений и грехов, совершенных на земле потомками Адама во времена сожительства ангелов с женщинами. Она говорит просто:
   "И увидел господь (бог), что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время" (Бытие, гл. 6, ст. 5).
   Скажем прямо: по-видимому, потомки Адама забыли аккуратно молиться по утрам и вечерам, ибо ничто так не злит господа бога, как неаккуратность в молитвах. Да и любой священник скажет вам, если вы этого не знаете, что всякий, кто забывает молиться, готов впасть в любой грех.
   "И раскаялся господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце своем. И сказал господь: истреблю с лица земли человеков, которых я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо я раскаялся, что создал их" (Бытие, гл. 6, ст. 6-7).
   Раскаяние бога! Это уж не так обыкновенно. И притом скорбь старика была чересчур жгучей, ибо она затмила ему разум и заставила принять решение об истреблении также и всех животных, ни в чем не повинных и никак не согрешивших. Казалось бы, что самое простое для бога - имея в виду его всемогущество - было бы изменить людей; но, как мы увидим, он предпочитает потопить их. Это уж - нужно признаться - не совсем-таки по-отечески!
   "Ной же обрел благодать пред очами господа (бога)" (Бытие, гл. 6, ст. 8).
   Это "был человек праведный и непорочный в роде своем" (ст. 9). И вот бог-отец пришел к нему с визитом, чтобы предупредить о подготовляемой катастрофе и дать ему возможность спастись.
   "И сказал (господь) бог Ною: конец всякой плоти пришел пред лице мое, ибо земля наполнилась от них злодеяниями; и вот, я истреблю их с земли.
   Сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи.
   И сделай его так: длина ковчега триста локтей; ширина его пятьдесят локтей, а высота его тридцать локтей.
   И сделай отверстие в ковчеге, и в локоть сведи его вверху, и дверь в ковчег сделай с боку его; устрой в нем нижнее, второе и третье (жилье).
   И вот, я наведу на землю потоп водный, чтоб истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни, под небесами; все, что есть на земле, лишится жизни.
   Но с тобою я поставлю завет мой, и войдешь в ковчег ты, и сыновья твои, и жена твоя, и жены сынов твоих с тобою.
   Введи также в ковчег (из всякого скота, и из всех гадов, и) из всех животных, и от всякой плоти по паре, чтоб они остались с тобою в живых; мужеского пола и женского пусть они будут.
   Из (всех) птиц по роду их, и из (всех) скотов по роду их, и из всех пресмыкающихся по земле по роду их, из всех по паре войдут к тебе, чтобы остались в живых (с тобою, мужеского пола и женского).
   Ты же возьми себе всякой пищи, какою питаются, и собери к себе; и будет она для тебя и для них пищею.
   И сделал Ной все: как повелел ему (господь) бог, так он и сделал" (Бытие, гл. 6, ст. 13-22).
   Постройка ковчега продолжалась сто лет 20 . Бог не велел Ною предупреждать остальных людей о предстоящем. Следовательно, надо думать, патриарх и семья его хранили свои приготовления в тайне. Люди, конечно, должны были удивляться, видя, как Ной посреди поля строит громадный корабль в 300 локтей, что составляет приблизительно 150 метров, то есть длину порядочного парохода. Кое-кто считал, вероятно, старика сумасшедшим и смеялся над ним. Но старик принимал все шутки без обиды и усердно работал.
   Эти сто лет, потраченные на постройку ковчега, не покажутся слишком долгим сроком, если вспомнить, что тысячи необходимостей, связанных с этой постройкой, Библия обходит молчанием. Так, три сына Ноя были, по-видимому, вынуждены совершать очень длинные путешествия в различные страны мира для того, чтобы привезти оттуда разных животных. Так как надо было оградить себя от того, чтобы в самом ковчеге не быть съеденными львами, тиграми, крокодилами и другими страшными животными, они должны были научиться искусству укротителей и дрессировщиков. Надо было также заготовить порядочно продуктов питания, в том числе мяса для бесчисленных хищников, сена, зерна, плодов и т. п.
   Надо думать, что дерево, из которого ковчег был сделан, было из лучших сортов. Если бы теперь кто-нибудь собрался потратить сто лет на постройку корабля, то не нашлось бы такого прочного дерева, которое не сгнило бы до окончания постройки; корма распалась бы в прах, когда строился бы нос, и приходилось бы бесконечно начинать сначала. Никто в точности не знает, что, собственно, за дерево было у Ноя. Библия называет его "гофер", но никто никогда не видел такого дерева 21 .
   Когда ковчег был закончен, бог сказал Ною: "войди ты и все семейство твое в ковчег, ибо тебя увидел я праведным предо мною в роде сем" (Бытие, гл. 7, ст. 1). Продолжение разговора доказывает, что бог забыл свои первоначальные указания. Как мы уже цитировали, он предписал патриарху не брать с собой больше чем по одной паре от каждого рода животных. В последнюю же минуту "старик" изменил программу:
   "И всякого скота чистого возьми по семи, мужеского пола и женского, а из скота нечистого по два, мужеского пола и женского" (Бытие, гл. 7, ст. 2).
   Библия не указывает, объяснил ли бог Ною приметы этого разделения на "чистых" и на "нечистых". Однако другая книга, приписываемая Моисею, - Левит указывает (гл. 11), каких животных евреи считали "чистыми" и "нечистыми". Между четвероногими "чистые" - это те, у которых копыто разделено и которые жуют жвачку. Верблюд и заяц, которые жуют, но у которых копыто не разделено, считаются животными нечистыми; свинья, у которой копыто разделено, но которая не жует жвачки, тоже считается животным нечистым. Между птицами бог объявил нечистыми: орла, коршуна, сокола, ворону, страуса, сову, чайку, ястреба, филина, лебедя, пеликана, цаплю и некоторых других.
   Бог-отец объявил Ною, что потоп начнется через семь дней 22 . Патриарху надлежало несколько подзубрить естественную историю, чтобы знать, брать ли с собой двух или семь журавлей, двух или семь слонов, двух или семь носорогов, двух или семь бегемотов и т. д.
   "Чрез семь дней воды потопа пришли на землю. В шестисотый год жизни Ноевой, во второй месяц, в семнадцатый (27) день месяца, в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились" (Бытие, гл. 7, ст. 10-11).
   Отсюда ясно, что "святой дух" поддерживает уверенность в существовании большого водоема по ту сторону небес, опоражнивающегося посредством особого рода шлюзов.

...разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились
"...разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились" (Бытие, гл. 7, ст. 11).

   "И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей.
   В сей самый день вошел в ковчег Ной, и Сим, Хам и Иафет, сыновья Ноевы, и жена Ноева, и три жены сынов его с ними.
   Они, и все звери (земли) по роду их, и всякий скот по роду его, и все гады, пресмыкающиеся по земле, по роду их, и все летающие по роду их, все птицы, все крылатые" (Бытие, гл. 7, ст. 12-14).
   Что за ковчег, что за ковчег! Если сложить все сроки, указанные в этой и следующих главах, то окажется, что Ной, его семья и все животные, спасенные им, пробыли в ковчеге 393 дня 23 . Богословы не говорят, каким образом восемь человек могли более года кормить и поить весь этот зоологический сад и содержать загоны в чистоте. Надо было также подумать о приплоде! Сколько мяса требовалось! Какое необыкновенное количество продовольствия! Какая необыкновенная работа для Ноя, его жены, сыновей и невесток по очистке ковчега от навоза 24!
   Бог самолично закрыл двери "ковчега": "и затворил господь (бог) за ним (ковчег)" (Бытие, гл. 7, ст. 16).
   Когда судно поплыло, вода усилилась "чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом; на пятнадцать локтей поднялась над ними вода" (Бытие, гл. 7, ст. 19-20).
   Трудно себе составить точное представление об этом количестве воды, особенно если принять во внимание, что самая большая известная нам глубина в Тихом океане (Марианская впадина) превышает 11 тысяч метров, а самая высокая гора на земном шаре - Джомолунгма (Эверест) в Гималаях - имеет вершину в 8880 метров над уровнем моря.
   "И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди;
   Все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло.
   Истребилось всякое существо, которое было на поверхности (всей) земли; от человека до скота, и гадов, и птиц небесных, - все истребилось с земли, остался только Ной и что было с ним в ковчеге.
   Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней" (Бытие, гл. 7, ст. 21-24).
   Только одни счастливые рыбы беспечно плавали в разбушевавшейся пучине!
   Однако все имеет конец:
   "И вспомнил бог о Ное, и о всех зверях, и о всех скотах, (и о всех птицах, и о всех гадах пресмыкающихся) бывших с ним в ковчеге; и навел бог ветер на землю, и воды остановились.
   И закрылись источники бездны и окна небесные, и перестал дождь с неба.
   Вода же постепенно возвращалась с земли, и стала убывать вода по окончании ста пятидесяти дней.
   И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских.
   Вода постоянно убывала до десятого месяца; в первый день десятого месяца показались верхи гор" (Бытие, гл. 8, ст. 1-5).
   Сколько здесь неожиданных чудес в этих нескольких строках! Во-первых, мы имеем удовольствие возобновить наше знакомство с этим приятным "ветром божиим", у которого больше не было никакой работы со времени прекращения хаоса и который комментаторы отождествляют с "духом божиим". "В начале", как сказано в Библии, он попросту "носился над водами". Однако теперь, чтобы осушить воды потопа, "бог-отец" выпустил упомянутого выше "святого духа" ("ветер божий"), которого "писание" представляет нам в виде "божественного голубя" (или, если хотите, божественной утки) и возлагает на него совершенно непостижимую задачу - осушение мирового потопа.
   Впрочем, было совершенно необходимо, чтобы вмешался кто-нибудь из членов "пресвятой троицы", иначе никакой обычный ветер никогда не осушил бы такого небывалого количества воды. Раз уровень воды при потопе был на пятнадцать локтей выше самых высоких гор на земле, получается, по некоторым вычислениям, что всего воды набралось примерно в количестве двенадцати мировых океанов, нагроможденных один на другой. Потоп можно считать самым необыкновенным из чудес, произведенных богом, потому что, создав новые необозримые океаны (что уже не малый фокус сам по себе), он затем уничтожил их одним только своим дуновением. Какие же легкие у этого "голубя"!
   Другое чудо, которое также не может пройти незамеченным: на семнадцатый день седьмого месяца Ноев ковчег остановился на вершине горы Арарат, высота которой 5156 метров; а горы более высокие, чем Арарат, как, например, 14 вершин в Гималаях, имеющих высоты более 8000 метров, и другие вершины (в Южной Америке, Африке) показались в первый день десятого месяца, то есть шесть недель спустя. Совершенно удивительное чудо!
   Библейское повествование о конце потопа заключает, кроме того, еще и наивнейшую историю с вороном и с голубем, но она не представляет никакого интереса. Ной выпустил сначала "ворона", который "отлетал и прилетал, пока осушилась земля от воды". Затем он "выпустил голубя", который "не нашел места покоя для ног своих и возвратился к нему в ковчег". Снова выпустил он его через семь дней, и на сей раз голубь возвратился, держа в клюве масличную ветвь 25 . Ной догадался, что "вода сошла с земли". Патриарху, сообщает Библия, "стукнуло" тогда 601 год.
   Бог сказал ему, что пора выходить. Выгрузка животных прошла, вероятно, в образцовом порядке. Кроме того, надо думать (хотя Библия этого и не говорит), что соленая вода тут же отделилась от воды пресной (новое чудо!), дабы реки, озера и моря могли бы снова войти в свои русла, как это было раньше. Рыбы же снова возвратились в свои воды соответственно потребностям своей натуры.

И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских
"И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских"(Бытие, гл. 8, ст. 4).

   "И устроил Ной жертвенник господу; и взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принес во всесожжение на жертвеннике.
   И обонял господь приятное благоухание, и сказал господь (бог) в сердце своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого - зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как я сделал" (Бытие, гл. 8, ст. 20-21).
   При этом старик бог удостоил Ноя и его детей благословения по первому классу и позволил им впредь питаться и всякой другой пищей, помимо злаков.
    "И благословил бог Ноя и сынов его, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю (и обладайте ею).
   Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, (и весь скот земной) и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они.
   Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все.
   Только плоти с душою ее, с кровью ее, не ешьте.
   Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его.
   Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу божию" (Бытие, гл. 9, ст. 1-6).
   Из изложенного следует, что животные имеют душу и что душа эта живет в крови. Господь бог как будто не выносит и человекоубийства. Но библейский бог часто заговаривается, и мы еще увидим, как он яростно толкает евреев на убийства. При этом все-таки будет казаться, будто его избранный народ совсем не проливает человеческой крови.
   Однако раз "старик" принял обязательство не топить больше людей, то под сделкой нужна была подпись. Божественной подписью явилась радуга, впервые пущенная в ход в этот знаменательный день.
   "Я полагаю радугу мою в облаке, - сказал бог, - чтоб она была знамением (вечного) завета между мною и между землею.
   И будет, когда я наведу облако на землю, то явится радуга (моя) в облаке;
   И я вспомню завет мой, который между мною и между вами и между всякою душою живою во всякой плоти" (Бытие, гл. 9, ст. 13-15).
   Предосторожность была не лишней, ибо и богу не следует особенно полагаться на свою память! Заметим, кстати, что "священный" текст говорит: "моя радуга", "я полагаю радугу". Это все ясно указывает, что до того времени никакой радуги не было. А так как радуга образуется путем преломления и отражения солнечных лучей в каплях воды, то ясно, что в течение веков, прошедших между временем создания мира и потопом, дождевое орошение не практиковалось вовсе; деревья и растения росли сами по себе, и либо им было достаточно пота, катившегося с чела человеческого, либо еще этот бродяга Каин, который строил города, провел по всему земному шару сеть искусственного орошения.

ГЛАВА 6. Праведный Ной и благословенное богом его потомство

   История потопа дополняется двумя интересными эпизодами: пьянством Ноя и "вавилонской башней".
   "Ной начал возделывать землю и насадил виноградник.
   И выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем.
   И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим.
   Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего" (Бытие, гл. 9, ст. 20-23).
   Итак, Сим и Иафет вели себя почтительно, как подобает добрым сыновьям, увидевшим отца пьяным. Хам, наоборот, поступил как хам, и, конечно, проклятие не заставило себя долго ждать; но посмотрите, на кого оно пало.
    "Ной проспался от вина своего и узнал, что сделал над ним меньший сын его;
   И сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих.
   Потом сказал: благословен господь бог Симов; Ханаан же будет рабом ему.
   Да распространит бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему" (Бытие, гл. 9, ст. 24-27).

И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего
"И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего" (Бытие, гл. 9, ст. 22).

   Так был проклят молодой Ханаан, хотя он-то отнюдь не издевался над своим дедом. Нужно думать, что Ной еще недостаточно "проспался от вина своего", когда произносил проклятие. Тем не менее оно было утверждено господом богом 26.
   Богословы сходятся в мнении, что Ной отдал Азию Симу, Европу - Иафету, а Африку - Хаму. Ханаан и Хам породили негров и негроидов. Поэтому-де их потомки и должны были стать рабами европейцев 27 . Каким образом три сына Ноя, рожденные от одного отца и одной матери, могли стать родоначальниками трех различных рас? Надо, однако, преклониться перед богом и его "святым писанием" и считать, что от Сима происходят желтолицые азиаты, от Иафета - белокожие европейцы, а от Хама и Ханаана - чернокожие африканцы. Тогда от кого же происходят американские краснокожие? "Святой дух" забыл сказать об этом автору книги "Бытие", либо же надо допустить, что американские ацтеки и могикане не имели отца.
   Перейдем теперь к рассмотрению знаменитого вавилонского столпотворения.
   "На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там.
   И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести.
   И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес...
   И сошел господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.
   И сказал господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать.
   Сойдем же и смешаем 28 там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.
   И рассеял их господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город (и башню).
   Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал господь язык всей земли, и оттуда рассеял их господь по всей земле" (Бытие, гл. 11, ст. 1-9).
   Некоторые богословы с самодовольной уверенностью утверждали, что вавилонская башня к моменту ее разрушения богом достигала полутора километров, то есть что она была раз в десять выше самой большой египетской пирамиды-пирамиды Хеопса (147 метров). Однако пирамиды сохранились, а от грандиозного строения, которое называется вавилонской башней, не осталось ничего. Для высоты в 1500 метров нужен был и необыкновенно большой фундамент. Каким образом могла исчезнуть такая громадная постройка? Автор книги "Бытие" забыл это отметить.
   И еще: в то время, согласно самой Библии, не могло быть ни достаточного количества людей, ни искусства, которого требовало столь значительное мероприятие. Надо смотреть на эту историю именно как на величайшее религиозное "чудо"!
   Не меньшим чудом является неожиданное нарождение многих языков и наречий. "Комментаторы, - говорит Вольтер, - искали, какие языки родились от этого расселения народов, но они никогда не обращали внимания ни на один из древних языков, на которых говорят люди на пространстве от Индии до Японии. Было бы любопытно сосчитать, на каком количестве разных наречий говорит ныне земной шар. В отношении Америки мы знаем больше 300, на нашем материке - больше 3000 наречий. Каждая китайская провинция имеет свой местный язык. Население Пекина плохо понимает жителей Кантона, и индус с берегов Малабара не понимает индуса из Бенареса. Впрочем, все население земли и не подозревало о чудесах с "вавилонской башней"; о них знали только древнееврейские писатели".
   Вызывает наивысшую степень изумления тот факт, что великие исторические события, положенные Библией в основу зарождения человечества, совершенно неизвестны никакому другому народу. Еще понятно, если греки, римляне, египтяне, халдеи, персы, индусы, китайцы не знали Гедеона, Самсона или еще какого-нибудь чисто еврейского племенного героя. Но если этим народам неизвестны имена даже Адама и Ноя, - это уже другое дело.
   Раз библейский потоп уничтожил все земное и Ной явился восстановителем человеческого рода, этот патриарх должен был быть известен историкам всех народов. Каким образом имена Адама и Евы, Каина и Авеля, Еноха и Мафусала, Ламеха, Ноя, Сима, Хама и Иафета не были занесены на все пергаменты и фигурируют только в книгах малочисленного еврейского народа - кочевого народа первобытной культуры? Когда ветераны большого потопного плавания расселились в разных местах земли и положили начало новым народам, они странным образом забыли все: и как бог сотворил "небо и землю", и как жили в раю первые люди. Забыли даже имена первых людей. Запомнили все это только одни евреи, а уже от них получили библейские сказки другие народы. Даже заслуга разведения винограда не могла спасти Ноя от всеобщего забвения, ибо громадное число людей изобретателем вина почитало Бахуса 29.
   Что касается потопа, то критики согласны видеть в нем местную вполне естественную катастрофу и утверждают, что могло быть немало и других наводнений такого рода. И у древних греков, например, существовал миф о Девкалионе 30.
   Если бы потоп был всемирный, дерзают утверждать критики, имя Ноя было бы также всемирно, а имена Девкалиона и Утнапиштима - героя халдейской легенды - были бы забыты. И еще: удивительно, что Гесиод и Гомер ни словом не упоминают ни об Адаме, ни о Ное, из коих один был отцом, а другой спасителем человеческого рода.
   Такое молчание беспримерно, ибо нельзя же действительно допустить, чтобы "божественный голубь" оказался таким мистификатором и дал бы первому человеку, а также и спасителю утопавшего человечества совершенно случайные, вымышленные имена, ставшие известными только из Библии.

ГЛАВА 7. Праведное житие иже во святых патриарха Авраама

   Читатель, вероятно, помнит божье постановление о том, чтобы жизнь человеческая не превышала 120 лет (Бытие, гл. 6, ст. 3). Несмотря на категоричность этого божьего постановления, Сим решил прожить 600 лет (Бытие, гл. 11, ст. 10-11), Арфаксад - 438 лет (ст. 12-13), Сала- 433 года (ст. 14-15), Евер - 464 года (ст. 16-17), Фалек и Рагав - каждый по 239 лет (ст. 18-21), Серух - 230 лет (ст. 22-23), Нахор - 148 лет (ст. 24-25). Фарра - 205 лет (ст. 32). Эти восемь потомков Сима приводят нас к Аврааму, на долю которого выпала удивительно обширная роль в сказаниях о жизни еврейского народа.
   Библия не говорит, почему богу-отцу неожиданно полюбился этот Авраам, сначала именовавшийся просто Аврамом (с одним "а"). Он спокойно проживал в стране Харан, когда в одно прекрасное утро к нему явился бог и приказал укладывать чемоданы.
   "И сказал господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего (и иди) в землю, которую я укажу тебе.
   И я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение.
   Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные" (Бытие, гл. 12, ст. 1-3).
   Несмотря на свои 75 лет. Аврам был настолько доверчив, что не потребовал никакого объяснения этому удивительному предложению. Он собрал пожитки и пустился в путь, даже не зная, куда именно. За ним последовала его жена Сара, племянник Лот с женой и несколько слуг.
   Каравану предстояло проделать путь в несколько сот километров, раньше чем попасть в землю Ханаанскую. Эту именно землю бог непременно хотел показать Авраму, исполняя свое обещание о том, что она будет принадлежать его потомству. Наши путешественники долго тащились по песчаным равнинам, лишенным растительности. Чтобы подбодрить самого себя и поднять свою веру, кочевой патриарх воздвиг алтарь посреди пустыни и стал молить бога привести его поскорее к месту назначения, ибо долгий путь, очевидно, достаточно-таки отозвался на его старых ногах.
   Пройдя землю Ханаанскую и другие земли, караван направился к югу и, наконец, добрался до Египта 31.

Скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя
"Когда египтяне увидят тебя, то скажут: "это жена его"; и убъют меня, а тебя оставят в живых. Скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя" (Бытие, гл. 12, ст. 12-13)

   "Когда же он приближался к Египту, то сказал Саре, жене своей: вот, я знаю, что ты женщина, прекрасная видом;
   И когда египтяне увидят тебя, то скажут: это жена его; и убьют меня, а тебя оставят в живых.
   Скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя, и дабы жива была душа моя чрез тебя.
   И было, когда пришел Аврам в Египет, египтяне увидели, что она женщина весьма красивая;
   Увидели ее и вельможи фараоновы, и похвалили ее фараону; и взята была она в дом фараонов.
   И Авраму хорошо было ради ее; и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы, и рабыни, и лошаки и верблюды" (Бытие, гл. 12, ст. 11-16).
   Это, конечно, благочестиво-назидательное приключение: "священное писание" ни словом не осуждает праотца-альфонса 32 . Некоторые толкователи строго осудили поведение Аврама, но зато святой Августин взял этого патриарха под свою защиту 33 . Заметим мимоходом, что Саре было тогда 65 лет: ни эти годы, ни долгое путешествие по пустыне, конечно, нисколько не уменьшили ее красоты. Это, понятно, очередное религиозное "чудо". Позднее, когда ей будет 90 лет, мы увидим ее похищенной еще одним царем, и все из-за той же удивительной красоты.
   Только фараон забрал себе прелестную старушку и собрался наставить рога ее мужу, как вдруг всевидящее око господа бога заметило то, что происходило в гареме его величества "царя египетского":
   "Господь поразил тяжкими ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврамову.
   И призвал фараон Аврама, и сказал: что ты это сделал со мною? для чего не сказал мне, что она жена твоя?
   для чего ты сказал: "она сестра моя"? и я взял было ее себе в жену. И теперь вот жена твоя; возьми (ее) и пойди.
   И дал о нем фараон повеление людям, и проводили его, и жену его, и все, что у него было, (и Лота с ним)" (Бытие, гл. 12, ст. 17-20).
   Наш Аврам опять в дороге. Теперь, однако, он был "очень богат скотом, и серебром, и золотом" (Бытие, гл. 13, ст. 2). Это понятно, ибо он, конечно, ничего не вернул фараону из того, что получил за торговлю женой.
   "И продолжал он переходы свои от юга до Вефиля, до места, где прежде был шатер его между Вефилем и между Гаем" (Бытие, гл. 13, ст. 3).
   Во время этого нового скитания произошла ссора между пастухами Аврама и Лота. Дядя и племянник разделили богатства, продолжая, однако, хранить самую тесную дружбу. Аврам решил поселиться в земле Ханаанской, в то время как Лот спустился в долину Иорданскую и поселился в Содоме, где и "раскинул шатры".
   Немного спустя некоторые цари, в том числе и царь содомский, затеяли между собой войну. В драке Лот был взят в плен. Дядя Аврам, который за это время еще раз переменил местожительство и перенес шатры свои в Хеврон, узнал здесь эту печальную для него новость. Священное негодование наполнило его сердце, и он решил вызволить своего родственника. Тут-то и обнаружилось, на что был способен патриарх. Этот кочевник, не имевший ни пяди своей земли, держал, как оказывается, громадное число слуг: в Библии говорится, что он вооружил из них 318 человек и с этой кучкой слуг искрошил в куски "армии" четырех самых могущественных царей этой страны: Амрафела - царя сеннаарского, Ариоха - царя элласарского, Кедорлаомера - царя эламского и Фидала - царя гоимского. Ничего себе успех! Победа была такова, что он "преследовал неприятелей до Дана (которого, кстати, сказать, в это время еще не было, - Л. Таксиль); и, разделившись, напал на них ночью, сам и рабы его, и поразил их, и преследовал... и возвратил все имущество и Лота, сродника своего, и имущество его возвратил, также и женщин и народ" (Бытие, гл. 14, ст. 14-16).
   Годы текли, и Аврам все более и более беспокоился. Он спрашивал себя, каким же образом у него может быть потомство? Когда исполнится божественное обещание, в силу которого он должен стать отцом великого народа?
   "После сих происшествий было слово господа к Авраму в видении (ночью), и сказано: не бойся, Аврам; я твой щит; награда твоя (будет) весьма велика.
   Аврам сказал: владыка господи! что ты дашь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска.
   И сказал Аврам: вот, ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой.
   И было слово господа к нему, и сказано: не будет он твоим наследником, но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником.
   И вывел его вон и сказал (ему): посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков" 34 (Бытие, гл. 15, ст. 1-5).
   Аврам поверил господу и решил ждать еще. "Но Сара, жена Аврамова, не рождала ему. У ней была служанка египтянка, именем Агарь. И сказала Сара Авраму: вот, господь заключил чрево мое, чтобы мне не рождать; войди же к служанке моей: может быть, я буду иметь детей от нее. Аврам послушался слов Сары" (Бытие, гл. 16, ст. 1-2).
   Это значит, что она усыновила бы дитя своей служанки. Согласно восточному обычаю, отец или мать кладут ребенка к себе на колени. Это и служит обрядом усыновления.
    "И взяла Сара, жена Аврамова, служанку свою, египтянку Агарь, по истечении десяти лет пребывания Аврамова в земле Ханаанской, и дала ее Авраму, мужу своему, в жену.
   Он вошел к Агари, и она зачала. Увидев же, что зачала, она стала презирать госпожу свою.
   И сказала Сара Авраму: в обиде моей ты виновен; я отдала служанку мою в недро твое; а она, увидев, что зачала, стала презирать меня; господь пусть будет судьею между мною и между тобою.
   Аврам сказал Саре: вот, служанка твоя в твоих руках; делай с нею, что тебе угодно. И Сара стала притеснять ее, и она убежала от нее" (Бытие, гл. 16, ст. 3-6).
   Не правда ли, как божественно благочестива и нравственно поучительна эта жизнь "святого праотца"?
   По счастью, ангел встретил Агарь в пустыне и ободрил ее.
   "...Возвратись к госпоже своей, - сказал ангел господень, - и покорись ей... Умножая умножу потомство твое, так что нельзя будет и счесть его от множества 35 ... И родишь сына, и наречешь ему имя Измаил, ибо услышал господь страдание твое" (Бытие, гл. 16, ст. 9-11).
   "Аврам был девяноста девяти лет, и господь явился Авраму и сказал ему: я бог всемогущий; ходи предо мною и будь непорочен;
   И поставлю завет мой между мною и тобою, и весьма, весьма размножу тебя.
   И пал Аврам на лице свое. Бог продолжал говорить с ним и сказал:
   Я - вот завет мой с тобою: ты будешь отцом множества народов.
   И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам, ибо я сделаю тебя отцом множества народов.
   И весьма, весьма распложу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя.
   И поставлю завет мой между мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что я буду богом твоим и потомков твоих после тебя.
   И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им богом.
   И сказал бог Аврааму: ты же соблюди завет мой, ты и потомки твои после тебя в роды их.
   Сей есть завет мой, который вы должны соблюдать между мною и между вами и между потомками твоими после тебя (в роды их): да будет у вас обрезан весь мужеский пол.
   Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между мною и вами.
   Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени.
   Непременно да будет обрезан рожденный в доме твоем и купленный за серебро твое, и будет завет мой на теле вашем заветом вечным.
   Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей (в восьмый день), истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет мой.
   И сказал бог Аврааму: Сару, жену твою, не называй Сарою, но да будет имя ей: Сарра.
   Я благословлю ее и дам тебе от нее сына; благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее.
   И пал Авраам на лице свое, и рассмеялся, и сказал сам в себе: неужели от столетнего будет сын? и Сарра, девяностолетняя, неужели родит?
   И сказал Авраам богу: о, хотя бы Измаил был жив пред лицем твоим!
   Бог же сказал (Аврааму): именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет мой с ним заветом вечным (в том, что я буду богом ему и) потомству его после него.
   И об Измаиле я услышал тебя: вот, я благословлю его, и возращу его, и весьма, весьма размножу; двенадцать князей родятся от него; и я произведу от него великий народ.
   Но завет мой поставлю с Исааком, которого родит тебе Сарра в сие самое время на другой год.
   И бог перестал говорить с Авраамом и восшел от него" (Бытие, гл. 17, ст. 1-22).
   Нельзя читать без глубочайшего благоговения это описание явления вездесущего бога Аврааму. Автор этого описания, конечно, был вдохновлен на это "святым духом"! Церковникам незачем стараться доказывать это, ибо мысль божия достигает здесь таких высот, которых ни один простой смертный никогда не мог бы достигнуть. Никогда не пришло бы в голову Александру Македонскому, например, когда он заключал союз с индийскими царями, предложить им обрезаться и обрезать всех своих подданных в знак неразрывной дружбы. И когда в Тильзите Наполеон заключил в свои объятия русского царя Александра первого, он думал скрепить свою дружбу с Россией исключительно только общей ненавистью к Англии. Если бы маршал Мюрат, сопровождавший тогдашнего повелителя Европы, сказал ему: "Государь, вместо того чтобы просить царя подписаться под договором о военном союзе, потребуйте, чтобы он завтра произвел бы обряд обрезания над собой и над всеми чинами своего штаба, ибо крайняя плоть их - это самый лучший залог прочного союза между двумя империями", - то Наполеон заподозрил бы Мюрата во внезапном умопомешательстве и предал бы его заботам лучших своих врачей. Но Александр Македонский и Наполеон были только люди. Один божественный разум может постичь идею вечного союза, построенную на обрезании половых органов, передающемся из рода в род.
   Но если это обрезание имеет божественное происхождение, то почему же все-таки христиане-то его отменили?
   Что касается "святого" патриарха, то он без колебания исполнил требование "всевышнего".
   "И взял Авраам Измаила, сына своего, и всех рожденных в доме своем и всех купленных за серебро свое, весь мужеский пол людей дома Авраамова; и обрезал крайнюю плоть их в тот самый день, как сказал ему бог.
   Авраам был девяноста девяти лет, когда была обрезана крайняя плоть его.
   А Измаил, сын его, был тринадцати лет, когда была обрезана крайняя плоть его.
   В тот же самый день обрезаны были Авраам и Измаил, сын его.
   И с ним обрезан был весь мужеский пол дома его, рожденные в доме и купленные за серебро у иноплеменников" (Бытие, гл. 17, ст. 23-27).
   Как же теперь христиане могут утверждать, что их религия основана на религии еврейского народа, если они не исполняют всех божественных предписаний этой религии? Даже Христос подвергся обрезанию. Крайняя плоть его является предметом поклонения и одной из наиболее драгоценных реликвий в церкви святого Иоанна Латеранского в Риме. Эта крайняя плоть даже размножилась путем какого-то в высшей степени загадочного, но тем самым еще более изумительного "чуда": ныне та же реликвия имеется в Шарру (возле Пуатье), в Пюи-ан-Веле, в Куломбе (возле Шартра), в Шалонена-Марне, в Антверпене и Гильдесгейме; кроме того, день "обрезания господня" отмечается церковью в первый день года - 1 января.
   Император Юлиан Философ в своей критике христианства отметил, что последователи нового вероучения нарушают предписания иудейской религии и, однако, считают себя ее верными сынами. Он отметил разницу в обрядах, отмену жертвоприношений, нарушение закона об употреблении мяса, перенесение празднования субботы на следующий день 36 и т. д. и т. д.
   По поводу обрезания он пишет:
   "Я спрашиваю вас, галилеяне, почему вы не производите над собой обряда обрезания? Не приказал ли Иисус точно выполнять закон? "Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить" (Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 17). И дальше он же сказал: "кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в царстве небесном" (ст. 19). Однако если Иисус нарочито приказал в точности выполнять закон и наложил наказание на тех, кто нарушит самое малейшее предписание закона, то чем же вы, галилеяне, нарушающие весь этот закон, оправдаете себя? Или Иисус говорит неправду, или же вы - нарушители закона".
   На это замечание Юлиана сделал возражение "святой" Кирилл 37 . Надо признать, что доводы этого "святителя" жалки и слабы.
   "Обрезание бесполезно, - говорит он, - если мы отвергаем его духовный смысл. Если необходимо, чтобы люди подвергали себя обрезанию, и если бог проклинает и порицает плоть, то почему с самого начала бог не создал людей такими, какими он желает их видеть? К этой первой причине бесполезности обрезания прибавим вторую: ни в одном человеческом теле, не искаженном болезнями или уродством, нет ничего лишнего, ничего недостающего; все сделано природой разумно, совершенно и необходимо. И я думаю, что тело человеческое пострадало бы, если бы было лишено какой-нибудь одной из своих природных частей. Разве творец вселенной не знал, что полезно и благостно? Разве он не руководился этим, создавая человеческое тело, если все другие создания сотворены в совершенстве? Какова же польза обрезания? Быть может, скажут в защиту этого обычая то, что говорят евреи и некоторые идолопоклонники: это, говорят они, делается для того, чтобы содержать тело в чистоте и опрятности. Я не разделяю этого мнения. Я думаю, что обряд этот оскорбляет природу, которая не создала ничего лишнего и бесполезного. Наоборот, все, что кажется в ней порочным и бесчестным, необходимо и благочестиво, в особенности если умерять плотские страсти; надо сносить все тягости плоти и оставить крайнюю плоть на источнике рождения; ибо лучше вовсе закрыть этот ключ нечестивый, нежели осквернять природу вмешательством ножа. Природа телесная не возмущает разума".
   Итак, "святой" Кирилл спрашивает, для чего нужно обрезание, если отвергнуть его мистический смысл. Император Юлиан легко мог бы ответить епископу александрийскому: ни для чего не нужно, если угодно, но не в этом дело. А дело в том, заповедовал ли бог патриарху Аврааму обрезание, как вечный и верный знак своего союза с ним и последователями его веры. Из текста "священного писания" явствует, что таково было намерение бога и что он по этому поводу высказался самым точным и ясным образом. Впоследствии Моисей восстановил закон об обрезании по приказу божьему 38 . Иисус Христос, который учил, что пришел для исполнения закона, а не для разрушения его, никогда ничего не говорил о необходимости отменить обрезание. Евангелисты нигде не отмечают, чтобы он когда-нибудь высказался за отмену этого обряда. Почему же в таком случае христиане сочли себя освобожденными от этого закона спустя короткое время после смерти их божественного законодателя?
   Христианские богословы ссылаются на то, что "святой апостол Павел" сказал: "обрезание необходимо только в сердце". Но сам же Павел, как говорится в книге "Деяния апостолов" (гл. 16, ст. 3), обрезал ученика своего грека Тимофея, придерживаясь в точности указания еврейского закона. Он считал, следовательно, обрезание необходимым, полезным? Почему же "святой" Павел впоследствии изменил свое мнение?
   Открыл ли ему это бог? Павел этого не говорит. Стал ли он потом ученее? Если допустить это, то надо допустить также, что он пребывал в невежестве довольно значительное время, уже будучи апостолом.
   Вольтер говорит: "Ученые не дали никаких разумных оправданий обрезания. Некоторые полагают, что этот обряд способствует сохранению телесной чистоты. По-видимому, они никогда не видели этого обряда. Иначе они знали бы, как ничтожен результат этой операции и как легко она могла бы быть заменена обыкновенным обмыванием, что гораздо более легко и менее опасно, ибо дети нередко умирают от операции. Говорят еще, что так как евреи жили в очень жарком климате, то их закон хотел предупредить последствия чрезмерной жары, которая могла явиться причиной появления язв на половом члене. Это неправда! В Палестине не более жарко, чем на юге Европы. В Персии гораздо более жарко, а в Индии или Африке еще того жарче, однако никогда жители этих стран не думали себя подвергать обрезанию из-за забот о здоровье.
   Настоящая причина обрезания та, что священники разных стран придумали приносить в жертву богам какую-нибудь часть тела, для чего одни делали у себя на теле рубцы, как жрецы Беллоны или Марса; другие оскопляли себя, как жрецы Кибелы. Иные вбивают себе гвозди в зад; факиры надевают кольца на половые органы. Иные бичуют богомольцев, как это делал, например, иезуит Жирар с Екатериной Кадьер. Готтентотские жрецы в честь своих богов вырезают себе одно яичко и кладут вместо него шарик из ароматических трав. Суеверные египтяне довольствовались тем, что в жертву Осирису производили над собой частичный обряд обрезания. Евреи, которые заимствовали у египтян очень много обрядов, установили полный обряд обрезания и продолжают производить его и по сей день. Арабы и эфиопы имели это обыкновение в незапамятные времена. Турки, победители арабов, переняли у них этот обычай, в то время как у христиан принято обливать ребенка водой или погружать в нее. Все это одинаково разумно и хорошо и, очевидно, одинаково нравится всевышнему", - заканчивает Вольтер.
   Но довольно об этом. Вернемся к нашему патриарху. Он, вероятно, был довольно озадачен странным решением бога переменить имя ему и его супруге. Это было тем более странно, что сама по себе перемена-то была очень незначительна: Авраам вместо Аврам, Сарра вместо Сара. Воистину бог иудеев и христиан - смешной бог!
   И действительно, с этого момента Библия делается все более и более занятной.
   "И явился ему господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер (свой), во время зноя дневного.
   Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер (свой) и поклонился до земли" (Бытие, гл. 18, ст. 1-2).
   Разговор, который последовал далее, довольно любопытен: это такое неожиданное смешение единственного и множественного числа, что либо патриарх, надо думать, вообще плохо говорил на своем языке, либо и впрямь ему было очень жарко!
   "И сказал: владыка! если я обрел благоволение пред очами твоими, не пройди мимо раба твоего.
   И принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом.
   А я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите (в путь свой); так как вы идете мимо раба вашего. Они сказали: сделай так, как говоришь" (Бытие, гл. 18, ст. 3-5).
   Богословы полагают, что если в тот день бог пришел к Аврааму в обществе двух ангелов, то это было сделано для того, чтобы явить все три лица "троицы". Но Авраам не обладал изощренностью богословов и не понял этого, как, впрочем, не понял до христианских богословов никакой другой иудейский пророк.
   "И поспешил Авраам в шатер к Сарре и сказал (ей): поскорее замеси три саты лучшей муки и сделай пресные хлебы" (Бытие, гл. 18, ст. 6).
   Иные современные переводчики Библии пишут: "возьми три меры муки". Они нарочно прибегают к этому туманному выражению, ибо то, что "святой дух" продиктовал автору книги "Бытие", прямо-таки чудовищно. В еврейском тексте сказано: "ефа", а объем ефы - более 25 литров. Какое необыкновенное количество хлеба! Правда, на Востоке был обычай угощать одним блюдом, но зато обильно; и все же, по-видимому, патриарх принял своих гостей за каких-то невероятных обжор.
   Но этого мало: "и побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его.
   И взял масла и молока и теленка приготовленного, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели.
   И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре.
   И сказал один из них: я опять буду у тебя в это же время (в следующем году), и будет сын у Сарры, жены твоей. А Сарра слушала у входа в шатер, сзади его.
   Авраам же и Сарра были стары и в летах преклонных, и обыкновенное у женщин у Сарры прекратилось.
   Сарра внутренне рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? и господин мой стар.
   И сказал господь Аврааму: отчего это (сама в себе) рассмеялась Сарра, сказав: "неужели я действительно могу родить, когда я состарилась?"
   Есть ли что трудное для господа? В назначенный срок буду я у тебя в следующем году, и (будет) у Сарры сын.
   Сарра же не призналась, а сказала: я не смеялась. Ибо она испугалась. Но он сказал (ей): нет, ты рассмеялась" (Бытие, гл. 16, ст. 7-15).
   Довольно интересно прислушаться к разговору между богом и Авраамом, ибо подробности этого разговора могут действительно обрадовать душу своей наивностью. Автор книги "Бытие" описывает все, что произошло, и все, что было сказано, с такой точностью, как будто он сам присутствовал при этом. Ясно, что ему было откровение свыше, иначе он был бы самый обыкновенный враль.
   Некоторые современные комментаторы, смущенные наивной смехотворностью всех этих подробностей, стараются доказать аллегоричность всего рассказа; они предлагают понимать, что бог и ангелы, явившиеся к Аврааму, якобы симулировали свой аппетит, но ничего не ели, притворяясь, будто едят. Полно! Библию надо брать так, как она есть, отвечаем мы; ибо если принять толкование тех богословов, которым иные места Библии кажутся невероятными, то во всем "священном писании" надо видеть не что иное, как аллегории. Тогда, значит, ничего из рассказанного "голубем" в действительности не произошло? Все это одна только видимость? Божественная Библия есть сон, мечта, вымысел? Поглядите, господа проповедники, куда заводят такие рассуждения! Гораздо проще допустить, что бог, о котором мы знаем, что он "делает из земли", "вдувает душу" и "ходит", имеет также обыкновение есть, пить, переваривать пищу и так далее Он даже не огражден от страданий, причиняемых зноем, вроде его друга Авраама, который только что путанно обращался к нему и в единственном и во множественном числе.
   После обеда совершили небольшую прогулку:
   "И встали те мужи, и оттуда отправились к Содому (и Гоморре); Авраам же пошел с ними, проводить их.
   И сказал господь: утаю ли я от Авраама (раба моего), что хочу делать! От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли" (Бытие, гл. 18. ст. 16-18).
   Все народы земли благословенны в Аврааме! И иудейские, и христианские комментаторы видят в этом тексте утверждение единого бога всей земли, который, правда, есть бог Авраама, но христиане не уступают этого "патриарха" иудеям. Однако если вспомнить, что иудеи и христиане расходятся в отношении почитания сына Марии, то возникает новый вопрос: какая из двух религий победит - будет ли земля иудейской или христианской? Вопрос важный!
   Впрочем, мы не торопимся и подождем. Народонаселение земного шара, правда, достигает уже почти трех миллиардов человек, из коих католиков, то есть людей, которые хотели бы считать себя единственными последователями настоящей христианской религии, можно насчитать всего около 400-500 миллионов. Имеется почти такое же количество православных и иных христиан, считающих только себя настоящими последователями и исполнителями истинной христианской веры.
   Для того чтобы сбылось божье пророчество, нужно, следовательно, чтобы эти христиане прежде всего стали одинаково верующими, чтобы они соединились все воедино: и католики, и православные, и лютеране, протестанты, раскольники, англикане, баптисты, иеговисты и проч. и проч. Затем, когда они убедят наконец иудеев в существовании "троицы", им останется обратить в христианство "только еще" мусульман, конфуциан. буддистов, брахманистов, таоистов (даосистов) и проч. и проч. Или, быть может, иудеям удастся убедить всех: и правоверных, и "еретических" христиан, что в своей истории с мессией они около двух тысяч лет тому назад попали пальцем в небо и пребывают в этом положении по сей день! Так или иначе предсказание об обращении всего земного шара в веру Авраама, по-видимому, еще не сбылось да, конечно, никогда и не сбудется.
   Но какие же это были планы у бога-отца, относительно которых он колебался, разоткровенничаться ли ему с любимым патриархом или нет. Хорошенько подумав и взвесив все обстоятельства, он решил, что с Авраамом в прятки играть не стоит. Вот тогда этот последний будто бы и догадался, что трое путешественников, которые слопали его теленка и 80 литров его муки, не считая молочных продуктов, были сверхъестественные существа, и среди них его старый приятель сам бог.
   "И сказал господь: вопль содомский и гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма; сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко мне, или нет; узнаю" (Бытие, гл. 18, ст. 20-21).
   Бог был хороший администратор: он не любил слепо доверяться донесениям своей полиции. Скажут, быть может, что в качестве всезнающего бога он не мог чего-нибудь не знать и что, следовательно, он всегда знал, как поступить, не нуждаясь ни в каком расследовании. Но не забудем, что все это происходит в очень жаркую погоду и что переваривание обильного обеда, которым его только что угощали на наших глазах, действительно могло несколько затуманить его божественные мозги.
   "И обратились мужи оттуда и пошли в Содом; Авраам же еще стоял пред лицем господа.
   И подошел Авраам и сказал: неужели ты погубишь праведного с нечестивым (и с праведником будет то же, что и с нечестивым)?
   Может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? неужели ты погубишь и не пощадишь (всего) места сего ради пятидесяти праведников, (если они находятся) в нем?
   Не может быть, чтобы ты поступил так... чтобы то же было с праведником, что с нечестивым; не может быть от тебя! Судия всей земли поступит ли неправосудно?
   Господь сказал: если я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то я ради них пощажу (весь город и) все место сие. Авраам сказал в ответ: вот, я решился говорить владыке, я, прах и пепел:
   Может быть, до пятидесяти праведников не достанет пяти, неужели за недостатком пяти ты истребишь весь город? Он сказал: не истреблю, если найду там сорок пять" (Бытие, гл. 18, ст. 22-28).
   Беседа продолжается в том же тоне (ст. 29-32). Авраам старается выторговать все новые и новые уступки: с 45 праведников переходит к 40, к 30, к 20. В конце концов бог прекращает уступки и объявляет, что меньше чем 10 праведников его уже не устраивает. Это его последнее слово!
   "И пошел господь, перестав говорить с Авраамом; Авраам же возвратился в свое место" (Бытие, гл. 18, ст. 33).

