Если не царь, то кто же?

   Ни одна современная историческая энциклопедия не забывает, говоря об императоре Александре I, вставить где-нибудь в конце статьи замечание такого рода: "Согласно легенде, царь не умер в Таганроге 19 ноября 1825 года, а скрылся в Сибири, где жил до 1864 года и скончался в Томске под именем старца Федора Кузьмича".
   Но были и есть люди, которые пытались и пытаются найти ответ на вопрос: кем еще, кроме как императором Александром I, мог быть в первой половине своей жизни, в досибирский свой период, человек, скрывшийся под маской старца Федора?
   Человек этот, как известно, был отменно воспитан, образован и знал, как родной, иностранные языки. Принадлежал к высшему свету, состоял при императорском дворе. Участвовал - далеко не рядовым - в заграничных военных походах, в битвах с наполеоновской армией.
   Такие люди были наперечет. Сведения о каждом сохранились. Но кто же из людей с такими качествами, с такой осведомленностью в принципе мог оказаться "в образе" сибирского бродяги, "не помнящего родства"?
   Не буду томить читателя перебором вариантов и скажу сразу: таким человеком вполне мог быть Федор Александрович Уваров! 1780 года рождения, человек блестяще образованный, Уваров нес службу в лейб-гвардии Кавалергардском полку, участвовал в битвах при Бородине и Малоярославце, под Лейпцигом и при Люцене. В Париж вступил в звании полковника.
   Возвратившись в Россию, Федор Уваров женился на Екатерине Луниной, сестре будущего декабриста Михаила Лунина.
   Уваров пользовался доверием Александра I, состоял при дворе - имел чин камергера, придворную должность обер-церемониймейстера. Служил по Министерству финансов. Но из-за полученных ранений Федор Александрович часто брал отпуска для лечения и в 1824 году окончательно отошел от служебных дел. Почти все время жил в своем селе Большая Екатериновка Шацкого уезда Рязанской губернии, занимался сельским хозяйством, воспитывал двоих сыновей.
   Пребывая 7 января 1827 года в Петербурге, Федор Уваров бесследно исчез. Его искали очень долго и тщательно, он был все-таки человеком из высших придворных кругов. Однако так и не нашли - ни живого, ни мертвого.
   Все, что я здесь рассказываю о Федоре Уварове, не ново. В 1923 году в Петрограде вышла книга профессора-историка К. В. Кудряшова "Александр Первый и тайна Федора Козьмича". Внимание ученого привлек "Сборник биографий кавалергардов", данные в нем об Уварове. Из довольно тщательно собранных сведений ясно, что в 1830-1850-х годах мало кто из знакомых, друзей Федора Уварова, да и чинов Третьего отделения, верил в его самоубийство.
   Однако почему тогда его не искали все те годы? Почему, когда разнеслась в 1840-х молва о загадочном Федоре Кузьмиче, столичные власти не обратили внимания на этого необыкновенного старца - образованного, с сохранившейся и в зрелых летах военной выправкой, с аристократичными манерами, знающего нравы и интриги двора, детали баталий Отечественной войны?
   Но зададим встречный вопрос: а откуда известно, что не обратили? Для императора Николая I в силу его негласного девиза после выступления декабристов: "Никаких тайных обществ, никаких тайных людей в империи!" - и для Бенкендорфа соответственно не должно было оставаться тайной, кем был человек, скитавшийся по Сибири под именем старца Федора.
   Скорее всего, визитеры из столицы у старца побывали. И в результате не осталось ни для Бенкендорфа, ни для Николая I загадкой, кто же такой Федор Кузьмич.
   Можно предположить, что Николай I велел проверить, где пропадал, чем был занят до появления на берегу сибирской реки Чулым старец Федор. А после наведения справок, удостоверившись, что таежный отшельник безвреден, велел Бенкендорфу запрятать дело подальше в архив - за ненужностью впредь и за нежелательностью огласки: с точки зрения властей предержащих тайный "уход в старцы" Федора Уварова или кого-то в том же роде - "странная выходка", не пример для подражания.
   Не исключено при этом, что Екатерина Сергеевна Уварова, если старец и ее муж были одним и тем же лицом, могла быть оповещена об этом Бенкендорфом. И, возможно, не такая уж и легенда, что к старцу Федору в тайгу на заимку у села Краснореченское несколько раз приезжали знатные визитеры из самой столицы...
   Конечно, исчезнувший 7 января 1827 года Уваров куда больше подходит на роль таинственного странника, чем Александр I. Тогда рубцы на теле, обнаруженные при освидетельствовании старца в 1836 году в Пермской губернии, - не от ударов плетьми, а от боевых ранений. Понятны - по прошлому опыту его жизни - и способность выживать в экстремальных условиях, и знание сельского хозяйства.
   А Александр I? Незадолго до смерти, когда жена попросила его не работать так много при недомогании, он сказал ей, что умер бы быстро от тоски, случись ему оказаться вырванным из привычного круга занятий, либо же пришлось бы поглощать книги целыми библиотеками. Александр по рождению, по воспитанию, по образу мыслей, по общению и окружению был до мозга костей европеец. И эта абсолютная невозможность проживания императора в чуждых ему условиях Сибири почему-то не учитывается при отождествлении его со старцем Федором.
   Ну а что Федор Уваров? Мог он захотеть прятаться всю жизнь в каких-то имениях, скитах? Да немыслимо это для обоих! Публичные люди, привыкшие повелевать, - и сразу, без времени на адаптацию, оказаться в роли смиренных приживалов на задворках чужих усадеб? Сидеть, что называется, "за печкой" Уварову - боевому общительному офицеру, скандалисту и дуэлянту? Да с чего бы это? Но и в любом уголке зарубежной Европы, где он ни появись инкогнито, его бы тотчас узнали. Русская знать постоянно там разъезжала. И если он надумал перед 7 января 1827 года скрыться тайно, то не мог этого не учитывать.