ГЛАВА 8. Святой праотец Лот

   Бог, который только что хотел сам все видеть, не пошел со своими спутниками: из дальнейшего изложения явствует, что он вернулся к себе "домой".
   "И пришли те два ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли.
   И сказал: государи мои! зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встанете поутру и пойдете в путь свой. Но они сказали: нет, мы ночуем на улице.
   Он же сильно упрашивал их; и они пошли к нему и пришли в дом его. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели.
   Еще не легли они спать, как городские жители, содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом.
   И вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их.
   Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь,
   И сказал (им): братья мои, не делайте зла.
   Вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего.
   Но они сказали (ему): пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними. И очень приступали к человеку сему, к Лоту, и подошли, чтобы выломать дверь.
   Тогда мужи те простерли руки свои и ввели Лота к себе в дом и дверь (дома) заперли;
   А людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою, от малого до большого, так что они измучились, искав входа" (Бытие, гл. 19, ст. 1-11).
   Было необходимо привести полностью и точно весь этот отрывок из книги "Бытие": надо помнить и не забывать, что эти строки были написаны под диктовку самого "святого духа"!
   С другой стороны, небесполезно привести и комментарии Вольтера: "Это место библейского текста больше всякого другого смущает разум человеческий. Если эти два ангела или два бога бесплотны, то, значит, они приняли неотразимо прекрасный телесный вид, раз сумели внушить столь ужасное желание целому народу. Подумать только: старики и дети, юноши, взрослые - все жители мужского пола, без исключения, толпой сбежались к дому для того, чтобы совершить гнусный грех с этими двумя ангелами. Природе человеческой не свойственно делать скопом эту гадость, ради которой обыкновенно ищут полного уединения. Содомляне же требуют обоих ангелов, как бунтовщики требуют хлеба во время голода. В языческой мифологии нет ничего похожего на эту непостижимую гнусность. Богословы, утверждающие, что три небесных путника, из коих двое пришли в Содом, были бог-отец, бог-сын и бог-святой дух, делают преступление содомлян еще более отвратительным, а всю историю еще более непонятной".
   Предложение Лота содомлянам взять двух его невинных дочерей вместо этих ангелов или этих богов не менее возмутительно 39 . Все свидетельствует о необычайной низости святого праведника, не отмеченной доселе ни одной книгой.
   Богословы находят что-то общее между этим случаем и легендой о Филемоне и Бавкиде 40 . Но в этой легенде нет ничего непристойного; она гораздо более поучительна. Зевс-Юпитер и Гермес-Меркурий наказывают город за негостеприимство: это напоминает о долге доброты и человеколюбия; здесь нет ничего дурного.
   Иные утверждают, что "священный" автор хотел превзойти историю Филемона и Бавкиды, дабы внушить больше отвращения к греху, весьма распространенному в жарких странах. Однако арабы пустыни содомской утверждают, что проходящие караваны предоставляют им достаточно зрелых девушек, и они никогда не требуют мальчиков.
   Эта история с двумя ангелами не приведена здесь как аллегория, отнюдь нет; все, все, буквально все точно! Впрочем, не видно, какую аллегорию можно извлечь здесь в пользу Нового завета, для которого, согласно утверждениям "отцов церкви". Ветхий завет является "прообразом".
   Проследим дальше "священный" текст божественной книги, которую мы обязаны считать правдивой под страхом смертного греха. Мы найдем места еще почище этого!
   "Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места" (Бытие, гл. 19, ст. 12).
   Зачем эти вопросы? Разве ангелы не знали, из кого состояла семья Лота?
   "Ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к господу, и господь послал нас истребить его.
   И вышел Лот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал: встаньте, выйдите из сего места, ибо господь истребит сей город. Но зятьям его показалось, что он шутит.
   Когда взошла заря, ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города.
   И как он медлил, то мужи те (ангелы), по милости к нему господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города.
   Когда же вывели их вон, то один из них сказал: спасай душу свою; не оглядывайся назад, и нигде не останавливайся в окрестности сей; спасайся на гору, чтоб не застигла меня беда и мне не умереть.
   Когда же вывели их вон, то один из них сказал: спасай душу свою; не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей; спасайся на гору, чтобы тебе не погибнуть.
   Но Лот сказал им: нет, владыка!
   Вот, раб твой обрел благоволение пред очами твоими, и велика милость твоя, которую ты сделал со мною, что спас жизнь мою; но я не могу спасаться на гору, чтоб не застигла меня беда и мне не умереть.
   Вот, ближе бежать в сей город, он же мал; побегу я туда, - он же мал; и сохранится жизнь моя (ради тебя).
   И сказал ему: вот, в угодность тебе я сделаю и это: не ниспровергну города, о котором ты говоришь;
   Поспешай, спасайся туда, ибо я не могу сделать дела, доколе ты не придешь туда. Потому и назван город сей: Сигор.
   Солнце взошло над землею, и Лот пришел в Сигор.
   И пролил господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от господа с неба.
   И ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и (все) произрастания земли.
   Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом.
   И встал Авраам рано утром (и пошел) на место, где стоял пред лицем господа.
   И посмотрел к Содому и Гоморре и на все пространство окрестности и увидел: вот, дым поднимается с земли, как дым из печи" (Бытие, гл. 19, ст. 13-28).
   Относительно Гоморры богословы изощряются самым любопытным образом, доказывая, что грех этого города был прямо противоположен греху содомскому. Нигде в Библии нет ни малейшего намека на это обстоятельство. Богословы это просто придумали.

И пролил господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь
"И пролил господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь" (Бытие, гл. 19, ст. 24).

   Теперь понятно, что за "вопль" поднялся из Содома и Гоморры до небес, как утверждал бог-отец в разговоре с Авраамом: в Содоме вопили покинутые женщины, в Гоморре, наоборот, рычали брошенные мужья. Но тогда, спрашивается, за что небесный гнев истребил содомских женщин и почему не пощадил старик бог несчастных гоморрских мужчин, уже и так достаточно одураченных противоестественными склонностями их жен?
   Вместе с этим ясно, что два господина из Содома, которые собирались жениться на дочерях Лота, не были подвержены греху мужеложства; их брак был настолько твердо решен, настолько близок к осуществлению, что "святой человек" уже называл их своими зятьями. "Священный" автор нигде не указывает, что зятья Лота были хоть сколько-нибудь подвержены постыдному греху, из-за которого погибли содомляне вместе с их городом; они не фигурируют в толпе содомлян, которые хотели изнасиловать ангелов. Библия, напротив, заставляет думать, что они, как порядочные люди, сидели дома, ибо Лот ходил будить их, чтобы увести с собой. Тем не менее и они погибли наравне со всеми.
   Что касается жены Лота, то надо признать, что она дорого заплатила за порыв сострадания, который заставил ее оглянуться на родной город. В городе, возможно, оставались ее родители.
   Обращение ее в соляной столп подтверждалось некоторыми иудейскими и христианскими писателями первых веков нашей эры. Иудейский историк Иосиф Флавий уверяет в своей книге "Иудейские древности", что он видел этот столп и что в его времена этот столп показывали всем желающим. Скептики полагают, что местные евреи могли просто вытесать соляную фигуру и говорить, что это жена Лота. Немало было найдено скульптур из соли, которые просуществовали довольно долго. С другой стороны, святой Ириней пошел очень далеко, утверждая следующее: "Жена Лота не есть тленная плоть; но, оставаясь вечно в виде соляного столпа, она продолжает, однако, иметь свои обычные женские очищения". Знаменитый и очень авторитетный в католичестве богослов Тертуллиан в своей "Поэме о Содоме" утверждает то же самое с не меньшей уверенностью.
   Но все это не было известно римлянам, когда они пришли в Палестину: когда они завоевали Иерусалим, у них не было ни малейшего желания отправиться взглянуть на чудесный соляной столп, и это по той простой причине, что никакого такого столпа не было. И ни Помпей, ни Тит, ни Адриан никогда не слышали ни о Лоте, ни о жене его, ни о двух дочерях, ни об Аврааме и вообще ни о ком из этого благочестивого семейства. И ныне паломники, отправляющиеся на поклонение библейским "святыням", в окрестностях Мертвого моря не находят никакой - ни соляной, ни смоляной - статуи. Местные мусульмане не догадались поставить что-нибудь, что удовлетворяло бы паломников. Но они показывают богомольцам дуб мамрийский, под сенью которого бог и два ангела съели целого теленка и невероятное количество хлеба, сыра, масла и сметаны.
   Великий греческий географ Страбон, живший в ту эпоху, к которой христианская легенда относит рождение Иисуса, подробно изучал Малую Азию, и в особенности Палестину, которую описал самым тщательным образом. В частности, он изучил область Содома и Мертвого моря. Но он ничего не говорит ни о каком соляном столпе, который якобы видел Иосиф Флавий через несколько лет после него. То, что описывает беспристрастный путешественник Страбон, очень любопытно.
   Процитируем Страбона: "Есть довольно много оснований заключить, что эта местность была добычей огня: обожженные скалы, многочисленные трещины, испепеленная земля, реки, распространяющие отвратительный запах, и повсюду в окрестностях развалины человеческих жилищ. Все это заставляет верить тому, что рассказывают жители этих мест, а именно, что некогда здесь находилось тринадцать городов со столицей Содомом. Но вследствие землетрясения, извержений вулканов, а также потоков сернистых вод озеро поглотило эту страну, и одни лишь скалы сохранились, как свидетели катастрофы. Некоторые из городов были затоплены, другие брошены жителями, которые искали спасения и разбежались" (Страбон, "География", кн. 16, гл. 2). Это совсем не похоже на рассказ книги "Бытие": "и пролил господь на Садом и Гоморру дождем серу и огонь от господа с неба".
   Достойно быть отмеченным сказанное в четырнадцатой главе книги "Бытие": "в долине же Сиддим было много смоляных ям. И цари содомский и гоморрский, обратившись в бегство, упали в них, а остальные убежали в горы" (ст. 10). Библия сама признает, что почва здесь была смолистая еще до катастрофы.
   Еще раз ученые имеют случай признать, что "божественный голубь" здорово посмеялся над "священным" автором. Вся природа этой пустыни носит следы какой-то геологической катастрофы, от которой должно было пострадать все живое, если только там что-нибудь жило. Так, Мертвое море, в которое впадает Иордан, имеет поверхность в 920 квадратных километров, 100 километров длины и до 20 километров в самом широком месте. Воды реки Иордан всецело поглощаются бессточным Мертвым морем. (Арабы называют его Бахр-Лут.) Вода эта испаряется, ибо иначе нельзя объяснить, куда она девается при неподвижном уровне озера. Он ниже уровня океана на 392 метра, при максимальной глубине почти в 400 метров. Жаркий и сухой воздух при единственном в своем роде давлении (793 метра) может поглощать невероятное количество водяных паров. Болотистые пласты в окрестностях, рассеянные повсюду массы смолистых веществ, частые землетрясения - все это показывает, что данная местность, вероятно, никогда не была обитаема. Органической жизни в удивительно соленом (до 26% соли) Мертвом море нет. Геологи видят здесь одну из глубочайших депрессий суши, провал земной коры почти на километр относительно прибрежной местности. Причина этой депрессии не внешняя, а внутренняя.
   Если уж очень желать верить, что "голубь" не мог посмеяться над "священным" автором книги "Бытие", если желать во что бы то ни стало считать верной историю огненного дождя, упавшего с неба для истребления людей, виновных здесь в мужеложстве, а там в лесбийской любви, то надо все-таки признать, что бог, хотя он и неизменяем, все же немного приврал. Действительно, не он ли клялся Ною, что милосердие его никогда не позволит ему истреблять людей? Не он ли клялся, положа руку на радугу, не возобновлять потопа? Но клясться в отмене наводнений и заменять потоки воды потоками огня - честная ли это политика со стороны господа бога?
   Проследим дальше необыкновенный рассказ книги "Бытие". "Священный" автор говорит, что Лот, не впавший в грех своих сограждан, был спасен от гибели, равно как и его заведомо непорочные дочери - девицы. Но автор тут же показывает прекрасные примеры добродетели в этой "святой семье". Подчеркнем, что новый библейский эпизод не содержит ни одного слова порицания по адресу трех содомских беглецов. "Божественный голубь" имеет свою особенность: он повествует о самых отвратительных непристойностях так спокойно, как будто ничего проще нет на свете. Даже кровосмесительство кажется обыкновенным патриархальным обычаем в изложении "священного" автора.
   Читатель извинит нам еще одну цитату, но она необходима, и необходима в самом точном виде для того, чтобы показать, что такое "священное писание", самая священная из всех книг, основа и оплот самой благочестивой веры и трех религий - иудаизма, христианства и ислама.
   "И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его.
   И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли.
   Итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя.
   И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим (в ту ночь); а он не знал, когда она легла и когда встала.
   На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя.
   И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала.
   И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего.
   И родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав (говоря: он от отца моего). Он отец моавитян доныне.
   И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми, (говоря: он сын рода моего). Он отец аммонитян доныне" (Бытие, гл. 19, ст. 30-38).
   Пусть этот текст был продиктован "святым духом" свыше, - это не мешает ему быть гнусным.
   Приключение Лота и его дочерей не могло избежать справедливой критики Вольтера, которому мы и уступаем здесь место. Мысли этого великого человека интересны и ныне, ибо еще живы религиозные предрассудки, правила веры и активные приверженцы религии, почитающие Библию как "святое божье слово".
    "Библейский текст, - пишет Вольтер, - не говорит ничего о том, что сделал Лот, когда увидел жену свою, обращенную в соляной столп; он не приводит также имен его дочерей. Мысль напоить отца, для того чтобы "переспать с ним" в пещере, довольно оригинальна. Библия совершенно не указывает, где они достали вина, но зато мы узнаем, что Лот воспользовался обеими своими дочерьми, совершенно не заметив ни их прихода, ни ухода. Очень трудно обладать женщиной, в особенности девственницей, и ничего не знать об этом. Вот случай, которому мы никак не можем подобрать объяснения. Непонятно также, почему дочери Лота так боялись за будущее человечества. Ибо уже Авраам родил Измаила от Агари, народы уже были рассеяны, а город Сигор, из которого вышли эти девушки, был совсем близко".
    А к кому же обратились они за вином, если не к местным кабатчикам? Вольтер обращает внимание на сходство этой истории с историей Мирры, родившей Адониса от своего отца Киниры. "Здесь, - говорит он, - подражание древней басне о Кинире и Мирре". Но в этой басне Мирра, по крайней мере, наказана за свое преступление, в то время как дочери Лота вознаграждены самым высоким, с богословской точки зрения, благословением: они делаются матерями многочисленного потомства 41.

ГЛАВА 9. Окончание благочестивой истории о "святом друге божием" Аврааме

   Воскурим кадила! На сцену снова выступает Авраам, патриарх-альфонс, готовый к повторению приема, который помог ему гак удачно обогатиться в Египте.
   "Авраам поднялся оттуда к югу и поселился между Кадесом и между Суром; и был на время в Гераре.
   И сказал Авраам о Сарре, жене своей: она сестра моя. (Ибо он боялся сказать, что это жена его, чтобы жители города того не убили его за нее.) И послал Авимелех, царь герарский, и взял Сарру.
   И пришел бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она имеет мужа.
   Авимелех же не прикасался к ней и сказал: владыка! неужели ты погубишь (не знавший сего) и невинный народ?
   Не сам ли он сказал мне: она сестра моя? И она сама сказала: он брат мой. Я сделал это в простоте сердца моего и в чистоте рук моих.
   И сказал ему бог во сне: и я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха предо мною, потому и не допустил тебя прикоснуться к ней.
   теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои.
   И встал Авимелех утром рано, и призвал всех рабов своих, и пересказал все слова сии в уши их; и люди сии (все) весьма испугались.
   И призвал Авимелех Авраама и сказал ему: что ты с нами сделал? чем согрешил я против тебя, что ты навел было на меня и на царство мое великий грех? Ты сделал со мною дела, каких не делают.
   И сказал Авимелех Аврааму: что ты имел в виду, когда делал это дело?
   Авраам сказал: я подумал, что нет на месте сем страха божия, и убьют меня за жену мою.
   Да она и подлинно сестра мне: она дочь отца моего, только не дочь матери моей; и сделалась моею женою.
   Когда бог повел меня странствовать из дома отца моего, то я сказал ей: сделай со мною сию милость, в какое ни придем мы место, везде говори обо мне: это брат мой.
   И взял Авимелех (серебра тысячу сиклей и) мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Аврааму; и возвратил ему Сарру, жену его.
   И сказал Авимелех (Аврааму): вот, земля моя пред тобою; живи, где тебе угодно.
   И Сарре сказал: вот, я дал брату твоему тысячу сиклей серебра; вот, это тебе покрывало для очей пред всеми, которые с тобою, и пред всеми ты оправдана.
   И помолился Авраам богу, и исцелил бог Авимелеха, и жену его, и рабынь его, и они стали рождать.
   Ибо заключил господь всякое чрево в доме Авимелеха, за Сарру, жену Авраамову" (Бытие, гл. 20, ст. 7-18).
   Не забудем, что в это время прелестной Сарре стукнуло уже девяносто лет (Бытие, гл. 17, ст. 17).
   Напрашивается несколько замечаний: сказал ли Авраам правду, уверяя Авимелеха, что Сарра одновременно и жена и сестра его? Если да, то мы имеем здесь еще одно "благочестивое" кровосмесительство. Как прелестно это "священное писание"!
   Но это не все: если во всем этом деле Авимелех производит впечатление порядочного человека, то Авраам, наоборот, с какой бы точки зрения ни смотреть, оказывается довольно гнусным субъектом. Если он брат Сарры по крови, то и это не оправдывает его сводничества и лжи. Сестра-жена для него источник дохода. Он лгал, когда отрицал свое супружество. А объяснение, которое он дает, когда его подлая хитрость раскрылась, показывает Авраама изворотливым казуистом, достойным ученой степени "кандидата" или даже "доктора" богословия. Даже ограниченность умственных способностей не могла бы оправдать его в глазах честных людей.
   С другой стороны, этот возлюбленный патриарх, этот счастливчик, которому особо покровительствует сам бог, является ли он действительно братом Сарры, как он вдруг заявил? Все прочие места Библии доказывают как раз обратное. Во время истории с египетским фараоном Авраам впервые прибегает к своей обогащающей лжи. Но когда фараон изобличил его, он и не подумал о мотивах оправдания, приведенных только что: честь услышать их первым выпадает Авимелеху, Можно думать, что это не больше, как неожиданная выдумка, первая мысль, пришедшая "святому пророку" в голову под впечатлением резких нападок царя герарского. Почему он не приводил этого оправдания, когда беседовал с фараоном?
   Больше того, "святой дух" сам себе противоречит. В главе одиннадцатой он познакомил нас с семьей Фарры, отца Авраама: "Фарра родил Аврама, Нахора и Арана. Аран родил Лота. И умер Аран при Фарре, отце своем, в земле рождения своего, в Уре халдейском. Аврам и Нахор взяли себе жен; имя жены Аврамовой: Сара; имя жены Нахоровой: Милка, дочь Арана, отца Милки и отца Иски" (ст. 27-29). Иначе говоря, Нахор женился на своей племяннице. Если бы Сарра была дочерью Фарры и сестрой Авраама, Нахора и Арана, автор не преминул бы сказать и об этом в своем столь подробном перечислении родственных уз в семье Фарры.
   Да, наконец, Библия прямо называет Сарру невесткой Фарры: "И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего, и Сарру, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура халдейского, чтобы идти в землю ханаанскую; но, дойдя до Харрана, они остановились там. И было дней жизни Фарры (в харранской земле) двести пять лет, и умер Фарра в Харране" (Бытие, гл. 11, ст. 31-32).
   Итак, нисколько не смущаясь быть кровосмесителем в глазах Авимелеха, Авраам солгал для того, чтобы найти оправдание для своей авантюры. Или же если он решился открыть царю герарскому истину, которую утаил от фараона, и все это верно, то "святой дух", диктуя книгу "Бытие", запутался во лжи и противоречиях.
   Конечно, все это чистейший вымысел, и автор его - неуклюжий невежда. "Святой дух", в потугах мистификаторства и в поисках безнравственных и гнусных небылиц, диктует все, что приходит ему в голову, а недалекий автор бесстрастно записывает все, что слышит, - гадости и небылицы в лицах, совершенно не смущаясь их очевидными противоречиями, путаницей, а то и простой физической невозможностью.
   Как автор всех этих библейских строк не догадался, что лукавый "голубок" посмеивается над ним, заставляя его называть "землю герарскую" царством. Согласно описаниям древних географов, Герар - это маленькая песчаная долина без малейшей растительности, жестокая пустыня, в которой никогда не могла жить душа человеческая. Значит, Авимелех был царем пустыни? А сколько времени держал он у себя Сарру? И как это госпожа Авимелех не постаралась выцарапать ей глаза?
   Вот еще один пункт, указывающий на все бесстыдство шуток "святого духа". Этот эпизод произошел после истребления Содома и до того, как бог выполнил свое обещание, данное у дуба мамрийского. Глава двадцать первая начинается так: "И призрел господь на Сарру, как сказал; и сделал господь Сарре, как говорил. Сарра зачала и родила Аврааму сына в старости его во время, о котором говорил ему бог" (ст. 1-2).
   Так как эти роды произошли год спустя после появления бога и двух ангелов у дуба мамрийского, то пребывание Авраама в земле герарской приходится на период первых трех месяцев после огненного потопа, учитывая нормальную девятимесячную беременность Сарры. И если допустить даже, что пребывание Авраама в Гераре продолжалось все эти три месяца, то, спрашивается, каким образом могли супруги и рабыни его величества царя Авимелеха заметить за такой короткий срок, что они стали бесплодны, то есть что бог "заключил чрево их", говоря изысканным языком "священного" автора. Можно ли так сразу убедиться в потере способности рождать детей?
   Нужно признать вместе с богословами, которых не удивляет никакое, даже самое отвратительное, чудо, что бог сыграл довольно омерзительную, хотя и очень оригинальную шутку. Можно себе представить, какое выражение лица было у царя пустыни и его подданных, когда они увидели, что у жен их "заключены чрева"! Шутка эта должна была показаться им очень злой. Вполне понятно, почему Авимелех, дабы положить конец этому бедствию, дал Аврааму все, чего только тот мог пожелать, и сказал пророку и его сестре же не: "Убирайтесь поскорей отсюда".
   После "чуда" с "заключенными чревами" неисчерпаемая книга "Бытие" преподносит нам чудо с родами Сарры, дамы в девяносто лет, давно потерявшей способность иметь детей.
   Весельчак, этот голубь!
   А теперь - новое дело: Авраам, имея законного сына, выставляет за дверь Измаила, которого прижил со своей наложницей.
   "И нарек Авраам имя сыну своему, родившемуся у него, которого родила ему Сарра: Исаак.
   И обрезал Авраам Исаака, сына своего, в восьмый день, как заповедал ему бог.
   Авраам был ста лет, когда родился у него Исаак, сын его.
   И сказала Сарра: смех сделал мне бог; кто ни услышит обо мне, рассмеется.
   И сказала: кто сказал бы Аврааму: Сарра будет кормить детей грудью? ибо в старости его я родила сына.
   Дитя выросло и отнято от груди; и Авраам сделал большой пир в тот день, когда Исаак (сын его) отнят был от груди.
   И увидела Сарра, что сын Агари египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается (над ее сыном, Исааком).
   И сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком.
   И показалось это Аврааму весьма неприятным ради сына его (Измаила).
   Но бог сказал Аврааму: не огорчайся ради отрока и рабыни твоей; во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее, ибо в Исааке наречется тебе семя.
   и от сына рабыни я произведу (великий) народ, потому что он семя твое.
   Авраам встал рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положив ей на плечи, и отрока, и отпустил ее. Она пошла, и заблудилась в пустыне Вирсавии.
   И не стало воды в мехе, и она оставила отрока под одним кустом.
   И пошла, села вдали, в расстоянии на один выстрел из лука. Ибо она сказала: не хочу видеть смерти отрока. И она села (поодаль) против (него), и подняла вопль, и плакала.
   И услышал бог голос отрока (оттуда, где он был); и ангел божий с неба воззвал к Агари и сказал ей: что с тобою, Агарь? не бойся; бог услышал голос отрока оттуда, где он находится.
   Встань, подними отрока, и возьми его за руку; ибо я произведу от него великий народ.
   И бог открыл глаза ее, и она увидела колодезь с водою (живою), и пошла, наполнила мех водою и напоила отрока.
   И бог был с отроком; и он вырос, и стал жить в пустыне, и сделался стрелком из лука.
   Он жил в пустыне Фаран; и мать его взяла ему жену из земли египетской" (Бытие, гл. 21, ст. 3-21).
   Это подлинно бесчеловечное, гнусное изгнание Авраамом своего первенца и матери его Агари с куском хлеба и мехом воды особенно возмутительно для столь могущественного господина, победившего пятерых царей при помощи 318 слуг, безмерно разбогатевшего от благочестивого знакомства его жены с царями египетским и герарским. Вот каким "вечным" заветам добра и нравственности учит "священное писание"!
   После этого книга "Бытие" сообщает, что великий патриарх долго жил в земле филистимской.
   Однако Авраам, который был так счастлив, получив сына от своей престарелой горячо любимой Сарры, не ожидал той скверной шутки, которую собирался теперь с ним сыграть его покровитель - всемогущий и всезнающий бог. "Ты его любишь, своего малыша, о пророк сердца моего? Ну так чтобы угодить мне, ты его и убьешь". Таков неожиданный сюрприз, который преподнес бог своему избраннику. Правда, все это было в шутку, так сказать, "дурака повалять". Всевышний любит поразвлечься немного! Он, вероятно, хотел посмотреть, какие рожи будет корчить ошеломленный Авраам. Здесь еще раз нужно привести подлинную цитату: она слишком прекрасна!
   "И было, после сих происшествий бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я.
   Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой я скажу тебе.
   Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему бог.
   На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека.
   И сказал Авраам отрокам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам. И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе.
   И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: отец мой! Он отвечал: вот я, сын мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?
   Авраам сказал: бог усмотрит себе агнца для всесожжения, сын мой. И шли далее оба вместе.
   И пришли на место, о котором сказал ему бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров.
   И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего.
   Но ангел господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я.
   Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь я знаю, что боишься ты бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для меня.
   И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо (Исаака) сына своего.
   И нарек Авраам имя месту тому: Иегова-ире (господь усмотрит). Посему и ныне говорится: на горе Иеговы усмотрится.
   И вторично воззвал к Аврааму ангел господень с неба.
   И сказал: мною клянусь, говорит господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, (для меня):
   То я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих;
   И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа моего.
   И возвратился Авраам к отрокам своим, и встали, и пошли вместе в Вирсавию; и жил Авраам в Вирсавии" (Бытие, гл. 22, ст. 1-19).
   Критики отмечают, что Авраам, который просил бога пощадить чужих ему жителей Содома и Гоморры, не обратился со словами мольбы и защиты в пользу сына своего. Они обвиняют патриарха в новой лжи, когда он сказал своим отрокам: "я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам". Раз он собирался на гору для того, чтобы заколоть и сжечь Исаака, он не мог иметь намерения возвратиться с ним. Это была ложь варвара, тогда как в предыдущих случаях мы видели ложь жадного сводника, отдающего свою жену за деньги.

И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего
"И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего" (Бытие, гл. 22, ст. 10)

   С другой стороны, не без удивления видим мы, что столетний старец сам колет достаточный запас дров для костра перед тем, как отправиться в дорогу: чтобы сжечь человека на костре, нужна не охапка сырых дров, а по крайней мере воз сухого дерева. Тогда, значит, необходимое количество дров, наколотых Авраамом, было предварительно нагружено на осла и двух слуг, которые эту поклажу тащили более двух суток. И даже если дровами был нагружен только один осел, то, спрашивается, каким образом тринадцатилетний мальчик Исаак мог потом взвалить себе на плечи подобную поклажу и один нести ее? Говорят также, что "огонь", который взял с собой Авраам, чтобы разжечь костер, - конечно, какая-нибудь жаровня не могла вместить столько угля, чтобы не погаснуть к тому времени, когда они прибыли к месту жертвоприношения: в момент, когда патриарх и его сын расстались со слугами, гора Мория видна была только издали. Наконец, отмечают еще, что эта знаменитая гора Мория, на которой впоследствии был построен храм Иерусалимский, есть не больше, как голая скала, лишенная какой бы то ни было жизни; никогда на ней не рос ни малейший кустик, а вся местность вокруг Иерусалима была усеяна камнями, так что во все времена дерево доставлялось туда из других мест.
   Однако все эти обстоятельства не помешали богу испытать веру Авраама, а Аврааму заслужить особенное благоволение божие своим послушанием.
   Мы увидим впоследствии, что, когда судья Иеффай будет приносить в жертву свою дочь, ни один ангел не вмешается. Правда, Иеффай не занимался сводничеством и, вероятно, поэтому не удостоился той особой "святости", которой отмечен в христианстве, в иудействе и в мусульманстве "друг божий" Авраам.
   Глава двадцать третья рассказывает, что Сарра умерла 127 лет в Хевроне, в земле Ханаанской. Чтобы похоронить ее, Авраам купил у некоего господина Ефрона пещеру Махпела и дорого за нее заплатил. Ефрон сказал: "земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? похорони умершую твою. Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил в слух сынов хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов" (Бытие, гл. 23, ст. 15-16).
   Вызывает удивление то, что Авраам, которого Библия многократно объявляет очень богатым человеком, не имеет и пяди собственной земли. Критики отмечают еще довольно странное упоминание какой-то чеканной монеты, "какая ходит у купцов". Не только во времена библейского Авраама не было монеты в земле Ханаанской, но и вообще древние евреи никогда не чеканили денег.
   Из главы двадцать пятой мы видим, что престарелый праотец решил утешиться: он взял новую жену - Хеттуру. Патриарху было тогда по крайней мере 140 лет. Нелишне припомнить, что Сарра уже давно считала Авраама слишком старым для того, чтобы родить детей, даже тогда, когда ему было "еще только" 100 лет, и понадобилось небесное вмешательство, чтобы сделать его отцом. И все-таки с этой Хеттурой у Авраама без всяких "чудесных" явлений появилось еще шесть сыновей: Зимран, Иокшан, Медан, Мадиан, Ишбак и Шуах.
   Наконец в один прекрасный вечер своего 175 года (Бытие, гл. 25, ст. 7) патриарх скончался, завещав Исааку все имущество. Другим детям были сделаны только кое-какие подарки. "Святого" сводника похоронили рядом с Саррой, в пещере Махпела.

ГЛАВА 10. Святой праотец Исаак и дети, дарованные ему богом

   Сейчас мы увидим выполнение божьих обещаний относительно "великого размножения" потомства Авраама.
   После смерти Сарры и перед браком с Хеттурой патриарх занялся устройством ел своего любимого сына. Это глубоко важное для благочестивого исследования и для религиозно-нравственного воспитания событие описано в главе 24 книги "Бытие".
   Нахор, брат Авраама, женился на племяннице своей Милке (Бытие, гл. 11, ст. 29). Этому господину Нахору не равилось скитание по пустыне, как его брату, и он поселился в плодородной Месопотамии. Там Милка родила ему восемь сыновей. Но так как этих восьми мальчуганов ему было недостаточно, он взял себе наложницу по имени Реума, которая принесла ему еще четырех сыновей (Бытие, гл. 22, ст. 20-24). Дети эти, в свою очередь, расплодились. Один из них - Вафуил родил Лавана и Ревекку. Этой последней и предстояло в будущем стать, по милости божьей, госпожой Исаак.
   В одно прекрасное утро старый Авраам призвал к себе старейшего из слух своих, который был в то же время главным управляющим всем его имуществом. Книга "Бытие" только раз называет его по имени - Елиезером, а в дальнейшем именует просто "рабом". Вот что сказал Авраам "рабу": "положи руку твою под стегно мое и клянись мне господом, богом неба и богом земли, что ты не возьмешь сыну моему (Исааку) жены из дочерей хананеев, среди которых я живу, но пойдешь в землю мою, на родину мою (и к племени моему), и возьмешь (оттуда) жену сыну моему Исааку" (Бытие, гл. 24, ст. 2-4).
   Комментаторы-скептики немало развлекались этим обрядом присяги. Дело в том, что древнееврейский текст этой части Библии говорит прямо: "возьми в руку свою мои половые органы". Ученые-этнографы объясняют это тем, что мужские половые органы были в большом уважении не только вследствие обряда обрезания, связывавшего их с богом, но еще и потому, что они, как источник размножения рода человеческого и залог благословения божьего, являлись признаком силы, мощи. Сколь бы странным ни показался такой обряд присяги, нужно перед ним почтительно преклоняться, ибо никак нельзя сомневаться, что все это было продиктовано "святым духом".
   Всякий раз, когда в современных изданиях Библии встречается слово "стегно", его нужно понимать иносказательно. Так, например, читая о том, что один из вождей вышел из "стегна" или колена Иуды, мы констатируем здесь намеренное искажение текста, ибо дети рождаются не от "стегна". А кроме того, как мы неоднократно наблюдали, "божественный голубь" никогда не стесняется называть вещи их настоящими, хотя бы и самыми крепкими именами.
   "И положил раб руку свою под стегно (буквально: "взял в свои руки половые части") Авраама, господина своего, и клялся ему в сем" (Бытие, гл. 24, ст. 9).
   После этого, взяв десять верблюдов, он отправился в Месопотамию. Не близко 42!
   Когда Елиезер очутился уже недалеко от города, в котором рассчитывал найти родственников своего господина, он был изнурен усталостью и жаждой. К счастью, он повстречал хорошенькую брюнетку, которая направлялась к колодцу за городскими воротами. Эта любезная молодая особа пришла на помощь Елиезеру и напоила его и его верблюдов. Здесь наступила наша очередь умиляться промыслом божиим: брюнеточка эта и была Ревекка, дочь Вафуила, внучка Авраама. Подарив ей золотую серьгу и два браслета, Елиезер осведомился, с кем он "имеет честь" говорить. То-то была картина! Ревекка увела его домой и познакомила с отцом и братьями. Управляющий Авраама объяснил им, что он совершил свое длинное путешествие с целью найти в Месопотамии супругу для Исаака. Конечно, Вафуил и Лаван воскликнули:
   - Перст божий виден здесь! Пусть Ревекка поскорей отправится с тобой и станет женой сына твоего хозяина.
   Елиезер, обрадованный быстрым и легким своим успехом, забросал Ревекку золотыми кольцами и пышными одеждами; он сделал также подарки ее братьям и матери. Мать девушки хотела было отсрочить отъезд дней на десять, но Ревекка заявила, что ей некогда и что она желает как можно скорее быть у своего незнакомого жениха. Трудно, конечно, допустить, что у Елиезера была с собой фотографическая карточка молодого Исаака. Тем не менее Ревекка молниеносно влюбилась в него по уши. Со своей стороны Исаак, хотя и не знал, что за жену приведет ему Елиезер, да и вообще не знал, приведет ли он ему жену, был влюблен, влюблен безумно: он проводил все свои дни и ночи на большой дороге в ожидании каравана. Можно себе представить его радость, когда в одно прекрасное утро Елиезер возвратился, и не с пустыми руками. Управляющий отдал полный отчет в своих действиях, а молодые люди бросились в объятия друг другу.
   "И ввел ее Исаак в шатер Сарры, матери своей, и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по (Сарре) матери своей" (Бытие, гл. 24, ст. 67).
   В первое время все усердие и все усилия святого Исаака пропадали даром: ему никак не удавалось сделаться отцом так быстро, как бы он хотел. Этого было довольно для того, чтобы книга "Бытие" обвинила Ревекку в бесплодии. Всегда здесь женщины виноваты!
   "И молился Исаак господу о (Ревекке) жене своей, потому что она была неплодна; и господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его" (Бытие, гл. 25, ст. 21).
   Между нами говоря, бог, по-видимому, просто ломался, ибо обещал же ведь он Аврааму неисчислимое потомство? И не само ли провидение избрало Ревекку в жены сыну Авраамову? Тогда не мог же бог, не нарушив слова своего, дать Исааку бесплодную жену. Ясно, что если он "заключил чрево" и этой несчастной, то, очевидно, только для того, чтобы впоследствии иметь удовольствие повозиться над раскрытием его, предварительно заставив немного помучиться и наследника своего возлюбленного альфонса - Авраама.
   Но дело все-таки обошлось не без осложнений:
   "Сыновья в утробе ее стали биться, и она сказала: если так будет, то для чего мне это? И пошла вопросить господа" (Бытие, гл. 25, ст. 22).
   "Священный" автор забыл указать, куда именно отправилась Ревекка беседовать с господом. "Святая святых", отделение храма, подобное алтарю христианских церквей, еще не была изобретена. До сих пор бывало так, что бог появлялся там, где хотел и когда хотел. Земных отделений его небесной конторы на земле не было. Тем не менее Ревекка сумела вопросить бога, и он не преминул разъяснить: "два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему" (Бытие, гл. 25, ст. 23).
   Наконец наступили роды. Ревекка, конечно, испытала боли в наказание за обжорство Евы.
   "И вот близнецы в утробе ее. Первый вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав. Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков. Исаак же был шестидесяти лет, когда они родились" (Бытие, гл. 25, ст. 24-26).
   Очень редко случается, чтобы ребенок, рождаясь, держался бы рукой за пятку другого. Так редко, что это пока единственный известный доселе случай. Но если такие вещи никогда и нигде больше не происходили, то не надо заключать отсюда, что они и не могли происходить тогда. Но эти причуды господа бога ничто по сравнению с чудесами, с которыми мы еще встретимся в дальнейшем.
   Исава объявили старшим. Известно, что в некоторых сложных юридических вопросах вопрос о первородстве разрешался в пользу того из близнецов, который появился на свет вторым. В пользу этого решения приводят довод: зачатый первым должен, естественно, занять более отдаленное место в материнской утробе. Следовательно, надо было признать Иакова старшим. Но эти дети так дрались в утробе матери, что, вероятно, не раз меняли свои места! Никому в голову не пришло разрешить вопрос о первородстве жребием. Нашли, что гораздо проще признать первым того, кто первым увидел свет. Впрочем, Иаков вскоре отбил первородство у Исава.
   "Дети выросли, и стал Исав человеком, искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах. Исаак любил Исава, потому что дичь его была по вкусу его, а Ревекка любила Иакова.
   И сварил Иаков кушанье; а Исав пришел с поля усталый.
   И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. От сего дано ему прозвание: Едом.
   Но Иаков сказал (Исаву): продай мне теперь же свое первородство.
   Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве?
   Иаков сказал (ему): поклянись мне теперь же. Он поклялся ему, и продал (Исав) первородство свое Иакову.
   И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы; и он ел и пил, и встал и пошел; и пренебрег Исав первородство" (Бытие, гл. 25, ст. 27-34).
   Мы не остановимся на странности подобного рода спора в эпоху, когда не было права первородства: лишь гораздо позже "бог приказал", чтобы старший сын получал двойную долю наследства. Но необходимо отметить, до какой степени мерзко поведение Иакова: согласно "священному" тексту, Исав умирал от голода и Иаков просто-напросто злоупотреблял тяжелым состоянием своего брата. Этому нет никаких оправданий. Впрочем, самое имя Иаков значит "тот, который запнул". Он, по-видимому, вполне заслужил свое имя, ибо, как мы видим, он действительно запнул Исава. Он не довольствовался тем, что так дорого продал свою чечевицу: как разбойник, вымогающий выкуп у своей жертвы, он вымогает у своего родного брата клятву в отречении от своих прав; он разоряет его за миску похлебки. Но это еще не единственное зло, которое он ему причинит. И вот этот торг, в результате которого так цинично обманут голодный, эта сделка, ничтожная сама по себе, это отречение, которое аннулировал бы любой суд, как полученное путем вымогательства, было утверждено господом богом, богом справедливости, покровителем слабых, мстителем за угнетенных. Он признал Иакова законным собственником пресловутых прав первородства, он утвердил разорение Исава.
   Некоторое время спустя Исаак проявил себя достойным сыном Авраама - продолжателем "благочестивых традиций" избранного богом "праведника".
   В стране вспыхнул голод, и Исаак отправился в Герар, где, как это ни странно, продолжал царствовать тот же Авимелех, которого Библия вдруг называет почему-то царем филистимским. Бог, очевидно, мог бы дать Исааку и его семье хлеба, но он предпочел дать ему только видение, во время которого угостил его речью, наподобие тех, какими неоднократно угощал Авраама: "умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные". Старая, одним словом, песня! "Исаак поселился в Гераре". И когда жители спросили его о Ревекке, он ответил: "это сестра моя".
   "Но когда уже много времени он там прожил, Авимелех, царь филистимский, посмотрев в окно, увидел, что Исаак играет с Ревеккою, женою своею.
   И призвал Авимелех Исаака и сказал: вот, это жена твоя; как же ты сказал: она сестра моя? Исаак сказал ему: потому что я думал, не умереть бы мне ради ее.
   Но Авимелех сказал (ему): что это ты сделал с нами? едва один из народа (моего) не совокупился с женою твоею, и ты ввел бы нас в грех.
   И дал Авимелех повеление всему народу, сказав: кто прикоснется к сему человеку и жене его, тот предан будет смерти" (Бытие, гл. 26, ст. 8-11).
   Мы видим, что Авимелех не забыл чуда с "заключенными" чревами, хотя со времени приключения с Саррой прошло около восьмидесяти лет. Но довольно странно, что Библия, отмечая поклонение филистимлян своим богам, а не богу Авраама и Исаака, утверждает, однако, что их царь-язычник признает иудейского бога и божественность его заветов. Что за путаница? 43 "И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат: так благословил его господь" (Бытие, гл. 26, ст. 12).
   Уже само по себе довольно сильно сказано, что Исаак мог сеять в стране, в которой не владел ни пядью земли. Но если вспомнить еще, что земля герарская - пустыня, в которой нет ничего, кроме песков и камней, то "чудо" представляется еще большим: урожай "сам сто" на песке! Самые плодородные земли мира редко дают даже тридцатикратный урожай. Исааку положительно везло! Библия говорит, что он быстро разбогател. При таких урожаях не мудрено!
   Филистимляне позавидовали "святому праотцу" и забили камнями все колодцы, некогда вырытые Авраамом. Возникли ссоры, и Авимелех попросил его удалиться. Исаак ушел, поселился в долине и снова отрыл колодцы своего отца. Новые споры, новое появление бога, ободряющее Исаака; новый мирный договор с Авимелехом; большое пиршество. Читатель понимает, что мы избавляем его от нудных, хотя и "священных", конечно, подробностей.
   Что касается Исава, то, будучи сорока лет, он "взял себе в жены Иегудифу, дочь Беэра хеттеянина, и Васемафу, дочь Елона хеттеянина" 44 (Бытие, гл. 26, ст. 34-35).