   А вот Новый Свет как-то не очень притягивал тогда русскую элиту. Федор Уваров действительно мог уплыть в Америку, если хотел обрубить концы и начать какую-то иную жизнь. Чем мог заниматься в Америке Федор Уваров? Почему решил возвратиться в Россию? Тут можно только гадать...
   Четверть века назад историк Э. Павлюченко встречалась в Москве с Татьяной Михайловной Уваровой, правнучкой Федора Александровича, и та рассказала, что в роду Уваровых из поколения в поколение передавалось предание о том, что прадед и был старцем Федором Кузьмичом.
   Семейные предания, однако, не документ, строгой доказательности в них нет. Нет портретов Федора Уварова. Они исчезли, по уверению его жены, прямо перед тем, как он пропал без вести.
   Ко времени, когда слухи о необыкновенном загадочном старце уже гуляли по Сибири и, надо думать, дошли и до Петербурга, уже были взрослыми двое сыновей Ф. А. Уварова - Александр и Сергей. Первый стал гусарским полковником. Второй, закончив Дерптский университет, - доктором истории и филологии. Жена и сыновья, не перестававшие думать о таинственном исчезновении мужа и отца, должны бы непременно заинтересоваться объявившимся в Сибири старцем. Но если они заинтересовались и приезжали в Сибирь, в сельцо Краснореченское, почему это осталось неизвестным? А с какой стати, собственно, Уваровы должны были раскрывать публике эту тайну? И можно предположить, что "исчезновение" писем и портретов Федора Александровича Уварова - дело его близких. Ведь пропавшие портреты Федора Александровича, если в семье хотели сохранить его образ, легко было бы восстановить. Придворные художники его помнили, и написать по памяти лик обер-церемониймейстера, обратись к ним Уваровы, сумели бы. Значит, почему-то считали, что этого делать не следует. Сибирская версия объясняет - почему.
   А теперь, с этой точки зрения, о том, кем и с какой целью "запущена" легенда о царе Александре I, не умершем в Таганроге? Кому выгодно было, чтобы царь был объявлен скрывшимся и обнаруженным в образе старца Федора Кузьмича в Сибири? Декабристам? Пожалуй. В случае, если Александр I жив, императора Николая I можно было бы представить узурпатором; его правление, его указы - незаконными. Но возможно и другое: авторы легенды - ненавистники славы Александра I, почитатели Наполеона.
   Однако у легенды о царе Александре I были, безусловно, и приверженцы иного толка - почитатели российского императора.
   Архиепископ Вениамин, который начал служить в Сибири еще при жизни старца, писал в 1862 году, спустя двадцать лет о том, что томский купец Семен Феофанов сын Хромов "помешался на мысли, что Федор Козьмич, живший и умерший у него, был не кто иной, как император Александр I".
   "Помешался" ли купец Хромов на мысли, что старец Федор - это Александр I? Нет! Думается, деятельность его была вполне осмысленной. Тому пример - история с посмертным портретом Федора Кузьмича. (При жизни старец Федор запрещал себя фотографировать.) На портрете старец в полный рост, в келье, весь в белом, подпоясанный, седоволосый, с прямой седой бородой. Лицом старец действительно поразительно похож на Александра I.
   Но как появился этот портрет?
   Члены томского кружка почитателей старца были довольно бесхитростны, иначе не напечатали бы в книге "Посмертная жизнь императора" (Томск, 1912) рассказ о том зятя купца Хромова Ивана Григорьевича Чистякова: "Когда в 1866 г., по поручению С. Ф. Хромова, был воспроизведен описанный выше портрет старца (выполнял поручение некий неизвестный художник; думается, и поручение имело определенную направленность. - В. П.), Хромов повез его в Москву к тамошнему живописцу Аполлинарию Якимову, чтобы заказать ему написать портрет старца масляными красками. Когда С. Ф. Хромов приехал к Якимову, тот со словами: "А вот идем. Посмотрим, что я вам покажу", - повел его в другую комнату. Лишь только Хромов взошел в ту комнату, как увидел на мольберте портрет старца, какой имелся у него и какой ему желательно иметь писанным масляными красками. Между тем Якимов не видал никогда не только старца, но даже его портрета и не знал о цели приезда Хромова. Оказывается, что он видел старца во сне и на память написал его портрет".
   Вряд ли Аполлинария Якимова столь сильно занимал старец Федор, чтобы являться ему во сне и чтобы он тут же принимался писать его. Сдается, он принял от купца Хромова вполне определенный заказ.
   Я начал с того, что, возможно, тайна старца была бы давным-давно разгадана историками, если бы старца не уподобляли так настойчиво исключительно Александру I. А сделать это можно было бы, воспользовавшись портретом. Но не тем, что написан в 1866 году по заказу Семена Хромова.
   На второй день после смерти Федора Кузьмича некий художник нарисовал карандашом старца на смертном одре. Другое лицо, нежели на хромовско-якимовском портрете. Нос орлиный, с горбинкой, лоб прямой, жесткая нижняя часть лица. И кстати, если сохранились портреты сыновей Федора Александровича Уварова, можно и сейчас поискать внешнее сходство между сыновьями и предполагаемым изображением их отца.
   Уверен также, что где-то лежат в архивах - в Томске ли, в Петербурге ли, в Красноярске ли - бумаги, касающиеся тайно проведенного расследования о старце Федоре Кузьмиче. Архивы становятся доступнее - есть, где и что искать.