ГЛАВА 11. Святой праотец Иаков и нечестивый брат его Исав

   Когда Исаак состарился и притупилось зрение глаз его, он призвал старшего сына своего Исава и сказал ему: сын мой! Тот сказал ему: вот я.
   (Исаак) сказал: вот, я состарился; не знаю дня смерти моей; возьми теперь орудия твои, колчан твой и лук твой, пойди в поле, и налови мне дичи, и приготовь мне кушанье, какое я люблю, и принеси мне есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру.
   Ревекка слышала, когда Исаак говорил сыну своему Исаву. И пошел Исав в поле достать и принести дичи;
   А Ревекка сказала (меньшему) сыну своему Иакову: вот, я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву:
   Принеси мне дичи, и приготовь мне кушанье; я поем, и благословлю тебя пред лицем господним, пред смертью моею.
   Теперь, сын мой, послушайся слов моих в том, что я прикажу тебе.
   Пойди в стадо и возьми мне оттуда два козленка (молодых) хороших, и я приготовлю из них отцу твоему кушанье, какое он любит.
   А ты принесешь отцу твоему, и он поест, чтобы благословить тебя пред смертью своею.
   Иаков сказал Ревекке, матери своей: Исав, брат мой, человек косматый, а я человек гладкий.
   Может статься, ощупает меня отец мой, и я буду в глазах его обманщиком и наведу на себя проклятие, а не благословение.
   Мать его сказала ему: на мне пусть будет проклятие твое, сын мой, только послушайся слов моих и пойди, принеси мне.
   Он пошел, и взял, и принес матери своей; и мать его сделала кушанье, какое любил отец его.
   И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела (в нее) младшего сына своего Иакова;
   А руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят.
   И дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему.
   Он вошел к отцу своему и сказал: отец мой! Тот сказал: вот я; кто ты, сын мой?
   Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь, и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.
   И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что господь бог твой послал мне навстречу.
   И сказал Исаак Иакову: подойди (ко мне), я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет?
   Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его, и сказал: голос, голос Иакова, а руки, руки Исавовы.
   И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его.
   И сказал: ты ли сын мой Исав? Он отвечал: я.
   Исаак сказал: подай мне, я поем дичи сына моего, чтобы благословила тебя душа моя. Иаков подал ему, и он ел; принес ему и вина, и он пил.
   Исаак, отец его, сказал ему: подойди (ко мне), поцелуй меня, сын мой.
   Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его и благословил его и казал: вот, запах от сына моего, как запах от поля (полного), которое благословил господь.
   Да даст тебе бог от росы небесной и от тука земли, и множество хлеба и вина.
   Да послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя - прокляты; благословляющие тебя - благословенны!" (Бытие, гл. 27, ст. 1-29).
   Все это стоит нескольких замечаний. Но посмотрим раньше конец поучительной истории.
   "Как скоро совершил Исаак благословение над Иаковом (сыном своим), и как только вышел Иаков от лица Исаака, отца своего, Исав, брат его, пришел с ловли своей.
   Приготовил и он кушанье, и принес отцу своему, и сказал отцу своему: встань, отец мой, и поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя.
   Исаак же, отец его, сказал ему: кто ты? Он сказал: я сын твой, первенец твой, Исав.
   И вострепетал Исаак весьма великим трепетом, и сказал: кто ж это, который достал (мне) дичи и принес мне, и я ел т всего, прежде нежели ты пришел, и я благословил его? Он и будет благословен.
   Исав, выслушав слова отца своего (Исаака), поднял громкий и весьма горький вопль и сказал отцу своему: отец мой! благослови и меня. Но он сказал (ему): брат твой пришел с хитростью и взял благословение твое.
   И сказал (Исав): не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза? Он взял первородство мое, и вот, теперь взял благословение мое. И еще сказал (Исав отцу своему): неужели ты не оставил (и) мне благословения?
   Исаак отвечал Исаву: вот, я поставил его господином над тобою и всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином; что же я сделаю для тебя, сын мой?
   Но Исав сказал отцу своему: неужели, отец мой, одно у тебя благословение? благослови и меня, отец мой. И (как Исаак молчал) возвысил Исав голос свой и заплакал.
   И отвечал Исаак, отец его, и сказал ему: вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше;
   И ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей" (Бытие, гл. 27, ст. 30-40).
   И больше ничего! Благословения Исав так и не получил.
   Взываю к римскому папе и всем патриархам христианским: или эта история с Исааком, Ревеккой. Исавом и Иаковом - смешная ложь и "святой дух", вдохновитель Библии, мистифицирует верующих, подавая пример дурных шуток и показывая, что в вопросах религии наивным людям можно рассказывать все, что угодно; или же вся эта история верна, и тогда бог не больше, как простофиля, ибо его-то ничто не заставляло связать свои благословения с благословениями этого раззявы Исаака, которого Иаков так крепко надул. В обоих случаях свободомыслящим нечего стесняться: они могут сколько угодно насмехаться над богословами, над епископами, над папой, над патриархами, над святыми, над пророками и даже над самим богом-отцом, который из всей этой компании является просто только слабоумным старикашкой.
   Действительно, как явствует из "священного" текста, благословение Исаака не было обыкновенным отцовским благословением, то есть пожеланиями счастья, которые отец высказывает сыну; это был, наоборот, торжественный, формальный акт, влекущий точные и определенные последствия, подобно всякому религиозному и юридическому акту, имеющему нотариальную силу. Хотя благословение и было только устным, оно все же имело силу письменного документа в пользу того, на чью личность оно было призвано. И притом все это независимо от того, кто был этой личностью, ибо сила религиозного благословения не может быть ни аннулирована, ни взята обратно. "Священное писание" показывает нам Исаака глубоко расстроенным, когда он узнал, что оказался жертвой обмана. Он очень огорчен гнусным поступком Иакова, однако он не может исправить содеянное. Иаков украл и унес благословение, предназначенное Исаву, - тем хуже для Исава.
   Мы видим здесь явно уголовный поступок. Какой угодно суд признал бы Иакова виновным в подлоге. Он был бы осужден, была бы осуждена и мать его Ревекка, которая была не только сообщницей, но и подстрекательницей преступления, совершенного с заранее обдуманным намерением.
   С другой стороны, как бы ни был предосудителен и уголовно наказуем обман, раз он имел целью и последствием лишение Исава столь значительного блага, как благословение, обильное земными благами, рассмотрим, каким образом и почему Исаак так легко попался. Как так? Библия говорит, что старик узнал голос Иакова: он полон колебаний, он сомневается, он насторожился и, несмотря на все это, позволяет обмануть себя незатейливой бутафорией и гримом, как последний дурак. Он ожидает дичи, он любит дичь, дичь - его лакомство, и это одна из причин, почему он больше любит охотника Исава; и вот ему подают козлятину, и его язык, чувствительный ко вкусу дичи, не может отличить бараний окорок от крылышка фазана? Черт возьми, какая же повариха должна была быть эта Ревекка! Но не одно только чувство вкуса, по-видимому, внезапно расстроилось у старого Исаака; у него притупилось и обоняние, и осязание. Ревекка покрыла шкурой ягненка руки и шею Иакова, но как бы ни был космат Исав, он не мог быть космат, как животное. Исаак не думает пощупать остальное тело: он слышит запах одежд Исава - и больше ничего. Однако он, в сущности, должен был слышать только запах шкуры свежеубитого животного.
   Это о расслабленном Исааке.
   Но как это бог связал свои нерушимые благословения со случайными, ошибочными благословениями Исаака, исторгнутыми путем обмана, который мог не раскрыть и не понять только самый последний слюнтяй? Бог предстает здесь перед нами рабом пустой формальности, не имеющей никакого значения, и это делает "всемогущего управителя всего мира" достойным товарищем расслабленного слюнтяя - старика Исаака.
   Эти соображения применимы только при допущении вероятности всего эпизода. Но вся эта история есть голая выдумка, и поэтому церковь не должна преподносить нам для поклонения своего "голубя" как серьезного и солидного автора: или это пернатое лепечет, как впавший в детство попугай, или же это утка, которой место не в книге, и особенно не в "священной" книге, а на столбцах "весьма осведомленной" бульварной газетки. Мы лично склоняемся к этому последнему мнению.
   Исав, обиженный (и было от чего!) тем, что новенькое и свеженькое благословение, обещанное ему, сияло на голове мерзавца, поклялся убить Иакова. Мать Ревекка, испугавшись, посоветовала Иакову навострить лыжи и убраться подобру-поздорову. Иаков, который был явно не из храбрых, не заставил ее повторять этот совет дважды. Ревекка предложила ему бежать к ее брату Лавану, а старый Исаак посоветовал ему воспользоваться этим случаем и жениться на одной из его кузин (Бытие, гл. 27, ст. 41-46, и гл. 28, ст. 1-5).
   В то время как Иаков отправился в Месопотамию, Исав отправился в "страну Измаила" и женился на его дочери Махалафе; ему оказалось мало двух или трех первых жен.
   И вот Иаков по пути в Харран.
   "И пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из Камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте.
   И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, ангелы божии восходят и нисходят по ней.
   И вот, господь стоит на ней и говорит: я господь, бог Авраама, отца твоего, и бог Исаака; (не бойся). Землю, на которой ты лежишь, я дам тебе и потомству твоему.
   И будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные.
   И вот, я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что я сказал тебе.
   Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно господь присутствует на месте сем; а я не знал!
   И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом божий, это врата небесные.
   И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его.
   И нарек (Иаков) имя месту тому: Вефиль (дом божий), а прежнее имя того города было: Луз.
   И положил Иаков обет, сказав: если (господь) бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться.
   И я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет господь моим богом;
   То этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом божиим; и из всего, что ты, боже, даруешь мне, я дам тебе десятую часть" (Бытие, гл. 28, ст. 11-22).
   Не станем оспаривать существование города Луза, или Вефиля; скажем только вскользь, что ни один географ никогда не слышал и никогда не упоминал о таком городе. Но чему, в самом деле, надо почтительно удивляться, так это практической смекалке этого замечательного Иакова: он надул своего старшего брата Исава, своего престарелого и слепого отца Исаака и рикошетом даже самого бога; но он не хочет также, чтобы этот последний как-нибудь обошел его, и потому ставит ему точные и ясные условия дальнейших взаимоотношений. Бог предков только что показал ему сногсшибательное зрелище: ангелов, занимающихся головоломными акробатическими упражнениями на лестнице, и в прекрасной, подкупающей речи пообещал ему золотые горы и воздушные замки. Первое чувство Иакова - страх, смешанный с почитанием; но он быстро успокаивается на мысли, что все это не больше, как сон. И тогда он говорит богу своих предков: если дашь мне пищу и одежды, будешь моим богом и я буду тебе поклоняться. Эта мысль, очевидно, может быть изложена еще и так: "если ты мне ничего не дашь, так ты, брат, и сам шиш получишь". Он обещает десятину богу; он отдает ему рога, но при условии, если бог пошлет ему быка. В добрый час!
   Критики сравнивают этот порыв Иакова с обычаями некоторых древних народов, которые с размаху бросали своих идолов в речку, когда те не давали вовремя дождя или не помогали в охоте. Я лично знавал одну старую богомолку, которая накладывала наказание на "святого" Иосифа, когда не выигрывала в лотерее. Она поворачивала его изображение лицом к стенке; эта добрая христианка была очень благочестива, но хитра и, вероятно, происходила по прямой линии от Иакова.
   После этого приключения Иаков продолжал свой путь. Однажды в поле, у колодца, где пил скот, ему представился случай познакомиться с некоей смазливенькой пастушкой. Это как раз и оказалась его кузина Рахиль. Библия частенько повторяется, когда у авторов ее иссякает фантазия: Елиезер тоже благодаря вмешательству "провидения" встретил у колодца Ревекку, которой не знал, но которую разыскивал.
   Рахиль, младшая дочь Лавана, проводила любезного кузена к своему отцу. Состоялось знакомство со всем почтенным семейством. Старшая дочь - Лия, говорит Библия, была "слаба глазами" и отнюдь не расшевелила сердца Иакова. Наоборот, Рахиль сразу произвела на него впечатление; она, как "изящно" описывает ее "богодухновенное" писание, была "красива станом и красива лицом". Иаков поделился своими впечатлениями с дядей Лаваном, и тот бросил ему несколько обнадеживающих слов. Но этот Лаван был не менее Иакова практичен. Он прямо сказал Иакову:
   - Милый мой! Ты хочешь жениться на Рахили? Я ничего не имею против, но ее нужно заслужить.
   - Каким образом, дядя?
   - Прослужи у меня домашним слугой семь лет, дабы я успел присмотреться, работящий ли ты парень и порядочный ли ты человек.
   Сделка состоялась. В течение семи лет дядя испытывал племянника, сваливая на него все самые тяжелые домашние работы. Срок окончился. Настал день свадьбы. По еврейскому обычаю, невеста была закрыта густым покрывалом. Иаков трепетал, как рыбка. Лаван, торжественный и важный, сам выполнил в этом деле все обязанности сотрудника отдела записи актов гражданского состояния, а также и раввина. Он объявил брак совершившимся, к великому удовлетворению Иакова. Церемония была в высшей степени торжественная. Здесь хорошо бы привести подлинный текст, продиктованный "святым духом":
   "Лаван созвал всех людей того места и сделал пир.
   Вечером же взял (Лаван) дочь свою Лию и ввел ее к нему; и вошел к ней (Иаков).
   И дал Лаван служанку свою Зелфу в служанки дочери своей Лии.
   Утром же оказалось, что это Лия. И (Иаков) сказал Лавану: что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня?
   Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей;
   Окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других.
   Иаков так и сделал и окончил неделю этой. И (Лаван) дал Рахиль, дочь свою, ему в жены.
   И дал Лаван служанку свою Валлу в служанки дочери своей Рахили.
   (Иаков) вошел и к Рахили, и любил Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других" (Бытие, гл. 29, ст. 22-30).
   Итак, Иаков, обманувший отца и брата, сам был заслуженно обманут своим дядей. Правда, не совсем понятно, каким образом Иаков, который за семь лет жизни в доме мог достаточно хорошо изучить обеих своих кузин, и в особенности любимую, провел целую ночь с Лией, не подозревая обмана и думая, что с ним находится Рахиль. Но сомневаться во всем этом не следует: это же "священное писание"!
   "Господь (бог) узрел, что Лия была нелюбима, и отверз утробу ее, а Рахиль была неплодна" (Бытие, гл. 29, ст. 31).
   Это недурно! Но самое замечательное показывает Библия в четырех последующих стихах. Мы уже знаем, что Иаков выполнял свои супружеские обязанности по отношению к Лии всего только в течение первой недели после брака; и тем не менее Лия принесла ему одного за другим четырех сыновей: Рувима, Симеона, Левия и Иуду.
   "И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову, и позавидовала Рахиль сестре своей, и сказала Иакову: дай мне детей; а если не так, я умираю.
   Иаков разгневался на Рахиль и сказал (ей): разве я бог, который не дал тебе плода чрева?
   Она сказала: вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее.
   И дала она Валлу, служанку свою, в жену ему; и вошел к ней Иаков.
   Валла (служанка Рахилина) зачала и родила Иакову сына.
   И сказала Рахиль: судил мне бог, и услышал голос мой, и дал мне сына. Посему нарекла ему имя: Дан.
   И еще зачала и родила Валла, служанка Рахилина, другого сына Иакову.
   И сказала Рахиль: борьбою сильною боролась я с сестрою моею и превозмогла.
   И нарекла ему имя: Неффалим.
   Лия увидела, что перестала рождать, и взяла служанку свою Зелфу, и дала ее Иакову в жену, (и он вошел к ней).
   И Зелфа, служанка Лиина, (зачала и) родила Иакову сына.
   И сказала Лия: прибавилось. И нарекла ему имя: Гад.
   И (еще зачала) Зелфа, служанка Лии, (и) родила другого сына Иакову.
   И сказала Лия: к благу моему, ибо блаженною будут называть меня женщины. И нарекла ему имя: Асир" (Бытие, гл. 30, ст. 1-13).
   В каких комментариях нуждается этот великолепный и поучительный текст? Все ясно и без них!
   Продолжение же еще более поучительно. Для того чтобы понять его, надо знать, что, согласно древним верованиям, распространенным кое-где еще и в наши дни, редьковидный корень мандрагоры помогает от полового бессилия. Этот ветвящийся корень легко поддается самым неприличным сравнениям. Этим пользовались шарлатаны всех времен для того, чтобы рекомендовать корень мандрагоры как талисман; из него приготовляли также и настойку, которая должна была служить напитком любви. И "святой дух" не упустил случая развлечься еще и по этому поводу. Он продиктовал автору книги "Бытие" новую небылицу, подкрепляющую верование в мнимые возбуждающие свойства мандрагоры.
   "Рувим пошел во время жатвы пшеницы, и нашел мандрагоровые яблоки в поле, и принес их Лии, матери своей. И Рахиль сказала Лии (сестре своей): дай мне мандрагоров сына твоего.
   Но (Лия) сказала ей: неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься и мандрагоров сына моего? Рахиль сказала: так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего.
   Иаков пришел с поля вечером, и Лия вышла ему навстречу, и сказала: войди ко мне (сегодня), ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего. И лег он с нею в ту ночь. И услышал бог Лию, и она зачала, и родила Иакову пятого сына. И сказала Лия: бог дал возмездие мне за то, что я отдала служанку мою мужу моему. И нарекла ему имя: Иссахар, (что значит "возмездие")" (Бытие, гл. 30, ст. 14-18).
   Не правда ли, как все это мило?!
   Лия имела еще одного сына, названного Завулоном, и дочь Дину, хотя Библия не говорит, при каких обстоятельствах и благодаря чему Иаков вновь и вновь преодолевал отвращение, которое питал к этой своей жене. Что касается Рахили, то надо думать, что либо мандрагоры произвели свое действие, либо бог сам решил "раскрыть чрево ее": она также зачала и родила сына Иосифа.
   Не следует думать, что Иаков безропотно проглотил свои четырнадцать лет мытья посуды и натирки полов в доме господина Лавана: Библия рассказывает, что он долготерпеливо держал для Лавана камень за пазухой и наконец-таки отомстил дяде-тестю.
   Прежде всего он пустил в ход одну из своих испытанных елейно-подлых штук: он выпросил у Лавана всех ягнят и козлят, которые родятся с крапинками и пятнами, на что Лаван согласился, твердо уверенный, что таких чудес придется долго ждать. Но он не учел свято-библейские хитрости своего возлюбленного зятя. Этот последний, как говорит "священное писание", взял ветки тополя, миндаля и явора, снял с них кору и положил прутья в водопойное корыто, "куда скот приходил пить, и где, приходя пить, зачинал пред прутьями" (Бытие, гл. 30, ст. 37-38). Результатом этого было то, что приплод в стадах Лавана рождался пестрый, с крапинами. Лаван от изумления не мог прийти в себя, но был вынужден, в силу данного слова, дарить Иакову весь этот необыкновенный приплод.
   Мы считаем себя обязанными рекомендовать любителям полосатых овец этот крайне простой и безошибочный способ селекции. Чудодейственный рецепт, а также способ его употребления гарантированы маркой "священного голубя".
   Не удовольствовавшись трюком, который лишил Лавана девяти десятых его стад, хитрый Иаков в одно прекрасное утро без предупреждения снялся и был таков. Он сбежал со своим молодым, но довольно уже многочисленным семейством, Жены Иакова одобрили его планы, а Рахиль, уходя из дому, даже стащила у отца своего всех его идолов.
   Лаван в отчаянии. Он пускается в погоню за зятем и дочерьми и догоняет их. Несмотря на все свое красноречие, он не смог убедить Иакова вернуться. По крайней мере возврати мне идолов моих, говорит он, "зачем ты украл богов моих?" (Бытие, гл. 37, ст. 30). Иаков не понимает, что это значит. Он предлагает Лавану осмотреть его багаж. В то время когда отец осматривал чемоданы Лии, Рахиль сунула идолов под верблюжье седло, села на него и попросила извинения у отца за то, что не встала, говоря: "да не прогневается господин мой, что я не могу встать перед тобою, ибо у меня обыкновенное женское" 45 . Лаван искал, искал, но идолов так и не нашел. Наконец, после довольно бурной сцены, зять и тесть расстались, не забыв, однако, сложить кучу камней, дабы эти камни свидетельствовали об их взаимном соглашении впредь не вредить друг другу. Описание бегства Иакова, преследования его Лаваном и, наконец, мирного соглашения занимают всю тридцать первую главу.
   Две следующие главы описывают путешествие Иакова, возвращающегося в землю Ханаанскую. Он встречает Исава, и между ними происходит трогательное примирение. Библия описывает новый трюк всевышнего. Это место стоит воспроизвести; рассказ о том, как бог, желая побить Иакова, сам получает нахлобучку, несмотря на свое всемогущество.
   Муж Лии, Рахили, Зелфы и Валлы провел свой караван через поток Иавок вброд. Дело было ночью.
   "И остался Иаков один. И боролся некто с ним, до появления зари;
   И, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с ним.
   И сказал (ему): отпусти меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу тебя, пока не благословишь меня.
   И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков.
   И сказал (ему): отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с богом, и человеков одолевать будешь.
   Спросил и Иаков, говоря: скажи (мне) имя твое. И он сказал: на что ты спрашиваешь о имени моем? (оно чудно.) И благословил его там.
   И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя.
   И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое" (Бытие, гл. 32, ст. 24-31).
   Критики отмечают, что имя Израиль, данное богом Иакову, было именем одного из ангелов халдейской мифологии. Еврейская легенда говорит, что оно означает "сильный против бога". Образованный еврейский писатель Филон утверждает, что это имя халдейское, а не еврейское и означает оно "видящий бога". Как бы там ни было, нельзя читать это повествование без улыбки. Трудно допустить, чтобы в какой бы то ни было мифологии, кроме наиболее дикой, человек изображался достаточно сильным для того, чтобы задать трепку какому бы то ни было богу. А тут еще Иаков не только устоял, но и победил, несмотря на то что бог вывихнул ему бедро 46.
   Перейдем к следующему благочестиво-назидательному приключению.
   Читатель видел, что Лия родила шесть сыновей, а на седьмой раз родила дочь Дину. Мы знаем также точный счет времени, проведенного Иаковом в доме Лавана. Во время ссоры, происшедшей при побеге, он сказал своему тестю: "Я служил тебе четырнадцать лет за двух дочерей твоих и шесть лет за скот твой" (Бытие, гл. 31, ст. 41). Первый его сын от Лии - Рувим мог родиться только на восьмой год. А если вспомнить, что Лия не рождала по крайней мере два года (на это время она одолжила Иакову свою служанку Зелфу), надо думать, что рождение Дины приходится на шестнадцатый год пребывания Иакова у Лавана. Следовательно, Дине было самое большее четыре года, когда Иаков покинул своего тестя. Это замечание необходимо потому, что Библия сейчас покажет нам, какую жестокую бурю страсти Дина вызвала в сердце одного царского сына по прибытии в землю Ханаанскую, то есть сейчас же после знаменитой борьбы Иакова с богом и примирения с Исавом.
   Иаков "благополучно пришел в город Сихем, который в земле ханаанской, и расположился пред городом. И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Еммора, отца Сихемова, за сто монет" (Бытие, гл. 33, ст. 18-19).
   Этот Сихем и влюбился в четырехлетнюю Дину.
   "Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той.
   И увидел ее Сихем, сын Еммора евеянина, князя земли той и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие.
   И прилепилась душа его к Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену" (Бытие, гл. 34, ст. 1-4).
   Царь Еммор отправился свататься к Иакову. Правду говоря, Сихему надо было бы извиниться за то, что он так круто взялся за дело. Но зато он решил исполнить все требования, какие поставит Иаков. Библия позволяет заключить, что Иаков был настроен мирно, но братья Дины и слышать не хотели о предложении Сихема покрыть грех браком.
    "Сыновья же Иакова пришли с поля, и когда услышали, то огорчились мужи те и воспылали гневом, потому что бесчестие сделал он Израилю, переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать. Еммор стал говорить им, и сказал: Сихем, сын мой, прилепился душою к дочери вашей; дайте же ее в жену ему; породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе (за сыновей ваших).
   И живите с нами; земля сия (пространна) пред вами, живите и промышляйте на ней и приобретайте ее во владение.
   Сихем же сказал отцу ее и братьям ее: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете не; назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену.
   И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их;
   И сказали им (Симеон и Левий, братья Дины, сыновья Лиины): не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который не обрезан, ибо это бесчестно для нас.
   Только на том условии мы согласимся с вами (и поселимся у вас), если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан.
   И будем отдавать за вас дочерей наших и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ.
   А если не послушаетесь нас в том, чтобы обрезаться, то мы возьмем дочь нашу и удалимся.
   И понравились слова сии Еммору и Сихему, сыну Емморову.
   Юноша не умедлил исполнить это, потому что любил дочь Иакова. А он более всех уважаем был из дома отца своего" (Бытие, гл. 34, ст. 7-19).
   После этого Еммор и его сын собрали свой народ и изложили сделанное им предложение. Союз с семейством Иакова был единодушно принят. В тот же день произошло генеральное обрезание всего мужского пола. Однако "на третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол;
   И самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли.
   Сыновья Иакова пришли к убитым, и разграбили город за то, что обесчестили (Дину) сестру их.
   Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле.
   И все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили все, что было в (городе, и все, что было в) домах" (Бытие, гл. 34, ст. 25-29).
   Все это, говоря не по-библейски, а по-человечески, ужасно подло. И сыновья, и люди Иакова повели себя в отношении к столь братски приютившему их народу, принявшему из дружбы даже обрезание, самый нелепый из их религиозных обрядов, как разбойники и негодяи. Ни един убийца никогда не был ни более вероломен, ни более подл, ни более кровожаден. Но ужас преступления смягчается неправдоподобностью и чудовищностью его. Здесь еще раз скептики усматривают мистификацию со стороны блаженного "голубя". Симеон и Левий, учинившие эту отвратительную бойню, - два мальчика, едва-едва вышедшие из сопливого возраста: Симеон родился в девятый год жизни Иакова у Лавана, Левий на десятом году; следовательно, им было десять и одиннадцать лет, когда, согласно Библии, они одни изрубили мечами царя Еммора, князя Сихема и всех их подданных мужского пола. Впрочем, Симеон и Левий имели в своих жилах кровь человека, который сумел всыпать и самому всевышнему! Это были, вероятно, здоровенные парни. С таким закалом они могли сделать и больше.
   Глава тридцать пятая книги "Бытие" повествует, что Иаков, внезапно огорчившись тем, что жены его были идолопоклонницами, и, подумав, что это может принести ему несчастье, "сказал дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежду вашу".
   Сказано - сделано. Рахиль, Лия, Зелфа, Валла и другие отдали своих идолов Иакову, который закопал их под дубом в окрестностях только что разрушенного города. Бог Яхве, очарованный этим великолепным поступком, смутил разум жителей страны, и они не преследовали сынов Иаковлевых.
   В этой главе мы еще раз имеем явление бога с разговором, но это все пережевывание старой скучной жвачки. Затем, уже весной, Иаков выбирается на большую дорогу, ведущую в Ефрафу. Здесь Рахиль родила и умерла от родов. "И когда выходила из нее душа, ибо она умирала, то нарекла ему имя: Бенони (сын моего страдания. - Л. Таксиль). Но Иаков назвал его Вениамин" (сын моего правого бедра. - Л. Таксиль).
   Иаков похоронил свою дорогую Рахиль и положил на гробницу ее камень, который мусульмане показывают и доныне. А покуда Иаков оплакивал Рахиль, молодой Рувим, старший сын его от Лии, воспользовался удрученным состоянием отца и забрался к одной из жен патриарха: ему удалось соблазнить Валлу. Когда Иаков узнал, что его родной сын наставил ему рога, он закрыл глаза и не рассердился, по крайней мере не показал виду ("и принял то с огорчением"). Наконец Иаков пришел в долину Мамрийскую и нашел там отца своего Исаака. Этот последний умер ста восьмидесяти лет от роду. Исав и Иаков похоронили его, кратко отмечает Библия.
   Итак, Иаков стоял во главе большого семейства, да и Исав также. Глава тридцать шестая книги "Бытие" дает в высшей степени важные и требующие "глубокого изучения" богословами сведения о родословной этого последнего. Это громадный список самых неожиданных и неслыханных имен.
   Критики отмечают в этой главе, равно как и в предыдущей, два стиха, которые еще и еще раз свидетельствуют, что первые пять книг Библии ни в коем случае нельзя приписывать авторству Моисея. Стих 19 главы тридцать пятой говорит: Рахиль "погребена на дороге в Ефрафу, то есть Вифлеем". Но город, о котором идет речь, не мог называться Ефрафой во времена Моисея: название это было дано городу некиим Халебом, который назвал так маленький заложенный им городок в честь жены его Ефрафы, а Халеб был современник Иисуса, преемника Моисеева. Следовательно, Моисею город Ефрафа не мог быть известен. Тем более не мог быть известен Моисею город Вифлеем, ибо это новое название города Ефрафы появилось еще несколько веков спустя.
   Стих 31 тридцать шестой главы книги "Бытие" с очевидностью показывает полную лживость богословских утверждений об авторстве Моисея. Этот стих, перечисляя потомство Исава, отмечает: "вот цари, царствовавшие в земле Едома, прежде царствования царей у сынов израилевых". Вполне очевидно, что строки эти могли быть написаны лишь после хотя бы первого еврейского царя, то есть после Саула. Допустим, что в каком-нибудь документе было бы обнаружено такое место: "упомянутые князья управляли задолго до того, как Франция стала республикой". Никто, очевидно, не сомневался бы, что эта запись появилась во всяком случае после того, как во Франции была свергнута королевская власть.

ГЛАВА 12. Головокружительная карьера святого Иосифа "прекрасного"

   Мы переходим теперь к истории Иосифа, начало которой изложено в главе тридцать седьмой книги "Бытие". Любимым из детей Иакова был Иосиф, которому он подарил очень красивое платье. Иосиф оставил по себе благочестивую репутацию толкователя снов. Он очень рано ступил на этот путь: уже в семнадцать лет Иосиф изумлял этим своих родных. К несчастью для самого себя, он имел наивность толковать вслух свои собственные сны, а по этим снам всегда выходило, что судьба должна была возвеличить его и унизить его одиннадцать братьев. Однажды ему приснилось, что, когда в поле вязали снопы, его сноп поднялся и продолжал стоять, а снопы его братьев упали перед ним. Другой раз солнце, луна и одиннадцать звезд пришли во сне засвидетельствовать ему свое нижайшее почтение.
   Эта мания Иосифа начала в конце концов злить братьев. И когда в одно прекрасное утро Иаков послал его к ним, в долину Дофан, где они пасли скот, девять его братьев задумали покончить с хвастуном. Рувим, однако, воспротивился убийству. Поэтому Иосифа только раздели и бросили на дно высохшего рва. В это время приблизился караван купцов. "Священный" автор, по библейскому обыкновению, путает, называя их вперемежку то измаильтянами, то мадианитянами, что далеко не одно и то же, но на этом мы не будем задерживаться. Иуда, почувствовав угрызения совести при мысли, что юноша может умереть от голода на дне колодца, предложил братьям совершить маленькую коммерческую сделку, предметом которой явился бы Иосиф: продать несносного болтуна в рабство. Это было бы сравнительно человеколюбиво и выгодно.
   Идет! Измаильтяне, или мадианитяне, купили юношу за двадцать серебряных монет. Иосифа извлекли из колодца, и купцы, получив товар, увезли его с собой.
   Рувим и Вениамин не участвовали в этой сделке. Вениамин по молодости лет сидел дома, а что касается Рувима, то он удалился от братьев - автор не говорит почему, - как только Иосиф был спущен в ров, и его не было во время заключения сделки с проезжими купцами. Рассказ позволяет даже заключить, что у Рувима было тайное намерение вызволить Иосифа из колодца и возвратить в отчий дом. Он был очень огорчен, найдя ров пустым. Он прибежал к братьям и сказал им: "отрока нет, а я, куда я денусь?" Но они, лицемерные и хитрые, как служители религии, уже успели оросить свежей козлиной кровью прекрасную разноцветную одежду брата и отправили ее к Иакову со словами: "мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда или нет?"
   Иаков воскликнул: "это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф". Старик был в отчаянии. Первоначально он порвал на себе одежды, а затем "возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни". В слезах он не переставал повторять: "с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю" (Бытие, гл. 37, ст. 33-35).
   А купцы увели Иосифа далеко в Египет и там продали его высокопоставленному царедворцу. "Священный" автор именует его так: "Потифар, царедворец фараона, начальник евнухов" 47 . А далее в одной из следующих глав "Бытие" сообщает, что у этого евнуха были жена и дочь.
   Но не будем забегать вперед. Пока Иосиф жил в рабстве у Потифара, в семье Иуды, четвертого сына Иакова, разыгралась целая серия очень важных, благочестивых, религиозно-назидательных событий:
   "В то время Иуда отошел от братьев своих и поселился близ одного одолламитянина, которому имя: Хира. И увидел там Иуда дочь одного хананеянина, которому имя: Шуа; и взял ее и вошел к ней" (Бытие, гл. 38, ст. 1-2).
   Обращает на себя внимание то обстоятельство, что сколько всевышний ни запрещал патриархам брать в жены идолопоклонниц, и в особенности проклятых хананеянок, патриархи упорно делают свое. Это никак не мешает им оставаться любимцами бога. Впоследствии христиане, принимая все глупости и гадости Библии, сделали для родословной Иисуса самый ошеломительный выбор: они наполнили перечень его предков язычниками и прелюбодеями 48.
   "Она зачала и родила сына; и он нарек ему имя: Ир.
   И зачала опять, и родила сына, и нарекла ему имя: Онан.
   И еще родила сына (третьего) и нарекла ему имя: Шела. Иуда был в Хезиве, когда она родила его.
   И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь.
   Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами господа, и умертвил его господь" (Бытие, гл. 38, ст. 3-7).
   Богословы долго изощрялись в проницательности по поводу проступков Ира, о которых Библия и говорит так мало; принимая во внимание конец этой истории и памятуя, что бог хотел произвести от Иуды своего "мессию" Христа, богословы благочестиво предполагают, что он жил с женой своей... по содомскому образцу. Бог убил Ира, говорят они, потому что он действовал так, чтобы не иметь детей. Доказательство этому - в самом тексте "священного писания": "неугоден пред очами господа". А это и есть то выражение, которым бог пользовался, изливая свой гнев на содомлян.
   Как бы там ни было, Фамари не везло с мужьями. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему" (Бытие, гл. 38, ст. 8).
   Согласно еврейскому обычаю, дети, родившиеся от этого общения, считались бы наследниками умершего, а не действительного отца.
   "Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал (семя) на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами господа то, что он делал; и он умертвил и его" (Бытие, гл. 38, ст. 9-10).
   Вот откуда взято и слово "онанизм". Основоположником этого полового извращения является один из библейских героев. Так говорит господь!
   "И сказал Иуда Фамари, невестке своей (по смерти двух сыновей своих): живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шела, сын мой. Ибо он сказал (в уме своем): не умер бы и он подобно братьям его. Фамарь пошла, и стала жить в доме отца своего.
   Прошло много времени, и умерла дочь Шуи, жена Иудина. Иуда, утешившись, пошел в Фамну к стригущим скот его, сам и Хира, друг его, одолламитянин.
   И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну, стричь скот свой.
   И сняла она с себя одежду вдовства своего, покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну. Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену.
   И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое. (И не узнал ее.)
   Он поворотил к ней и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне?
   Он сказал: я пришлю тебе козленка из стада (моего). Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь?
   Он сказал: какой дать тебе залог? Она сказала: печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей и вошел к ней; и она зачала от него.
   И, встав, пошла, сняла с себя покрывало свое, и оделась в одежду вдовства своего.
   Иуда же послал козленка чрез друга своего одолламитянина, чтобы взять залог из руки женщины; но он не нашел ее.
   И спросил жителей того места, говоря: где блудница, которая была в Енаиме при дороге? Но они сказали: здесь не было блудницы.
   И возвратился он к Иуде, и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: здесь не было блудницы.
   Иуда сказал: пусть она возьмет себе, чтобы только не стали над нами смеяться: вот, я посылал этого козленка; но ты не нашел ее.
   Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена.
   Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья эта печать и перевязь и трость.
   Иуда узнал и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему. И не познавал ее более.
   Во время родов ее оказалось, что близнецы в утробе ее.
   И во время родов ее показалась рука (одного); и взяла повивальная бабка и навязала ему на руку красную нить, сказав: этот вышел первый.
   Но он возвратил руку свою; и вот, вышел брат его. И она сказала: как ты расторг себе преграду? И наречено ему имя: Фарес.
   Потом вышел брат его с красной нитью на руке. И наречено ему имя: Зара" (Бытие, гл. 38, ст. 11-30).
   Нас нельзя обвинить в том, что под предлогом изложения сути какого-нибудь события мы ограничиваемся ратким пересказом, искажающим "святой" текст. Наоборот, найдется, вероятно, немало читателей, которые скажут, что было бы лучше рассказать эпизод вкратце, в его существенных чертах, но зато более широко развить критику. Однако, принимая во внимание самый характер произведения, являющегося предметом настоящего разбора, мы полагаем, что краткое резюме имеет свой смысл лишь тогда, когда речь идет об эпизодах, подробности которых не имеют большого значения. Когда же "священное писание" приводит случаи вроде приключения Фамари, совершенно необходимо цитировать его без изъятия. Сам "святой дух" диктовал все это. И нужно побольше света для того, чтобы выявить все перлы "священного" текста. Критика не может предоставить богословам возможности внушать читателям, что их обманывают, искажая "священное писание".
   Все гадости истории с Фамарью составляют неотъемлемую часть "святой" книги, и церковь не отвергает их, несмотря на всю их отвратительную невероятность и грязь.
   В конце концов очень странно, что Фамарь, которой так не везло с первыми двумя мужьями, захотела бы принадлежать их отцу только за то, что он забыл ее отдать своему третьему сыну, как обещал. "Она надевает покрывало для того, чтобы быть похожей на блудницу, - говорит Вольтер, - но, напротив, именно покрывало было всегда одеждой порядочных женщин. Верно, что в больших городах, где разврат весьма распространен, проститутки поджидают прохожих на улицах, как это делается в Лондоне, в Париже, в Венеции, в Риме; но совершенно невероятно, чтобы в жалкой и бедной стране ханаанской блудницы поджидали проезжих на перекрестках двух дорог. Очень странно, кроме того, чтобы патриарх пошел на амурное приключение с блудницей среди бела дня, на большой дороге, рискуя быть увиденным всеми прохожими. И наконец, совершенно уж невероятно, чтобы Иуда, чужеземец в Ханаане, не имеющий там ни малейшей собственности, посмел приказать сжечь свою невестку за то, что она в интересном положении, и чтобы тотчас же, по его велению, был воздвигнут костер, как будто бы он судья и хозяин этой земли".
   После истории с Фамарью Библия возвращается к Иосифу. Мы встречаемся здесь с эпизодом, поразительно похожим на историю Тезея, Федры и Ипполита. "Священный" автор сообщает, что Потифар, богатый евнух и царедворец, купивший Иосифа, был женат и что хотя он и не поклонялся богу Иосифа, но не преминул признать, что этот бог помогал его рабу во всех его делах: "и увидел господин его, что господь с ним, и что всему, что он делает, господь в руках его дает успех" (Бытие, гл. 39, ст. 3).
   Это наблюдение не заставило еще царедворца перейти в еврейскую веру, но "оставил он все, что имел, в руках Иосифа и не знал при нем ничего, кроме хлеба, который он ел. Иосиф же был красив станом и красив лицем.
   И обратила взоры на Иосифа жена господина его и сказала: спи со мною.
   Но он отказался и сказал жене господина своего: вот, господин мой не знает при мне ничего в доме, и все, что имеет, отдал в мои руки.
   Нет больше меня в доме сем; и он не запретил мне ничего, кроме тебя, потому что ты жена ему; как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред богом?
   Когда так она ежедневно говорила Иосифу, а он не слушался ее, чтобы спать с нею и быть с нею.
   Случилось в один день, что он вошел в дом сделать дело свое, а никого из домашних тут в доме не было.
   Она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мной. Но он, оставив одежду свою в руках ее, побежал и выбежал вон" (Бытие, гл. 39, ст. 6-12).
   По возвращении Потифара жена рассказала ему всю историю шиворот-навыворот: "раб еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною (и говорил мне: я лягу с тобою); но, когда (услышал, что) я подняла вопль и закричала, он оставил у меня одежду свою и убежал вон" (Бытие, гл. 39, ст. 17-18).
   Потифар, узнав о мнимом покушении, пришел в такую ярость, что, не желая выслушивать никаких объяснений Иосифа, тотчас же приказал бросить его в темницу, где царь содержал своих заключенных. Но - о, святая воля божия! - случилось, что начальник тюрьмы полюбил раба-еврея. Он вскоре смягчил судьбу Иосифа, назначив его начальником над остальными заключенными, так что в тюрьме ничего не делалось без ведома Иосифа.
   Позже, спустя некоторое время, которого "священный" автор в точности не определяет, хлебодар и виночерпий царя впали в немилость и сделались товарищами Иосифа по заключению. В одно прекрасное утро, найдя их грустными, Иосиф спросил у них, что их тяготит. Они ответили: "нам виделись сны; а истолковать их некому. Иосиф сказал им: не от бога ли толкование? расскажите мне.
   И рассказал главный виночерпий Иосифу сон свой и сказал ему: мне снилось, вот виноградная лоза предо мною.
   На лозе три ветви; она развилась, показался на ней цвет, выросли и созрели на ней ягоды.
   И чаша фараонова в руке у меня; я взял ягод, выжал их в чашу фараонову и подал чашу в руку фараону.
   И сказал ему Иосиф: вот истолкование его: три ветви - это три дня.
   Через три дня фараон вознесет главу твою и возвратит тебя на место твое, и ты подашь чашу фараонову в руку его, по прежнему обыкновению, когда ты был у него виночерпием.
   Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет, и сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома.
   Ибо я украден из земли евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу.
   Главный хлебодар увидел, что истолкован он хорошо, и сказал Иосифу: мне также снилось: вот на голове у меня три корзины решетчатых;
   В верхней корзине всякая пища фараонова, изделие пекаря, и птицы (небесные) клевали ее из корзины на голове моей.
   И отвечал Иосиф, и сказал (ему): вот истолкование его: три корзины - это три дня.
   Чрез три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, и птицы небесные будут клевать плоть твою с тебя" (Бытие, гл. 40, ст. 8-19).
   Предсказания Иосифа сбылись полностью, но счастливый виночерпий о нем не вспомнил.
   Прошло два года; "царь египетский" также увидел сон, который страшно его заинтересовал. Ему приснилось, что он на берегу реки, откуда вышло семь тучных коров, а вслед за ними семь коров тощих, и тощие коровы съели тучных. Проснувшись, он заснул снова и видел семь прекрасных колосьев на одном стебле и семь других, высохших колосьев, которые поглотили прежние. Фараон ломал голову над таинственным значением этого двойного сновидения. Он советовался со всеми мудрецами и волшебниками своей страны; общий ответ гласил, что царский сон столь же непонятен, сколь и необычен. Тогда виночерпий вспомнил о своем товарище по заключению. Он рассказал о нем фараону, и тот вызвал его к себе.
   Иосиф запросто растолковал и эти сны: оба сна имеют одно значение. Семь тучных коров и семь полных колосьев означают семь годов изобилия; семь коров тощих и семь колосьев пустых означают семь лет бесплодия. И надо, чтобы царь избрал умного и ловкого человека, который управлял бы царством египетским, и назначил бы чиновников, обязанных хранить каждый год одну пятую от всего урожая. Совет понравился фараону и его министрам.
   Царь сказал им: "Найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы дух божий?" После этого, обратясь к Иосифу, он сказал: "Так как бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты". При этом он дал ему свой перстень, одел его в виссонные одежды, возложил ему на шею золотую цепь, велел везти его в своей колеснице и возглашать: "Преклоняйтесь". "И поставил его над всею землею египетскою" (Бытие, гл. 41, ст. 38, 39, 42, 43).
   Это еще не все: по требованию царя Иосиф переменил имя и стал называться "Цафнаф-панеах". Потом фараон женил его, и мы никогда не угадаете, с кем "его величество" породнил Иосифа. Библия только что предоставила нам случай изумляться тому, что Потифар имел жену, хотя, как гласит подлинный древнееврейский текст, был евнухом. Но "голубь" снес нам еще одно яичко с сюрпризом: во время долгого заточения Иосифа этот евнух, имевший столь горячую супругу, переменил карьеру. В главах тридцать седьмой и тридцать девятой мы видели его начальником телохранителей, в главе же сорок первой мы застанем его жрецом Илиопольским и отцом дочери. Значит, за это время госпожа Потифар стала матерью; это заставляет думать, что боги египтян тоже умели делать "чудеса". Когда имеешь дело о "священными" книгами какой угодно мифологии, надо быть готовым ко всему. Не будем удивляться тому, что сногсшибательная Библия больше уже не квалифицирует Потифара евнухом.
   По-видимому, молитва святому Антонию дала ему возможность найти то, что он некогда потерял 49 . Это и помогло Потифару, ставшему жрецом в особо священном египетском городе - Гелиополисе, в городе, посвященном богу Солнца, сделаться отцом восхитительной маленькой девочки, по имени Асенефа. Возрастая в годах и красе, малютка созрела как раз к тому времени, когда надо было женить премьер-министра "царства египетского" Иосифа. Она и стала госпожой Цафнаф-панеах. Не знаешь, как и восторгаться мудрым правосудием фараона: добродетельный Иосиф жестоко пострадал от глупости Потифара и подлости его пылкой супруги. Нельзя было придумать более высокого, более справедливого удовлетворения чувств безвинно пострадавшего Иосифа, как женить его на их дочери.
   Эта часть истории с Иосифом позволяет высказать кое-какие соображения, подкрепляющие одну мысль, высказанную в начале этой книги. Мы уже заметили, что Библия употребляет слово "элохим" - "боги" в описании сотворения мира и во многих других случаях. Древние евреи поклонялись только одному богу, которого они называли Яхве, считая его выше всех богов. Этого высшего бога они не делят на три части, подобно христианам. Употребление же слова "боги" говорит о том, что евреи некогда признавали существование и других богов, кроме Яхве. Другие народы верили в своих собственных племенных богов. Евреи верили в сверхъестественную силу также и этих богов, отнюдь не видя в них чертей и иных "нечистых" духов. Но национальное самолюбие заставляло их утверждать, что Яхве был более могуществен, чем все прочие боги. Вот почему Библия показывает необычайную силу бога Иосифа.
   Потифар, виночерпий, фараон и его министры - словом, все египтяне, участвующие в деле, имеют веру, не сходную с верой Иосифа. Однако они не покидают своих богов ради того одного, что Иосиф, просвещенный богом Яхве, является более проницательным, чем египетские жрецы. Каждый остается при своей религии: вера одних не противоречит вере других. Иосиф остается верным Яхве, даже женясь на дочери языческого жреца, и душа в душу живет с Асенефой, хотя эта последняя вовсе и не переходит в еврейскую веру. С этой точки зрения настоящий эпизод в высшей степени многозначителен. Иосиф отнюдь не пользуется своей почти верховной властью, чтобы вербовать новых адептов для своей религии. С него довольно знать, что Яхве обладает сверхъестественным могуществом и гораздо более силен, чем все божества подведомственного ему народа.
   Арабы и евреи имели общий источник легенд, из которого черпали "священные истории" своих религий. Раньше чем Библия была написана, в Палестине и в Аравии была уже известна чудесная история Иосифа. Время только изменило некоторые детали, но сама она сохранилась и у народов, вышедших из Аравии. Так, согласно Корану, Потифар не был евнухом, а Асенефа уже существовала, но была грудным младенцем, когда мать ее обвинила Иосифа в покушении на ее честь. Эта маленькая девочка показала себя очень рассудительной в самом раннем детстве. Однажды отец ее рассказывал о случае с его женой и Иосифом. Воспоминание об этом долго его терзало; он даже сохранил знаменитый плащ, который его жена сорвала с Иосифа и который несколько порвался во время борьбы. Один из слуг посоветовал Потифару спросить Асенефу, что она думает по поводу всего этого. Девочка, едва начинавшая говорить, сказала: "Послушай, отец мой! Если мать порвала одежду Иосифа спереди, то это доказательство, что Иосиф хотел взять ее силой, но если одежда порвана сзади, это значит что моя мать бегала за Иосифом".
   Библия и Коран единогласно признают, что Асенефа была примерной женой. В течение первых семи лет изобилия она родила Иосифу двух сыновей - Манассию и Ефрема. Затем наступило семь лет голода, но египтянам не пришлось страдать от него, потому что Иосиф предусмотрительно устроил житницы в разных местах страны и наполнил их хлебом в сытые годы. Египет оказался настолько богат в годину испытаний, что из разных других стран, также пораженных голодом, туда приезжали за хлебом.