Валерий ПРИВАЛИХИН

А что же сталось с царем?

   В том, что сибирский старец Федор Кузьмич и император Александр I Благословенный - не одно и то же лицо, у современных исследователей сомнений нет.
   Предположение К. В. Кудряшова, что под именем Федора Кузьмича в Сибири скрывался Федор Александрович Уваров, в настоящее время также большинством исследователей признано несостоятельным.
   Но куда же девался Александр Павлович? Ведь еще в 1976 году известный историк Н. Я. Эйдельман опубликовал в журнале "Наука и жизнь" собранные им свидетельства участников вскрытия царских захоронений в Петропавловской крепости в 1921 году, которые в один голос утверждали: гробница Александра I оказалась пустой - ни гроба, ни покойника...
   О самой невероятной версии на сей счет рассказывает известный исследователь загадок прошлого историк Николай Непомнящий.
   Официальные документы сообщают, что во время прогулки в конце октября император Александр простудился и заболел. Он слабел день ото дня, и 19 ноября 1825 года, хмурым и пасмурным утром, ровно в 10 часов, было объявлено о его кончине. Но вот еще одно свидетельство - неофициальное, принадлежащее старику-сторожу Федору, присматривавшему за императорским садом и там же в саду проживавшему в своей сторожке. Записано с его слов дьячком Ореховского храма, что под Таганрогом.
   Ночь с 18 на 19 ноября стояла холодная и ветреная. Около полуночи Федор возвращался домой с внучкиных именин, по его клятвенному утверждению, "совершенно тверезый, поскольку отродясь ничего употреблять ему было невозможно из-за фурункулов, шедших после любой сивухи по всему телу" (надо полагать, у Федора была аллергия на алкоголь).
   Чем ближе подходил старик к саду, тем сильнее разыгрывалась непогода, ветер буквально валил его с ног. И вдруг все стихло. Изумленный внезапностью перемены в погоде, сторож огляделся. Неожиданно весь сад осветился невероятным "диавольским" светом. Подняв голову к небу, Федор увидел громадный голубоватый шар, "вылепленный", по его словам, как бы из огня, от него-то и сделалось в саду светло, как днем... Ноги у старика подкосились от страха, и все дальнейшее он наблюдал, лежа за кустом.
   Шар опускался все ниже и ниже, прямо в сад. У самой земли из него выдвинулись три тонкие блестящие "ноги". И в тот же миг дверь веранды распахнулась, показались одетые как на прогулку Александр и Елизавета... Казалось, ни одного из них не удивило "чудо". Император повернулся к жене и, коснувшись губами ее лба, резко отвернулся и зашагал по садовой дорожке к шару. Императрица осталась стоять на месте, закрыв лицо руками.
   Старик видел еще, как Александр, подойдя к огненному шару, был неземной силой приподнят над землей и слился с сияющей громадой... В эту секунду Федор потерял от страха сознание.
   Вряд ли тогда, полтора века назад, в народе слышали что-либо о НЛО и пришельцах. Во всяком случае, Федор, исповедовавшийся перед смертью спустя пять лет после ухода Александра и поведавший тайну этого ухода дьячку, так и умер в полной уверенности, что российский император Александр I за все славные и святые дела свои был взят на небо живым...
   Конечно, эта версия кажется невероятной, абсолютно неправдоподобной. Но тогда стоит вспомнить о другой версии "дальнейшей" жизни Александра: тысячи православных были глубоко убеждены, что их царь не умер, а отправился по стране в обличье старца. Его якобы встречали то в Сибири, то на Урале, то на Волге. Одного "Александра" в кандалах даже доставили в Петербург. И вот что удивительно - не казнили, не отправили в крепость, а тихо-тихо вывезли куда-то, снабдив солидной суммой и зимней одеждой. Странно.

"Наука и религия", № 5, 2007

rss
Карта