ГЛАВА 13. Благочестивая месть Иосифа

   Все сыновья Иакова, за исключением Вениамина, по совету отца, отправились в Египет за хлебом. Библия с очаровательной наивностью дает понять, что Иосиф - управитель огромной египетской державы лично участвовал в распределении припасов между караванами чужеземцев, прибывавших со всего лица земли. Каким образом премьер-министр мог удосужиться заниматься такими мелочами. Библия не говорит. Так или иначе Иосиф узнал своих братьев, но ими не был узнан. Он обошелся с ними довольно круто, а за все время их пребывания в стране не оказалось ни одного египтянина, который сказал бы им, что правитель и благодетель Египта, самый популярный государственный деятель в стране - их соотечественник. Он же сам не открылся им.
   Сохраняя инкогнито, Иосиф, для начала, обвинил десять своих братьев в шпионаже. Те, конечно, отрицали.
   - Нас было двенадцать братьев, - говорили они. - Один умер, одиннадцатый, младший, остался с отцом.
   - Ладно, ладно, - возразил Иосиф. - Вы пришли сюда в качестве шпионов, чтобы выведать слабые места, через которые ваш народ мог бы хлынуть сюда и завладеть страной.
   Не совсем понятно, каким образом еврейский народ, состоявший в ту пору из одной только семьи Иакова ибо Исав, лишенный благословения, сделался главой идумеян, - мог бы завладеть Египтом, этим обширным, густонаселенным и могущественным государством, которое благодаря своим запасам хлеба было, как фантазируют библейские авторы, житницей всего мира. Но проследим продолжение речи Иосифа.
   - Для того чтобы узнать, говорите ли вы правду, - сказал он, - я посажу вас всех в тюрьму, за исключением одного из вас, который отправится домой за младшим братом.
   И он посадил их всех десятерых. Через три дня их снова привели к нему.
   - Я раздумал, - сказал он. - Только один из вас останется здесь заложником, а остальные возвращайтесь домой. Можете увезти и купленный хлеб. Но немедленно возвращайтесь с вашим младшим братом, иначе ваш заложник умрет в тюрьме.
   Заложником он избрал Симеона. Он заковал его в присутствии остальных братьев, а их отпустил. Одновременно он приказал своим подчиненным положить незаметно в их мешки с хлебом деньги, которые они заплатили за хлеб. В пути один из братьев Иосифа, открыв мешок, чтобы накормить осла, с изумлением нашел там свои деньги; с остальными было то же самое, и их удивление перешло в трепет. Прибыв в Ханаан, они рассказали о происшествии Иакову. Сначала Иаков отказался расстаться с молодым Вениамином, но когда иссяк египетский хлеб, он поддался настояниям Иуды.
   - Если необходимо, чтобы я отослал этого сына, поступайте, как знаете. Возьмите плодов, бальзама, меду, стираксы и ладану, фисташек и миндальных орехов, возьмите также вдвое больше денег, чем вы нашли в ваших мешках, ибо, вероятно, здесь был недосмотр, и передайте все это в дар тому человеку.
   И вот они снова в Египте 50 . Когда Иосиф увидел, что Вениамин с ними, он оказал им очень хороший прием, освободил Симеона и устроил в их честь пышное пиршество. Они захотели возвратить деньги за первые покупки, но Иосиф отказался, утверждая, что у него касса сходится.
   - Это бог, - схитрил он, - положил деньги в ваши мешки.
   Эта плоская сказочка изложена в сорок третьей главе книги "Бытие". При всей своей доброте и великодушии Иосиф был не чужд склонности к хитростям и мистификации. В то время когда его братья пировали и произносили тосты за здоровье великодушного министра, он приказал дворецкому тайком подкинуть его прекрасную серебряную чашу в вещи Вениамина. После этого им позволено было уехать. Но когда караван уже был достаточно далеко, Иосиф послал ему вдогонку отряд конной жандармерии в сопровождении своего дворецкого. Этот последний упрекнул одиннадцать евреев в том, что они отплатили злом за добро.
   - Вы украли, - сказал он, - самую драгоценную чашу правителя, "на которой он гадает" (Бытие, гл. 44, ст. 5).
   Это дает нам право предполагать, что "святой" Иосиф был изобретателем гадания на кофейной гуще.
   Сыновья Иакова отвергают обвинение и указывают, что они совершенно не способны украсть кубок, раз они привезли обратно из Ханаана деньги, найденные ими в их мешках. Они соглашаются остаться рабами в Египте, если злосчастный кубок будет обнаружен у кого-либо из них, и даже предлагают предать виновного смерти. Производится повальный обыск. Можно вообразить изумление и ужас наших путешественников, когда кубок был обнаружен в вещах Вениамина. Ничего не поделаешь: преступление налицо!
   Препровожденные обратно во дворец, братья Иосифа предались отчаянию. По счастью для них, Иосиф решил бросить шутки. Он открылся им и объявил, что прощает братьям все. Тогда наступило всеобщее неслыханное ликование. И не надо особенно напрягать свои мозги для того, чтобы представить себе, какое пиршество закатил министр по случаю счастливого исхода всего приключения.
   Одна подробность любопытна во всем этом повествовании: Библия все время изображает Вениамина маленьким мальчиком: он как будто не рос или годы его не считались. Тем не менее, если возвратиться к истории его рождения, которое стоило жизни Рахили, станет ясным, что Вениамин был моложе Иосифа не больше чем на четыре или пять лет. Но Иосифу было семнадцать лет, когда братья продали его в рабство; эпизод с Фамарью, которая последовательно была женой двух сыновей Иуды, оставляет еще промежуток лет в двадцать пять. Иосифу, следовательно, было под пятьдесят, когда его братья нашли его в Египте. Маленький Вениамин уже был далеко не маленьким. Но Библия обычно очень слаба в арифметике. Это ее самое больное место.
   Библейский фараон был очень обрадован, когда узнал о встрече его премьера с братьями. Иосиф попросил их поскорее отправиться за Иаковом и всем его семейством, которое он намеревался поселить в Гесеме, по крайней мере на предстоящие пять лет голода. Царь одобрил эту мысль.
   "И сказал фараон Иосифу: скажи братьям твоим: вот что сделайте: навьючьте скот ваш (хлебом) и ступайте в землю ханаанскую;
   И возьмите отца вашего и семейства ваши и придите ко мне; я дам вам лучшее (место) в земле египетской, и вы будете есть тук земли.
   Тебе же повелеваю сказать им: сделайте сие: возьмите себе из земли египетской колесниц для детей ваших и для жен ваших, и привезите отца вашего и придите.
   И не жалейте вещей ваших, ибо лучшее из всей земли египетской дам вам" (Бытие, гл. 45, ст. 17-20).
   Нечего и говорить, какую радость испытал Иаков, узнав, что сын его жив, да еще как жив! При этом известии он лишился чувств. Придя в себя, он воскликнул: "Пойду и увижу его, пока не умру".
   Нельзя не счесть несколько странным этого фараона, обещающего отдать чужестранцам все лучшее, что есть в Египте. Но, по крайней мере, никто не упрекнет его в неблагодарности по отношению к Иосифу.
   И вот старик Иаков отправился в страну, где его любимый сын Иосиф был главным министром. Иосиф выехал навстречу Иакову в своей самой пышной колеснице, и они заключили друг друга в объятия, обливаясь слезами радости. Вся эта история так трогательна, что - не правда ли? - трудно сдержать слезы при чтении ее!
   Дальше идет подсчет: "всех душ, пришедших с Иаковом в Египет, которые произошли из чресл его, кроме жен сынов Иаковлевых, всего шестьдесят шесть душ" (Бытие, гл. 46, ст. 26).
   Запомните еще и это: Иосиф сказал братьям и всем своим родным: "если фараон призовет вас и скажет: какое занятие ваше?, то вы скажите: мы, рабы твои, скотоводами были от юности нашей оныне, и мы, и отцы наши, чтобы вас поселили в земле Гесем. Ибо мерзость для египтян всякий пастух овец" (Бытие, гл. 46, ст. 33-34).
   А сам фараон сказал Иосифу: "отец твой и братья твои пришли к тебе; земля египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем; и если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом" (Бытие, гл. 47, ст. 5-6).
   Значит, у фараона есть скот? А далее мы увидим, что и у его народа есть немало скота. Откуда же Библия взяла, что египтяне так ненавидели скотоводов?
   Иаков, представленный фараону, благословил царя; старику было тогда 130 лет. Иосиф отдал своему отцу и братьям лучшие участки земли и снабжал их продовольствием, ибо весь мир нуждался в хлебе, но более всего голод поразил будто бы Египет и Ханаан.

ГЛАВА 14. Премудрое управление Иосифа Египтом

   Хотите ли знать, как Иосиф премудро управлял государством? Это очень благочестивая история.
   "Иосиф собрал все серебро, какое было в земле египетской и в земле ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов. И серебро истощилось в земле египетской и в земле ханаанской. Все египтяне пришли к Иосифу и говорили: дай нам хлеба; зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас?
   Иосиф сказал: пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам (хлеб) за скот ваш, если серебро вышло у вас.
   И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лошадей, и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов; и снабжал их хлебом в тот год за весь скот их" (Бытие, гл. 47, ст. 14-77).
   Обратите внимание, что действие происходит в третий год голода: засуха так сильна, что хлеб не растет вот уже третий год. Если земля отказывается давать хлеб, она, конечно, точно так же не дает и травы. Тогда чем же кормился весь этот скот, которого, по Библии, у египтян, "ненавидевших" скотоводство, и быть-то не должно?
   Что еще более удивительно, так это то, что "священный" автор ни слова не говорит о периодических разливах Нила, на которых основывается сельское хозяйство Египта. Одного этого пропуска достаточно, чтобы признать чистейшим вымыслом всю историю "семи лет засухи": все это квалифицируется как чистейшая беллетристика. Невозможно, чтобы Нил не разливался семь лет подряд. Это изменило бы всю внешность страны на вечные времена. Понадобилось бы для этого, чтобы верховья Нила, ежегодно обильно наполняющиеся водой тропических ливней, были отгорожены огромной плотиной. Но тогда вся Эфиопия обратилась бы в большое пустынное болото. Или же, если бы дожди, выпадающие ежегодно в жаркой полосе, прекратились бы на семь лет, экваториально-тропическая полоса Африки сделалась бы необитаемой. Очевидно, что такого рода народное бедствие приняло бы размеры одной из тех катастроф, которые изменили бы многие места нашей планеты. Об этом были бы хоть какие-нибудь упоминания в истории египтян - народа гораздо более древнего, чем евреи, и имевшего подробнейшие записи своих событий.
   "И прошел этот год; и пришли к нему на другой год и сказали ему: не скроем от господина нашего, что серебро истощилось и стада скота нашего у господина нашего; ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших.
   Для чего нам погибать в глазах твоих, и нам и землям нашим? купи нас и земли наши за хлеб; и мы с землями нашими будем рабами фараону, а ты дай нам семян, чтобы нам быть живыми и не умереть, и чтобы не опустела земля.
   И купил Иосиф всю землю египетскую для фараона, потому что продали египтяне каждый свое поле; ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону.
   И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого.
   Только земли жрецов не купил (Иосиф), ибо жрецам от фараона положен был участок, и они питались своим участком, который дал им фараон; посему и не продали земли своей.
   И сказал Иосиф народу: вот, я купил теперь для фараона вас и землю вашу; вот вам семена, и засевайте землю.
   Когда будет жатва, давайте пятую часть фараону, а четыре части останутся вам на засеяние полей, на пропитание вам и тем, кто в домах ваших, и на пропитание детям вашим.
   Они сказали: ты спас нам жизнь; да обретем милость в очах господина нашего и да будем рабами фараону" (Бытие, гл. 47, ст. 18-25).
   Такой способ управления страной должен был бы, собственно говоря, обеспечить за Иосифом славу жестокого мироеда, а не благодетеля, каким его изображает Библия. Если вся эта история верна и если народ действительно верил в благодеяния управителя Египта в первые годы голода, то впоследствии, когда эксплуатация, жертвой которой он сделался, дошла до изложенных только что приемов, его тупоумие не имело бы никаких оправданий.
   В истории человечества нет примеров подобных действий государственного человека. Министр, который поступил бы так в какой угодно стране, вызвал бы всеобщее возмущение и не избежал бы справедливого гнева народа.
   К счастью, эта жестокая история есть просто глупая небылица. Слишком бессмысленно скупать весь скот в стране, когда земля не дает травы для его прокорма. А если бы могли что-нибудь давать пастбища, то могли бы давать и поля, - это неизбежно связано одно с другим. Почва Египта песчаная, и одни только разливы Нила могут способствовать произрастанию растительности. Если поверить, что в течение семи лет не было этих разливов, то должен был вымереть и весь скот. Больше того, в ту пору шел только четвертый год голода; какая же польза в том, чтобы выдавать народу семена, которые ничего не должны были приносить в течение еще трех лет подряд? Эти семь лет бесплодия - одна из самых невероятных небылиц, какие преподносит нам плутоватый "голубь" в книге "Бытие".
   Замечательно также, какое почтение питает "священный" автор по отношению к египетским жрецам: их одних Иосиф удостаивает своего уважения, их земли свободны. Когда весь народ впал в рабство, они одни кормятся за счет голодающего народа. Но Библия содержит религиозные догматы, которые "представители бога на земле" вдалбливают в народное сознание. И в этом эпизоде Библия внушает народам почтение к личности жрецов всякого культа, всякой религии. Жрецы не должны есть друг друга. Рука руку моет!
   "Голубь-утка" рассказывает дальше, что Иаков провел в Египте семнадцать лет и умер и что всего он прожил сто сорок семь лет. Целые две главы (Бытие, гл. 48 и 49) посвящены благословениям, которые патриарх рассыпал с высоты своего смертного ложа. Он благословил всех своих двенадцать сыновей, собравшихся у одра его. Заметив в комнате двух незнакомцев, он спросил, кто это. Иосиф ответил, что это его сыновья. За семнадцать лет, которые патриарх прожил в стране, Иосиф не подумал представить ему свою семью!
   Благословения, которые Иаков дал своим сыновьям, не лишены некоторых упреков и злопамятства. Так, Рувим, который наставил своему отцу рога, потерял в этот день свои права первородства.
   "Рувим, первенец мой! ты - крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества, но ты бушевал, как вода, - не будешь преимуществовать, ибо ты взошел на ложе отца твоего, ты осквернил постель мою, (на которую) взошел" (Бытие, гл. 49, ст. 3-4).
   В этот день старый Иаков еще раз обнаружил, что он был сторонником брака его маленькой Дины с князем Сихемом и что внутренне он осуждал резню, совершенную Симеоном и Левием, потому-то он не перенес на них прав старшинства, отнятого у Рувима, и, кроме того, строго осудил их насилия.
   "Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их; в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своем убили мужа и по прихоти своей перерезали жилы тельца; проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле" (Бытие, гл. 49, ст. 5-7).
   Богословы считают пророческими все слова, произнесенные Иаковом на смертном одре. Тем интереснее увидеть далее, что так называемые потомки Левия совсем не были неудачниками. Именно им было передано наследие Израиля со всеми выгодами и привилегиями.
   Собственно говоря, предпочтение должно было быть отдано Иосифу, первенцу от возлюбленной Рахили, Иосифу, утехе старости Иакова, источнику радости его, источнику благополучия всего дома его. И оказалось как раз наоборот: избранником вышел Иуда. Иуда, подстрекнувший братьев продать Иосифа проезжим купцам, Иуда-кровосмеситель оказался ближе сердцу отцовскому, чем добродетельный Иосиф. Именно ему передал старик Иаков патриаршество, которое было частью его божественного наследия.
   "Иуда! Тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего. Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его? Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет примиритель, и ему покорность народов. Он привязывает к виноградной лозе осленка своего и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей; моет в вине одежду свою и в крови гроздов одеяние свое; блестящи очи (его) от вина, и белы зубы (его) от молока" (Бытие, гл. 49, ст. 8-12).
   Остальные получили довольно несложные благословения. Что касается Иосифа, то, хотя он и не наследовал Иакову в его звании патриарха, он все же получил несколько добрых слов:
   "От бога отца твоего, который и да поможет тебе, и от всемогущего, который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу, благословениями сосцов и утробы, благословениями отца твоего, которые превышают благословения гор древних и приятности холмов вечных; да будут они на голове Иосифа и на темени избранного между братьями своими" (Бытие, гл. 49, ст. 25-26).
   Наконец, Иаков заставил своих сыновей пообещать вынести прах его из Египта и похоронить его в пещере Махпела, в земле Ханаанской, рядом с Авраамом, Саррой, Исааком, Ревеккой и Лией. "И окончил Иаков завещание сыновьям своим, и положил ноги свои на постель, и скончался, и приложился к народу своему" (Бытие, гл. 49, ст. 33).
    Патриарху-многоженцу были возданы необыкновенные почести: он был набальзамирован, перевезен в Ханаан и похоронен по первому разряду. Если верить главе пятидесятой, и последней, в книге "Бытие", египтяне носили по нем семидесятидневный траур.
   Иосиф дожил до заката своего величия, поддерживая своих братьев и их многочисленные семейства. Он был окружен внуками и правнуками и умер ста десяти лет от роду. В христианстве он именуется "святым и праведным".

ГЛАВА 15. Новый фаворит господа бога - "святой боговидец" Моисей

   "Исход" - это книга, повествующая о бегстве евреев из Египта и о долгом скитании их по пескам Синайской пустыни; она дополняется книгами Левит, Числа и Второзаконие. Библия говорит, что путешествие евреев длилось сорок лет. Посмотрите на карту Аравии и Палестины. Евреи покинули Египет "пред Ваал-Цефоном" (Исход, гл. 14, ст. 2, 9), который ныне называется Суэцем. В этом месте они будто бы перешли Красное море. Далее они прошли вдоль восточного берега Суэцкого залива и спустились до Рефидима. пройдя Синайский горный массив. В южной части Синайского полуострова они повернули на северо-восток, к Асирофу (ныне Айн-эль-Адра). Поднявшись отсюда на север, они обошли Мертвое море с востока и добрались, наконец, до Иерихона.
   Весь этот путь не достигает тысячи километров. Хромому калеке не потребовалось бы и трех месяцев, чтобы пройти этот путь, если бы даже он как следует отдыхал в придорожных трактирах. Евреи же потратили сорок лет на это путешествие. Преклонимся и посмеемся над невероятной небылицей "божественной утки", которая подается священнослужителями к столу верующих христиан и евреев.
   Верующие не раздумывают и без колебания глотают все. Если бы они только дали себе труд поразмыслить немного, прочитав книгу "Исход", они сочли бы, по меньшей мере, удивительным, что Моисей, называемый автором этой книги, который якобы был воспитан в Египте и прожил там много лет, не сказал в этой книге ни слова о памятниках, нравах, законах, религии, политике, истории этого славного государства, стоявшего в те давние времена на вершинах цивилизации. Египтяне, современники Моисея, стоят в первом ряду образованных народов древности. В эту эпоху процветали города Фивы и Мемфис, о существовании которых автор "Исхода", по-видимому, ничего не знает. Он ничего не говорит об этих пышных и богатых городах, широко известных всем в его эпоху. Что касается правителей, царствовавших тогда в Египте, "священный" автор всех их одинаково называет фараонами, видимо не зная, что это отнюдь не имя. Словом "фараон" египтяне называли своих царей, как японцы называют своих властителей словом "микадо".
   Говоря о различных царях египетских и приписывая им события, отделенные одно от другого целыми веками, Моисей, не находящий для всех их иного имени, чем "фараон", похож на псевдоисторика, который в своих небылицах, касающихся истории, например, России, говорил бы просто "его величество царь" и об Иоанне Грозном, и о Петре первом, и о Николае втором, не называя их по имени; такой историк был бы просто невеждой, который заставил бы всех смеяться. Как можно относиться серьезно к автору Бытия или "Исхода"? Он знает и точно перечисляет самых маленьких и ничтожных властителей, когда речь идет о царствах, канувших в небытие, не поддающихся проверке, а то и вовсе вымышленных, как Содом, Гоморра и Герар. Но когда дело касается действительно существовавшего и исторически важного государства, как Египет, его осведомленность становится настолько скромной, что он не решается сказать, назывался ли фараон, о котором он говорит, Тутмосом, Аменхотепом или Рамсесом. Он дает подробные сведения, когда его нельзя проверить, и говорит общие фразы, когда ему нужно избежать точности, могущей изобличить его голую фантазию.
   Богословы, которые объявили "Пятикнижие" наивысшим проявлением истины, не предвидели открытий ученых-египтологов и спокойно устанавливали время существования всего мира на основании библейских сказок. Так, по римско-католическому счету, "сотворение мира" произошло за 4004 года до так называемого рождества Христова, а всемирный потоп - в 3296 году 51 . А между тем Мина, египетский военачальник, образовавший первую известную династию фараонов, уже объединил Египет в одно могучее царство за 3200 лет до начала христианского летоисчисления.
   Исторические памятники Египта приведены в ясность и расшифрованы, прочитана летопись веков, записанная на камнях храмов и обелисков, известна история великих фараонов, храмов, городов. "Исход" евреев из Египта, относимый богословами к началу пятнадцатого века до нашей эры, должен был произойти в царствование фараона Тутмоса третьего или Аменхотепа третьего. Но история этих царствований ни в какой мере не сходится с повествованиями книги "Исход". Эти могущественные властители подчиняли себе Эфиопию, Аравию, Месопотамию, Ханаан, Ниневию и остров Кипр. Их данниками были вавилоняне, финикияне, армяне. Успех их оружия далеко распространился в Западной Азии. Известен длинный список царей и народов, покоренных египетскими фараонами в то время. Никто из фараонов не погибал так бесславно, как фантазирует Библия.
   Эти предварительные сведения помогут нам более сознательно проследить миф о Моисее.
   Итак, 66 евреев весьма размножились в Египте, "и наполнилась ими земля та" (Исход, гл. 1, ст. 7). Царствовавший в то библейское время фараон совершенно забыл о заслугах Иосифа перед Египтом. Он был очень жесток, этот фараон. (Мы будем называть его этим "именем", данным ему "священным" автором.) Он призвал двух еврейских акушерок - госпожу Шифру и госпожу Фуа, обслуживавших всех своих соотечественниц, и приказал им, принимая рождающихся еврейских мальчиков, умерщвлять их. Акушерки не подчинились приказу фараона, а когда он спросил их, почему они оставляли младенцев в живых, они отвечали: "еврейские женщины не так, как египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рождают" (Исход, гл. 1, ст. 19).
   Тогда фараон издал приказ топить новорожденных еврейских мальчиков.
   Не трудно представить себе, сколько отчаяния породил этот приказ в еврейских семьях. Выполнение его было тем более легко осуществимо, что несчастные потомки Иакова находились в рабском положении, лишенные какой бы то ни было защиты: жестокое обращение фараоновых чиновников лишало их обычных человеческих прав; они исполняли самые тяжелые работы (Исход, гл. 1, ст. 11-14).
   И вот одна еврейская мать из колена Левия умудрилась прятать своего новорожденного сына в течение трех месяцев. Не имея возможности скрывать его долее и опасаясь доноса, она взяла тростниковую корзинку, осмолила ее, положила в нее ребенка и поместила в камышах на берегу реки. Она приказала сестре его следить издали за корзинкой. В это время дочь фараона в сопровождении своих подруг пришла к Нилу купаться.
   "Священный" автор забывает похвалить мужество молодой принцессы, и это весьма досадно: купание в Ниле, кишащем крокодилами, было со стороны молодой девушки подвигом, достойным преклонения читателя. Кроме того, двор фараона пребывал в Мемфисе (в среднем течении Нила), а от Мемфиса до "земли Гесем" (на северо-восток от Мемфиса), где жили евреи, расстояние больше 80 километров. Как бы там ни было, принцесса появилась очень кстати!
   Так как ничто не делается помимо воли всеведущего бога, значит, именно с его согласия все маленькие евреи, утопленные в Ниле, были съедены крокодилами, а этого ребенка он спас ради своих дальнейших планов. Конечно, это сам бог послал дочь фараона купаться так далеко, предварительно внушив ей царское презрение к крокодилам и бегемотам. И случилось так, как было угодно "провидению": принцесса нашла плавучую колыбель, была растрогана плачем ребенка и сразу же догадалась, что это маленький еврей. Подошла мать. Дочь фараона поручила ей кормить ребенка, обещав платить за это, и удалилась, счастливая сознанием своего благородства. Впоследствии, выкормив ребенка, мать принесла его принцессе. Последняя привязалась к нему, дала ему имя Моисей, что якобы значит "вынутый из воды", и так горячо хлопотала за него перед царем, что фараон, несмотря на свою жестокость, согласился воспитывать малыша при дворе.
   Моисей восхищал царя, его дочь, придворных. Его несомненно ждала блестящая будущность. Но однажды, увидев, как египтянин бил еврея, Моисей убил египтянина. Пораздумав над возможными последствиями убийства, он решил скрыться в землю Мадиамскую. Эта страна находилась на юго-востоке Синайского полуострова. Ее не следует смешивать с другими двумя провинциями, носящими в Библии то же название. О них будет речь далее. Местонахождение этих провинций Библия относит также и к северу от моря Елатского (ныне залив Акаба) и к востоку от Мертвого моря. Эти "мадиамские земли" в Библии беспардонно перепутаны. Можно думать, что "святой дух" потерял географическую карту и полагался только на свою, явно очень слабую память, а главное - на наивную доверчивость верующих.
   В Мадиаме № 1 Моисей познакомился с языческим жрецом по имени Иофор, отцом семи дочерей, из коих одна, прекрасная Сепфора, пленила сердце молодого беглеца. Брак, продолжительный медовый месяц - и вот наш Моисей счастливый отец карапуза, которому дано имя Гирсам.
   В это время из царствовавшего фараона сделали очередную мумию, но его наследник продолжал его жестокую политику по отношению к евреям и даже усилил тяготы их рабства. Тогда бог, который, подобно Моисею, забыл и думать о злосчастии евреев, внезапно вспомнил о союзе, который он заключил с Авраамом, Исааком и Иаковом.

...и воззвал к нему бог из среды куста
"...и воззвал к нему бог из среды куста" (Исход, гл. 3, ст. 4).

   Жрец Иофор имел стадо и иногда поручал своему зятю пасти скот. Однажды Моисей зашел со своими стадами на гору Хорив, принадлежащую Синайскому плоскогорью, но еще довольно далекую от горы Синай. Вдруг перед ним вспыхнул придорожный куст, весь охваченный пламенем. Куст этот, однако, не сгорал. Моисей стоял, разинув рот. И "воззвал к нему бог из среды куста" (Исход, гл. 3, ст. 4) и приказал снять обувь. Моисей повиновался. Тогда бог объявил, что дает ему высокое поручение, а именно: направляет его к фараону, дабы предложить этому последнему освободить евреев и отпустить их из Египта, на что, впрочем, фараон согласится не раньше чем увидит чудеса, произведенные Моисеем. Ему предстоит также поднять дух своих соплеменников. Моисей спросил у видения, как оно называется. "Бог сказал Моисею: я есмь сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам израилевым: сущий послал меня к вам" (Исход, гл. 3, ст. 14).
   Среди советов, касавшихся предстоящего отъезда из Египта, бог дал еще и следующий: "каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете египтян" (Исход, гл. 3, ст. 22).
   А затем, когда Моисей высказал опасение, что просто на слово ему не поверят ни евреи, ни тем более фараон, бог тут же, не сходя с места, наделил его даром творить "чудеса". Посох, который зять Иофора держал в руке, обратился в змея и потом опять стал жезлом. Бог сказал еще: "положи руку себе за пазуху". Моисей повиновался, но когда вынул руку, то оказалось, что она побелела от проказы, как снег. После этого он еще раз, по приказу божьему, положил руку за пазуху и на сей раз вынул ее совершенно здоровой. Бог также научил Моисея обращать воду в кровь и кровь в воду.
   У Моисея были колебания: он сказал богу, что его заикание помешает ему быть хорошим оратором и воодушевлять народ. Бог стал сердиться, но не излечил косноязычия Моисея, что было бы лучше, а дал ему в помощники Аарона, брата его. Заметим мимоходом, что Аарон, не скрываясь, жил в Египте, и совершенно неизвестно, каким образом мать спасла этого сына. В результате переговоров с видением Моисей попрощался со своим тестем и ушел от него, взяв с собой жену и детей. "Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня" (Исход, гл. 4, ст. 24-25).
   Это обезоружило бога, и Моисей мог продолжать свой путь.

* * *
Примечания редактора.

1 Научные исследования Библии привели к выводу о том, что многие библейские тексты представляют собой разные варианты сказаний, совмещенных довольно сумбурно, без достаточного редактирования и отбора. Характерным в этих повествованиях является, в частности, и применение наименований: "элохим" (неопределенное "боги" - в главе первой книги "Бытие") и "яхве" (собственное имя древнееврейского бога - в главе второй, начиная с четвертого стиха).
   Библейская научная критика смогла выделить несколько взаимно противоречащих источников, составивших содержание книги "Бытие" и других библейских книг. Один из этих источников называется ях-вистским и другой элохистским. В переводах Библии с древнееврейского языка это различное наименование богов сохранено в следующем виде: "бог" вместо "элохим", "господь" вместо "яхве" и "господь бог" при совместном "яхве элоха".
   Читателю следует иметь в виду, что рассказ о сотворении мира и человека изложен Л. Таксилем в той последовательности, в какой он обычно излагается в богословских учебных руководствах по "священной истории". В Библии же имеются два очень разноречивых рассказа о сотворении мира и человека. Один из них изложен в первой главе книги "Бытие", другой - во второй главе книги "Бытие", начиная с четвертого стиха.

2 "Тогу богу" - древнееврейское обозначение первобытного хаоса. Буквальный перевод этих слов - "пусто пустынно".

3 Стараясь истолковать это странное замечание книги "Бытие", христианские богословы давно уже использовали упоминание "духа божьего" как подтверждение того, что кроме бога-отца и бога-сына есть еще и "третье лицо пресвятой троицы" - "бог - дух святой". Этот "дух святой" сошел на "деву Марию", которая таким способом зачала от бога и затем родила мифического Иисуса. "Дух святой" "нисшел" на Иисуса "в телесном виде, как голубь" (Евангелие от Луки, гл. 3, ст. 22). Голубь рисуется на христианских картинах, изображающих триединого бога: отец и сын сидят, голубь над ними реет. В дальнейшем изложении Л. Таксиль, имея в виду богословское утверждение о том, что Библия есть "священное" произведение, навеянное авторам разных библейских книг "духом святым", часто применяет слово "голубь".

4 Богословы пытались истолковать это место Библии следующим образом: бог сначала-де создал небо как "царство небесное", вторично бог создает "видимое" небо в виде "тверди небесной". В действительности же Библия передает здесь сумбурную смесь двух различных мифов о сотворении мира.

5 Величайший религиозный авторитет, признаваемый одним из "отцов и учителей" церкви, "святой" Августин Блаженный (354-430) в главе X своего богословского наставления "О книге Бытие" поучает: "Название тверди не ведет нас необходимо к мысли, что небо стоит неподвижно, ибо твердь называется твердью, можно думать, не по причине неподвижности, а по причине твердости, ввиду ли своей собственной твердости, или же потому, что служит пределом, разграничивающим высшие воды от низших". "Впрочем,- оправдывает свое глубокое, первобытное невежество "святой" писатель,- входить в рассмотрение подобных вопросов у меня теперь нет времени, да не должно быть и у тех, которых мы хотим наставить в видах собственного их спасения и потребной пользы нашей церкви" ("Творения", кн. 7, 1873, стр. 204; см. также его "Исповедь", кн. 13, гл. 15). Другой, также непререкаемый церковный авторитет, называемый "великим столпом православия", "святитель" Василий, архиепископ Кесарии Каппадокийской (330 - 379), держась того же мнения, говорит: "Наименование тверди (греч. "стереома") в писании обыкновенно дается тому, что имеет превосходную крепость" ("Творения", 1911, т. 1, стр. 27). В подтверждение этого "святой учитель" ссылается на другие места Библии: Псалом 17, ст. 3, где бог называется "твердыней"; Псалом 150, ст. 1, где упоминается "твердь силы" бога. В Библии есть очень много утверждений о том, что небо твердое. Бог, говорится в Книге Иова (гл. 37, ст. 18), "распростер небеса, твердые, как литое зеркало". Бог "наклонил небеса, и сошел" (2 Царств, гл. 22, ст. 10); простер "небеса как шатер" (Псалом 103, ст. 2)

6 В русских изданиях Библии дается очень нескладный перевод 27-го стиха: "и сотворил бог человека по образу своему, по образу божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их".

7 Имя первого человека - Адам впервые появляется в 25-м стихе второй главы книги "Бытие". До этого места Библия говорит о безымянном человеке. Слово "Адам" исследователи сопоставляют с древнееврейским словом "адамах" - "земля-мать". Так именуется и глина, а также вообще сырая красная почва.

8 Любопытно отметить, как крепко подобная библейская география сидела в головах даже и ученых по своему времени людей. Образованнейший путешественник X века Лев Диакон уверял своих читателей, что Дунай, или Истер, "есть одна из рек, вытекающих из райских садов. Получив начало в Эдеме, она скоро скрывается под землей и, протекши невидимо некоторое расстояние, вырывается вновь наружу в стране кельтов". Один из древних христианских богословов, "блаженный" Феодорит, между прочим, дает и основание для подобных суждений. "И другие реки,- говорит он в "Толковании на книгу Бытие",- выходят в одном месте, потом, какими-либо углублениями, скрываются в землю и снова вытекают наверх... Не напрасно же бог устроил сие, но чтобы пресечь излишнее человеческое любопытство. Ибо если бы их течение было явно, то иные покусились бы, идя по их берегам, отыскивать место рая". Священник Иоанн Лукьянов, совершивший в 1710 году путешествие к "святым местам" (в Палестину), пишет буквально следующее: "Августа в одиннадцатый день приидохом к Нилу реке, что из рая течет" ("Путешествие", 1862, стр. 51).

9 Французское слово "солитер" как раз и означает "одинокий", "уединенный".

10 Римский император второй половины IV века (с 361 по 363 год), прозванный христианскими церковниками отступником. Он выступал против христианства с резкой и остроумной критикой. Юлиан написал трехтомный трактат "Против христиан", в котором подверг беспощадной критике Ветхий завет, евангелия и другие "священные" книги. Произведения Юлиана позднее христианская церковь предала уничтожению. Сохранились лишь частицы литературных трудов этого остроумного философа. Отрывки из его сочинений см. в кн.: А. Ранович, Античные критики христианства, ГАИЗ, 1935.

11 Люцифер - принятое в римско-католической церкви название "нечистого духа", дьявола, Сатаны, имеющего и много иных названий: вельзевул, асмодей, бес, черт, дух тьмы и т. д. Необходимо здесь привести еще несколько данных о Сатане в Ветхом завете. Даже там, где Сатана и упоминается под современными названиями, он далеко не таков, каким его впоследствии сделали христианские легенды. Библейский черт вовсе не враг бога: он его послушный слуга, его чиновный ангел. В Ветхом завете нет даже возможности для действий дьявола в духе современных христианских понятий. Всем заправляет бог, посылая и добро и зло. "Бывает ли в городе бедствие, которое не господь попустил бы?" (Амос, гл. 3, ст. 6) и т п. В Книге Иова Сатана прямо рисуется простым слугой бога. Он запросто посещает божьи чертоги: "И был день, когда пришли сыны божий предстать пред господа; между ними пришел и сатана. И сказал господь сатане: откуда ты пришел?" (Иов, гл. 1, ст. 6-7) Далее рассказывается, как Сатана действует по благословению божию. И в других местах ветхозаветной части Библии Сатана упоминается в полном соответствии со взглядами на него как на послушное орудие воли божией. Например, "злой дух от господа" послан на Саула (1 Царств, гл. 16, ст. 14). У Захарии Сатана также выполняет почти служебную роль, обвиняя "великого иерея Иисуса", причем бог ему это запрещает (Захария, гл. 3, ст. 1-2). Более самостоятельную роль играет Сатана в рассказе о переписи Давида (1 Паралипомемнон, гл 21, ст. 1), где говорится: "восстал сатана на израиля, и возбудил Давида сделать счисление израильтян". Этот рассказ, однако, совершенно уничтожается параллельным ему во Второй книге Царств (гл. 24, ст. 1 и сл.)- Здесь говорится, что в этой переписи "гнев господень возгорелся на израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли израиля и иуду". В Книге Товита Сатана имеет несколько иной вид: он представляет собой копию древнеперсидского духа Дэва-Эшма. Его и изгоняют путем курения сердца и печени (Товит, гл. 6, ст. 8). Этот ритуал заимствован из древнеперсидской магии, где был особенно развит культ всевозможных духов, и злых и добрых.
   В Ветхом завете нигде больше не говорится чего-либо, что можно было бы связать с современными представлениями христианских богословов о дьяволе. Упоминание дьявола в неканонической книге "Премудрости Соломона" (гл. 2, ст. 22-24) - это уже эллино-иудейская идея, возникшая в более поздние времена.

12 Во Франции членов Парижской академии наук принято называть бессмертными.

13 Библия ни слова не говорит о том, когда оделся сам бог. Ходил ли он до грехопадения людей также голый или уже носил тот длинный балахон, в котором принято изображать его на иконах?

14 Есть и еще одна существенная "примета" для отыскания рая - его забор, ибо древнееврейское обозначение рая ("ган эден") как раз говорит об "огороженном месте".

15 Существует еврейское раввинистское предание о том, что от Адама и демонической женщины Лилит произошли великаны и черти. Основы этого предания вытекают из ассиро-вавилонского культа демона Лилит и из древнеперсидского культа злых духов - "дайвов", "бел-дабаби".

16 Обсуждая вопрос, почему так произошло, Иоанн Златоуст уверяет, что намерение Авеля было "боголюбивое" и что он принес от "первородных", то есть "дорогих, отборных", и "от тука", то есть "самое приятное, наилучшее". Каин же принес, "что попалось". Поэтому "господь был доволен Авелем". Эта "библейская история" в пересказах для религиозного воспитания была разукрашена выдумками о том, что "дым от жертвы Авеля поднимался кверху, а дым от жертвы Каина стлался по земле", что Азель "приносил от чистого сердца, а Каин с неохотой". Библейский текст совершенно не говорит ни о чем подобном.

17 Ганимед - в древнегреческих мифах - сын троянского царя Троса, мифического основателя города Трои. Восхищенный красотой Ганимеда, Зевс-Юпитер похитил юношу и сделал его виночерпием в своем царстве на горе Олимп.

18 Книга Еноха в русском переводе А. Смирнова издана в Казани в 1888 году.

19 Увиливая и приспосабливаясь, христианские богословы стали утверждать, что "сынами человеческими" Библия будто бы называет потомков Каина, а "сынами божиими" потомков Сифа, потому что они "старались жить по воле божьей". Это, конечно, пустые выдумки, никак не связанные с Библией.

20 О сроке постройки ковчега в Библии никаких указаний не имеется. Л. Таксиль разоблачает здесь очередное измышление богословов. Основано оно на том, что бог определил срок жизни людей в 120 лет, а также на сопоставлении стиха 32 главы 5 и стиха 11 главы 7, где говорится о возрасте Ноя (500 и 600 лет). Однако, если принять первое толкование, становится подозрительным, почему же бог, дав людям 120 лет "на покаяние", не утерпел и не выждал оставшихся 20 лет? Второе же указание (гл. 5, ст. 32) с очевидностью говорит только о времени, когда у Ноя наконец появились дети.

21 В еврейском тексте Библии ковчег назван словом "тэбá". Этим же словом названа и та корзина, в которой спасся Моисей (Исход, гл. 2, ст. 3, 5). Отсюда следует, что Ноев ковчег был сплетен из тростника, а затем осмолен "внутри и снаружи" Это делает библейское сооружение длиной в 150 метров совсем смешным.

22 Приверженцы и толкователи Библии, как совершенно непререкаемого произведения самого бога, "подсчитали", что всемирный потоп произошел якобы за 3242 года или за 3247 лет до начала христианского летосчисления. Как раз около этого времени произошло объединение Египта фараоном Менесом (Миной). Сохранились достоверные сведения об этих временах, и, конечно, никаких данных о всемирном потопе, кроме Библии, нет.

23 По счету, принятому в православной церкви, обитатели "ковчега" находились в этой посудине 364 дня. Этот счет основывается на указаниях Библии, в какой день какого месяца вошел Ной в "ковчег" и в какой день вышел. Однако, при отсутствии у древних евреев сколько-нибудь сносных календарных данных, расчет этот очень ненадежен. Можно, впрочем, подсчитать время и по таким указываемым Библией срокам: через семь дней после вселения в ковчег "окна небесные отворились", сорок дней шел дождь, вода усиливалась 150 дней, убывала 150 дней, через 40 дней после этого Ной открыл "окно" и выпустил голубя (не "святого духа"), а затем "помедлил" 7 дней и еще 7 дней. Получается, что божественное "заключение" в "ковчеге" продолжалось даже более 400 суток! Впрочем, библейский рассказ о потопе представляет собой смешение двух вариантов. По второму варианту на осуществление божьей мести понадобилось всего только сорок дней.

24 Отстаивая возможность помещения в ковчег длиною 150 метров, шириною 25 метров и высотою 15 метров по паре и по семи пар животных и всякой твари, один из крупнейших авторитетов русской православной церкви в XIX веке - митрополит Филарет уверял, что Ной брал молодых животных; притом располагались они не с удобствами, а так, что мелкие животные могли найти себе место под более крупными (!) Данные современной зоологии разбивают все ухищрения богословов спасти библейскую сказку. Насчитывается около трех с половиной тысяч видов млекопитающих, около 8600 видов птиц, около пяти с половиной тысяч видов рептилий и амфибий (по библейской терминологии - пресмыкающихся и гадов), до 750 000 видов насекомых, около 30 000 видов паукообразных (членистоногих вообще 815 000 видов). Не будем считать моллюсков, червей и иных низших беспозвоночных. Вообще весь животный мир насчитывает до миллиона видов! Кроме того, "священные" авторы умалчивают о том, как "спаслись" растения, пробывшие более года под водой на глубине в несколько километров.

25 Это ведь тоже великое "чудо": больше года вся земная поверхность была под водой - и вот деревья как ни в чем не бывало покрываются листьями.

26 Пытаясь обосновать очередную библейскую нелепость, христианские богословы утверждают вопреки тексту "священного писания", что провинность маленького Ханаана выразилась в том, что он якобы первым увидел своего святого деда пьяным и сказал об этом отцу.

27 На основании этого библейского разделения народностей, уверяет Иоанн Златоуст, "началось рабство. До того времени между людьми не было такой изнеженности, чтобы один нуждался в услужении других... Все были в равной чести, и не было никакого неравенства... Пусть раб помышляет о том, что он сделался рабом, потому что Хам оказал такую дерзость, а господин, со своей стороны, пусть представляет, что подчинение и рабство произошли не от чего другого, как от того, что он же (Хам) обнаружил злую волю и лишился равной с братьями чести" (XXIX Беседа).

28 Здесь совершенно явно боги (элохим) рассуждают друг с другом. Однако христианские богословы по этому поводу изворачиваются самым бесстыдным образом. По туманному, но, конечно, "богомудрому" толкованию Иоанна Златоуста, здесь мы имеем обращение бога "к равночестным себе", то есть "к сыну и духу".

29 Бахус - одно из наименований древнегреческого бога виноделия Диониса.

30 Девкалион - единственный из людей, спасшийся с женой своей Пиррой от потопа, которым древнегреческий "отец богов и людей" Зевс решил погубить греховное людское поколение. Он спасся в ковчеге, который после потопа остановился на горе Парнас.

31 Аврам направил свои стопы в Египет вместо Палестины, которую Библия называет землей Ханаанской, потому что в обещанной ему прекрасной земле был голод (Бытие, гл. 12, ст. 10). Египетские приключения "святого праотца" были затем использованы в библейской легенде об Иосифе и его братьях, также якобы спасавшихся от голода в Египте.

32 Позорная кличка для людей, извлекающих материальные выгоды от близких к ним женщин, занимающихся проституцией. Слово вошло в обиходную речь после опубликования комедии А. Дюма "Господин Альфонс".

33 Под свою защиту взял "святого праотца" и Иоанн Златоуст: он нашел в этой торговле Авраама Саррой "венец их супружеской любви и образец, достойный подражания". "Да слышат это мужья и жены,- говорит он в XXXII Беседе на книгу "Бытие", - и да подражают единомыслию, крепкой любви и великому благочестию этих супругов". "Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям... Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином; вы дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха",- поучает и апостол Петр (1 послание Петра, гл. 3, ст. 1, 6).

34 "Священный" автор Библии сравнивал число будущих потомков Авраама со звездами, количество которых неосведомленным людям представляется неисчислимым. Между тем невооруженным глазом даже при самых благоприятных условиях можно увидеть всего несколько тысяч звезд. Если допустить, что "святая" книга уже "предвосхищала" успехи телескопической астрономии, то и в этом случае "божье обещание" звучит наивно: в самые мощные современные телескопы можно видеть лишь несколько миллионов звезд. Наконец, если взять число звезд, составляющих нашу звездную систему - Галактику, тогда "обещание" станет невообразимо фантастичным: в Галактике звезд более ста миллиардов.

35 Библия в дальнейшем производит от Измаила "двенадцать князей" кочевого племени измаильтян (Бытие, гл. 25, ст. 16). Потомками Измаила считают себя в согласии с Кораном "правоверные" арабы и турки.

36 Перенесение празднования субботы, установленного заповедями библейского бога, окончательно утверждено в 361 году постановлением Лаодикийского собора. Этим постановлением под угрозой церковного проклятия и конфискации имущества воспрещено было воздержание от работ в субботу. Руководители верующих действительно имеют власть отменять решения самого бога, объявленные в его заповедях.

37 "Святой" Кирилл - патриарх александрийский с 421 по 445 год - один из ранних деятелей христианства.

38 См. Исход, гл. 4, ст. 25-26; гл. 12, ст. 48; Левит, гл. 12, ст. 3; также Иисус Навин, гл. 5, ст. 2 и сл.

39 "Святой" Иоанн Златоуст поясняет: "из двух зол Лот выбирает меньшее". Великолепный пример ханжеской морали!

40 Древнегреческий миф о Филемоне и жене его Бавкиде рассказывает, что однажды Зевс и вестник богов Гермес зашли в одно селение отдохнуть, но всюду им отказали в гостеприимстве. Их приняли в своей бедной хижине старики Филемон и Бавкида. Боги вознаградили гостеприимных стариков, а скаредных жителей селения наказали потопом.

41 Более того, "отцы церкви" сумели полностью оправдать и самого Лота. По закону Моисееву ему полагалась за содеянное смертная казнь ("если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего",- говорится в восемнадцатой главе книги "Левит"). Христианская же церковь ежегодно празднует память сего "святого" праотца 9 октября.
   Существует христианская легенда, которая утверждает, что Лоту грех с дочерьми не вменен в вину. Согласно этой легенде, Авраам, желая узнать, как смотрит бог на грех Лота, посадил будто бы три "леторосли"- кипариса, певга (финиковой пальмы) и кедра - и заставил Лота поливать посадку. Деревья принялись и срослись вместе. Из этого-то "трисоставного" дерева и был, фантазируют авторы легенды, сделан крест мифического Иисуса (см. "Церковные ведомости", 1896, стр. 1526).

42 Библия, пышно именующая "царями" вождей мелких племен ("цари" содомский, гоморрский, герарский и др.), беззастенчиво принижает подлинные сильные и по своему времени цивилизованные державы древнего мира. Хеттское царство находилось в восточной части Малой Азии и в середине XX столетия до нашей эры было грозным противником Сирии и Египта. В данном случае, живя с "сынами хет-товыми", Авраам должен был находиться на северо-западе от Палестины и Сирии. Посланный им "раб" за невестой Исааку должен был проделать путь в две тысячи километров до "города Нахора", то есть до Ура. Об огромном городе (в нижнем течении Евфрата) библейские авторы говорят так, как будто это было становище небольшой орды кочевников

43 Этот рассказ является повторением столь понравившихся авторам Библии событий из жизни Авраама.

44 Книга "Бытие" приводит, однако, и другие данные о женах Исава: Ада - дочь Елона, Оливема - дочь Аны и Васемафа - дочь Измаила (Бытие, гл. 36, ст. 2-3).

45 По "божьему закону", впоследствии опубликованному Моисеем (Левит, гл. 15, ст. 19-24), женщина "должна сидеть семь дней во время очищения своего". Она "нечиста". Все вещи, к которым она в таком состоянии прикасается, тоже делаются нечистыми.

46 Очень характерно говорится об этом эпизоде в книге пророка Осии (гл. 12, ст. 3-4): Иаков, возмужав, боролся с богом "Он боролся (с ангелом) и превозмог" Взятые нами в скобки слова есть, очевидно, благочестивая позднейшая вставка.

47 Русский текст Библии говорит: "продали его в Египте Потифару, царедворцу фараонову, начальнику телохранителей" (Бытие, гл. 37, ст. 36) Церковнославянский текст, так же как и латинский текст, сообщает: "мадиане же продаша Иосифа во Египет Пентефрию, евнуху фараонову, архимагиру".

48 В числе предков Иисуса отмечены прежде всего торговавшие своими женами Авраам и Исаак; далее Фарес, родившийся от кровосмесительной связи Фамари со свекром Иудой; Вооз, рожденный блудницей Раав; Овид, родившийся от язычницы Руфи и от Вооза, ее родственника; Соломон, родившийся от соблазненной Давидом Вирсавии, жены "генерала" Урии (Евангелие от Матфея, гл. 1, ст. 2, 3, 5, 6)

49 Служители католической церкви утверждают, что "святой" Антоний ведает взаимоотношениями полов и помогает от "неплодства".

50 Библейский текст, по обыкновению противореча себе, указывает и иное: в статье 46 главы 41 прямо говорится, что Иосифу было 30 лет, когда он, выйдя из тюрьмы, "предстал пред лице фараона", и, следовательно, не менее 35 лет при встрече с братьями, а Вениамину, значит, лет 30. Кроме того, в Библии упоминаются три сына и семь внуков "маленького" Вениамина, пришедшие с ним в Египет (Бытие, гл. 46, ст. 21).

51 По счету, принятому в православной церкви, "сотворение мира" относится к 5507 году до начала христианского летосчисления, по еврейскому же счету - к 3761 году.
Карта